Портрет из Эрмитажа. Герой Аустерлица и Березины на Ижевском заводе
Люди, Общество, Статьи

Портрет из Эрмитажа. Герой Аустерлица и Березины на Ижевском заводе

Из шумиловской шкатулки. № 60

Патриоты

Бывая в главном музее нашей северной столицы, кроме особо любимых экспонатов, обязательно останавливаюсь ещё и перед двумя «ижевскими» портретами. В зале французского искусства это вышедший из-под резца Н. Жилле в 1759 году по-барочному мощный бюст нашего отца-основателя Петра Ивановича Шувалова в львиной шкуре. Другой портрет из «Военной галереи», может быть, и не шедевр мировой живописи, но яркое свидетельство об одном романтичном герое истории Ижевска.

«Молодые генералы 12-го года»

Духовную силу и непобедимую мощь легендарных «молодых генералов», чьи «широкие шинели напоминали паруса», образно воспела Марина Цветаева. По заказу Александра I реальный облик героев Отечественной войны 1812 года не менее поэтично запечатлел Джордж Доу. Александр Сергеевич Пушкин, который тоже попал под карандаш, но не кисть, этого англичанина, даже назвал его «гением быстрооким». Помогали любимому мастеру русского императора и русские живописцы. Так в Зимнем дворце и возникла знаменитая портретная галерея. Один из её 332 персонажей – артиллерийский генерал Евстафий Евстафьевич Штаден (1774-1845). За что же ему такая честь?

Курляндский дворянин Густав (так его называли до принятия православия) Густавович Штаден служить России начал смолоду в Бомбардирском полку, причём «на свой кошт». В ноябре 1805 года подпоручик был в сражении под Аустерлицем, за что его отметят орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. В середине июля 1812 года при двух первых сражениях с французами, командуя 14-й артиллерийской бригадой 1-го корпуса, офицер проявит, как сказано в представлении к награде, «храбрую и пылкую предприимчивость, кидаясь с ротою в самые опасные места, везде прогонял появлявшегося неприятеля и рассеивал его выстрелами своей батареи». А уже в середине ноября пушки полковника Штадена загремят на берегах Березины. Именно там Великая армия Наполеона перестанет существовать как организованная сила.

Осенью следующего года во время заграничного похода русской армии Штаден (с 26 мая 1813 года уже генерал-майор) продемонстрирует личное мужество в боях в районе Дрездена. Он получит за это два прусских ордена, а 13 октября и орден Святого Георгия 3-й степени. Ещё раньше генерал удостоился Золотого оружия, украшенного на эфесе надписью «За храбрость».

О боевых подвигах артиллерийского генерала, поставленного во главе Тульского завода, будут хорошо помнить в Петербурге. Поэтому в 1820 году его включат в список тех, кто должен быть увековечен в зале воинской славы Зимнего дворца. Очередь подошла быстро. Через два года лично Александр I приказал Штадену прибыть из Тулы в столицу для позирования англичанину. Потребуется несколько таких сеансов. В результате создан эффектный, романтически приподнятый образ, причём с фотографической точностью. На мундире героя мы видим не только ордена Святой Анны и Святого Владимира, но и серебряную медаль 1812 года. На шее знак ордена Святого Георгия, а ниже по борту – два ордена Пруссии, тогдашней союзницы России.

Тульский командир

Итак, в апреле 1817 года государь решил назначить Е.Е. Штадена шестым по счёту после 1796 года командиром Императорского Тульского оружейного завода. Всё же помимо личной храбрости он имел признанные всеми познания по технической части. С 1870 года аналогичная должность на оборонных заводах будет называться «начальник», и через двадцать лет четвёртым таковым для туляков станет бывший начальник Ижевского оружейного завода И.И. Патрус. Уже только это может свидетельствовать, что связь между двумя заводами была теснейшая – как на уровне высших кадров, так и простых мастеровых, а также в виде взаимообмена техническими и культурными традициями. Но при всём этом надо честно признать, что туляки далеко опережали ижевцев по уровню механизации, разнообразию оружия и художественному мастерству в его отделке. Сказывались географические отличия. У тульских оружейников была близость к обеим столицам, а наш путь к ним с берегов Ижа становился долгим (до месяца) и не всегда надёжным.

Неслучайно одной из задач Штадена вскоре станет подтягивание Ижевского завода до уровня Тульского. В 1828 году, например, после своей инспекции он оставит ижевцам для образца новый оружейный замок, потребовав запустить его производство. Важно то, что даже став инспектором всех оружейных заводов Российской империи, генерал-лейтенант Штаден по факту продолжал командовать Тульским заводом, не переезжая в Петербург. Генерал-фельдцейхмейстер Михаил Павлович (1798-1849), конечно, был важным благодетелем для туляков и ижевцев, но каким-то «виртуальным», чуть ли не обожествлённым. Конкретным же представителем и даже иногда заместителем этого великого князя был для нас Е.Е. Штаден, глубоко вникавший в проблемы технологии и нужды рядовых оружейников.

Инспектор Ижевского завода

Наиболее известным инспектором оружейного завода на Иже и лучшим продолжателем славных дел Андрея Фёдоровича Дерябина являлся генерал-майор Ермолай Ермолаевич Грен. Эту высшую у нас должность он занимал с 1810 года, постоянно находясь в Ижевске. После кончины Грена, последовавшей 16 апреля 1828 года, функции таковой инспекции автоматически перешли к Е.Е. Штадену из Тулы. Это имело свои плюсы в плане более эффективного приобщения ижевцев к самым передовым достижениям в оружейном деле.

Решал новый инспектор и кадровые вопросы. Какие-то особые отношения связывали его с капитаном Матвеем Ивановичем Пыхачёвым (1791-?), которого обвинили в принадлежности к декабристам и арестовали. В начале июля 1826 года его всё же освободили из камеры № 19 бастиона Трубецкого в Петропавловской крепости, а затем отправят служить в Ижевск помощником командира завода. Полностью прощён офицер будет в 1832 году, судя по тому, что тогда его повысят до подполковника. В апреле 1839 года Пыхачёв, учившийся до военной службы в Казанском университете, получит самую благожелательную характеристику: «Усерден по службе. Весьма хороших способностей ума. Добронравен. Бережлив». Странность же нашего «декабриста» в том, что своё жалованье он, единственный из ижевских офицеров, получал на местной почте.

В феврале 1839 года заводские власти запросили Е.Е. Штадена о возможности возведения мечети на 100 мест. Из-за её отсутствия у 400 ижевских мусульман, мол, «заглушается совесть от неслушания Закона» (Корана. – Е.Ш.). Инспектор дал добро, и 29 октября 1846 года между Старой и Четвёртой заречными улицами откроется деревянная мечеть на каменном фундаменте, обошедшаяся казне в 2125 рублей. Определённые благодеяния инспектора коснутся и местных иудеев. 30 декабря 1834 года он разрешит всем иудеям-евреям, служащим на оружейном заводе, иметь при себе жён и детей. Правда, генерал добавил: «но быть в обычном немецком (то есть европейском. – Е.Ш.) платье». Национальные одежды и причёски у этих иноверцев пока ещё преследовались. Еврейкам, например, при вступлении в брак запрещали стричь голову наголо.

29 января 1840 года руководство завода обратилось к Е.Е. Штадену по поводу местного «Общества оружейников». Оно, оказывается, не было в должной мере «осчастливлено особыми монаршими милостями». Таковые вроде бы должны были последовать в ответ на то, что только за 1837 и 1839 годы мастеровые потратили из общественного капитала свои трудовые копейки (30 359 рублей 52 копейки) на иконы и церковную утварь. И настойчивый инспектор добьётся затем от сурового, скуповатого на «отдарки» Николая I особого поощрения в виде доброго десятка новых «царских» кафтанов с золотым галуном.

В ответную благодарность тульскому заступнику и в связи с его выходом в отставку ижевское «Общество оружейников» весной 1841 года заказало московскому ювелиру серебряный позолоченный кубок на серебряном блюде. По краям его были вычеканены «цеховые арматуры», символизирующие все производства завода. Эти геральдические композиции иногда ещё называли «цеховыми значками». Самые уважаемые кафтанщики поднимали их словно боевые штандарты перед рядами своих коллег, ствольщиков и ложейников, инструментальщиков и отдельщиков… Они выходили с этими «значками» на традиционные инспекторские смотры или «церковные парады», что регулярно устраивались на площади перед Александро-Невским собором. Вручить генералу свой пятикилограммовый сувенир ижевцы не успеют, и его придётся продать за полцены в Казани. А вот если бы сдали в Арсенал, то наши представления о прадедах стали бы сейчас намного ярче. Вдруг ижевское блюдо сохранилось в каком-нибудь казанском музее или частной коллекции?

Своим человеком для Ижевского завода стал и старший сын инспектора – генерал-лейтенант Николай Штаден (1835-1892). Являвшемуся начальником артиллерии Казанского военного округа, ему придётся часто контролировать заводское строительство. Именно он, например, выбрал «самое здоровое место» для нового госпиталя, вместо того, что сгорел на Сенной площади. Добротные бревенчатые «павильоны», обошедшиеся казне в 18 тысяч рублей, почти полтора века радовали глаз в зелёной зоне восточнее Михайловского собора. Могли простоять ещё… В 2014 году их разобрали.

Особая история – одновременная борьба Николая Евстафьевича с уловками купца 2-й гильдии И.И. Бодалёва. 3 октября 1874 года генерал-лейтенант жёстко потребовал, цитирую архивный документ, воспретить этому хитровану «далее застраиваться, подкапываясь под крутой берег на отведённом ему бывшим правлением завода месте на берегу заводского пруда для постройки пивоваренного завода, в виду могущих быть обвалов высокого и крутого берега». 8 марта следующего года, слегка испугавшись, Бодалёв даст «честное купеческое слово» «не подкапывать означенный берег». Доверия такому слову у дворян быть не должно, но тогдашнее руководство завода почему-то поверит. Не за взятку ли? Противозаконный завод всё же появился. Но на обмане долго не выстоишь. Природа берёт своё. Полковницкий ключ уже давно изменил направление и размывает фундаменты пивзавода. Так что этот образец неоготики обречён.

Наш главный герой подобных безобразий уже не увидит. Он скончался в Туле 5 февраля 1845 года. При выходе в отставку в 1841 году Е.Е. Штаден получил высший чин: генерал от артиллерии. Поразительно, что оба его сына, Иван и Николай, тоже дослужатся до такого чина.

ИЛЛ. Джордж Доу. «Портрет генерал-майора Е.Е. Штадена». 1827 г. Эрмитаж.

Фото: gallerix.ru

12.11.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта