Александр Евсеев: «Наша цель – не сделать каждого собственника специалистом в сфере ЖКХ, а заставить эту отрасль работать без сбоев»
Интервью, Планерка

Александр Евсеев: «Наша цель – не сделать каждого собственника специалистом в сфере ЖКХ, а заставить эту отрасль работать без сбоев»

В редакции газеты обсудили роль общественных объединений в реформировании сферы ЖКХ, выяснили,  почему неизбежен рост коммунальных тарифов, а также поговорили о роли удмуртской литературы в становлении личности.

На прошлой неделе в кресле главного редактора «УП» побывал известный общественный деятель, член Общественной палаты России, председатель Общественной организации потребителей услуг ЖКХ «Объединение советов домов УР» Александр Николаевич Евсеев. Этот активный молодой человек – постоянный эксперт нашей газеты по вопросам ЖКХ, не раз комментировал изменения, которые происходят в коммунальной сфере, и отвечал на вопросы читателей. А вот поговорить с ним о жизни и его работе нам удалось впервые.

Александру Николаевичу 29 лет. Родился и вырос он в деревне Писеево Алнашского района. По образованию юрист, окончил Институт права, социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета. Женат, воспитывает двоих детей.

Анна ВАРДУГИНА:

Кто вы в этой жизни?

– Мне этот вопрос очень часто задают, в том числе и мои родственники. Не все до конца понимают, чем я занимаюсь. Всё просто, я – профессиональный общественник. Обычно люди занимаются общественной работой в свободное от основной работы время, а у меня профессиональная и общественная деятельность тесно переплетены.

– Как сложилось, что вы стали общественным деятелем именно в сфере ЖКХ?

– Общественной работой я занимался всегда. В старших классах возглавлял школьное самоуправление, в университете был старостой группы, председателем студсовета в общежитии. Мне всегда это было интересно. Откуда этот интерес? Наверное, от мамы, она у меня учительница и всегда в гуще общественной жизни школы: ведёт кружки, готовит праздники, рисует стенгазеты.

Почему выбрал сферу ЖКХ? Всё получилось случайно. На третьем курсе университета мне предложили поработать юристом в Ижевском центре юридической и экономической помощи, за чисто символические деньги, чтобы набраться опыта. Эта некоммерческая организация специализировалась на защите прав потребителей в сфере ЖКХ, а её руководителем был Марат Равилевич Исмагилов. Мы сидели на приёме, писали жалобы, представляли интересы наших клиентов в судах. С этого всё началось.

Надежда БОНДАРЕНКО:

Марат Исмагилов был первым председателем вашего общественного объединения. Как вообще родилась идея создать общественную организацию потребителей услуг ЖКХ? Сколько сегодня у вас членов?

– Это было через год, как я начал сотрудничать с Центром юридической и экономической помощи. Сама идея создания общественной организации, которая бы объединила жилищных активистов, витала тогда в воздухе. Проблем в ЖКХ было много, как и активных собственников, которые не хотели мириться с произволом управляющих и ресурсоснабжающих компаний. Инициатором создания организации выступил Марат Исмагилов. Это начинание активно поддержали члены советов домов. Сегодня в нашей организации более 6,5 тысячи членов, из которых почти 1,4 тысячи – это председатели и члены советов домов.

– Какие цели преследует ваше общественное объединение?

– Мы занимаемся просветительской деятельностью и защитой прав и законных интересов потребителей услуг ЖКХ с целью создания благоприятной среды в коммунальной сфере региона. Проводим обучающие семинары, лекции, активно работаем в социальных сетях. Например, у нас есть своя группа в «ВКонтакте», в которую входят порядка 1,8 тысячи человек. Раз в месяц проводим там онлайн-семинары, на которых обсуждаем самые актуальные вопросы в сфере ЖКХ.

Наше объединение является также координатором федерального проекта «Школа грамотного потребителя» в Удмуртии. Пятый год подряд наша Школа становится лучшей по России, а наш опыт работы с жилищными активистами признаётся коллегами на федеральном уровне. Всего за время работы проекта обучение в Школе грамотного потребителя прошли более пяти тысяч человек по всей республике.

Я также являюсь руководителем регионального Центра общественного контроля в сфере ЖКХ. Это тоже федеральный проект, в его рамках организовали работу общественной приёмной, куда обращаются жители со своими жалобами и проблемами. Мы помогаем им не только советами и разъяснениями, но и пишем от их имени заявления, претензии, исковые заявления в суд. За год отрабатываем порядка 1500-2000 обращений граждан.

Анна ВАРДУГИНА:

Сегодня в каждом регионе страны есть подобные общественные организации, которые бы занимались проблемами собственников жилья?

– Организации существуют, но далеко не каждая ведёт активную деятельность. В регионах такой работой системно занимаются Центры общественного контроля в сфере ЖКХ. Отделения этой общественной организации созданы сегодня практически во всех регионах страны, но активную работу ведут в порядка 30-ти.

– Как оцениваете уровень грамотности в сфере ЖКХ у жителей Удмуртии?

– Если сравнивать с другими регионами, то он достаточно высокий. У нас в республике много активных собственников, которые глубоко погружены в эти вопросы. Но основная масса населения имеет достаточно смутные представления, как функционирует эта сфера, и не хочет в этом разбираться. И это правильно. Наша задача не сделать из собственников специалистов в области ЖКХ, а заставить эту сферу работать без сбоев. Если в доме тепло, свет не отключается, есть холодная и горячая вода, двор убран, мусор вывезен, зачем жильцу знать, как всё это работает. Он должен получать качественные жилищные коммунальные услуги и своевременно оплачивать их.

Надежда БОНДАРЕНКО:

Вы ведёте статистику, с какими проблемами чаще всего люди обращаются в вашу организацию? Меняется ли проблематика этих обращений с годами?

– Да, мы ведём такую статистику, но, наверное, объективной назвать её нельзя. Чаще мы сами заявляем какую-то тему для обсуждения, люди начинают обращаться к нам с вопросами. Но в целом определённая тенденция обращений населения прослеживается. Как правило, она связана с проведением какой-то реформы в сфере ЖКХ. Например, с 2014 по 2016 годы очень много вопросов было связанно с капитальным ремонтом. Потом эта тема потеряла свою актуальность, а на первый план вышли вопросы, связанные с обращением твёрдых коммунальных отходов. Когда приняли федеральный закон о прямых договорах с РСО, был всплеск обращений, посвящённых этой проблематике. Конечно, в топе обращений всегда остаются вопросы начисления платежей, в том числе за общедомовые нужды, качества предоставления коммунальных услуг, обслуживания жилого фонда.

– Проблем в ЖКХ много, а ещё больше государственных органов, призванных их решать – жилищная инспекция, прокуратура, Роспотребнадзор и т.д. Что может изменить ваша общественная организация?

– Задача государственных органов – осуществлять надзор и контроль за деятельностью УК и РСО, если есть какие-то нарушения, – наказывать их. Мы же в первую очередь занимаемся просветительской деятельностью, учим потребителей правильно взаимодействовать с этими организациями. Нередко становимся посредниками в конфликтах между собственниками и управляющими компаниями, организуем совместные встречи актива дома и руководства УК, где бы они могли озвучить свои претензии, выступаем в роли независимых арбитров. Не всегда жалобы собственников бывают обоснованными, мы помогаем без вмешательства надзорных органов решить возникшую проблему и наладить конструктивное сотрудничество с УК.

Елена БОРОДИНА:

Вы упомянули, что жалобы собственников на управляющие компании не всегда бывают объективными. Вам приходилось защищать УК от нападок жильцов?

– Защищать – неправильное слово. Я бы сказал, приводить к объективности. Примерно треть всех обращений жителей не имеют под собой реальных оснований и связаны с завышенными ожиданиями людей. Дело в том, что большинство УК работают в рамках размера платы, который устанавливает для многоквартирных домов администрация города, он рассчитывается из минимального перечня жилищных услуг, которые должна предоставлять УК. Подчас жильцов это не устраивает, они идут жаловаться, при этом платить больше за жилищные услуги не хотят. Приходится людям объяснять, если вы хотите, чтобы в вашем доме выполнялось больше работ, надо поднимать плату за содержание жилья или взнос за капремонт.

УК – это коммерческая организация, она выполняет работы по обслуживанию и содержанию дома по договору и в объёме средств, собранных с жителей, требовать большего мы от неё не можем. Она не будет тратить собственные деньги на ремонт дома или содержание придомовой территории, это обязанность собственников жилья. Но жильцы могут требовать от УК, чтобы деньги, которые они платят, расходовались эффективно, в доме было безопасно и комфортно проживать.

– Ваша организация участвует в судебных процессах между жителями и коммунальщиками?

– Да. Конечно, мы берёмся не за все дела в силу недостатка времени, но в особо резонансных случаях представляем интересы собственников в судах. Недавно наши юристы отстояли права председателя совета дома, 86-летнего инвалида второй группы, с которого Пенсионный фонд пытался через суд взыскать компенсационную выплату, предназначенную лицам, осуществлявшим уход за ним как за нетрудоспособным гражданином.

Надежда БОНДАРЕНКО:

Кто финансирует вашу организацию? Насколько вы самостоятельны в своих действиях?

– Членских взносов у нас нет. Основной источник финансирования – это гранты, которые получаем. Мы готовим проекты, участвуем в различных конкурсах и грантовых программах. К сожалению, в сфере защиты прав потребителей не так много грантодателей. Большую поддержку получают проекты, посвящённые волонтёрству, патриотическому воспитанию, спорту и т.д. Нашу тематику, в основном, поддерживает Фонд президентских грантов, поэтому мы активно участвуем в этих конкурсах и не раз становились победителями и получали финансирование для реализации проектов. Помимо этого, мы оказываем юридические услуги в сфере ЖКХ, например, товариществам собственников жилья, собственникам нежилых помещений.

Сергей РОГОЗИН:

Я живу в городке Металлургов, и там во многих дворах по несколько контейнерных площадок, которые принадлежат разным управляющим компаниям. Смотрится всё это достаточно неряшливо. Неужели нельзя поставить одну площадку для сбора мусора в каждом дворе?

– Это вопрос скорее к жителям домов: почему они не могут между собой договориться? Достаточно на общем собрании принять решение об организации одной контейнерной площадки во дворе для жителей нескольких домов, направить её в управляющую компанию и вопрос будет решён. Но проблема в том, что люди не хотят договариваться.

– А нужно ли нам вообще столько управляющих компаний?

– Я всегда был сторонником конкуренции в сфере ЖКХ. Если в сфере поставки коммунальных ресурсов у нас по сей день существуют естественные монополии, и нам пока от этого не уйти, то в сфере управления жилой недвижимостью мы проходили разные этапы. Например, в СССР была государственная монополия на обслуживание жилья. Этим занимались жилищно-эксплуатационные конторы. В 2005 году приняли новый Жилищный кодекс, и эта монополия начала постепенно разрушаться.

Вы, наверное, помните, что в Ижевске до 2012 года была одна управляющая компания Городское жилищное управление, и качество обслуживания жилья оставляло желать лучшего. Когда начали создаваться новые УК и у людей появилась альтернатива, дома начали массово отказываться от её услуг. Этот процесс продолжается. Сегодня только в Ижевске работают 83 управляющие компании, а ежегодно по всей республике порядка 1000 домов переходят из одной УК в другую. Это вынуждает компании конкурировать между собой, повышать качество предоставляемых жителям услуг, то есть в этой сфере сложились нормальные рыночные отношения. Конечно, пока на этом рынке не всё идеально, проблем по-прежнему хватает, но качество предоставления жилищных услуг в республике растёт. Этого никто отрицать не будет.

Елена БОРОДИНА:

Как вы считаете, какая форма управления домом эффективнее – ТСЖ или управляющая компания?

– Всё очень индивидуально. Очень часто при упоминании ТСЖ у людей возникают ассоциации, что это круто и хорошо. Как только в доме создадут товарищество, всё волшебным образом изменится. На самом деле это большое заблуждение. Основная опасность такой формы управления в том, что власть в ТСЖ может попасть к людям, которые будут заботиться не об общем благе, а о собственном кармане, воспринимать товарищество, как личный бизнес, «кормушку» для себя. Такие случаи, к сожалению, не редкость.

Бороться с этим жителям бывает очень сложно, так как государственные механизмы контроля там не работают. Если в жилищную инспекцию поступила жалоба от жителей на управляющую компанию, то инспекторы могут провести проверку её деятельности в рамках лицензионного контроля, запросить все документы, а потом предоставить всю информацию собственникам. В отношении ТСЖ часто таких полномочий у ГЖИ нет, так как многие вопросы отнесены к полномочиям общего собрания членов или правления ТСЖ. Люди годами воюют с правлением товарищества, пытаясь добиться справедливости.

Надежда БОНДАРЕНКО:

Сейчас в Госдуме РФ рассматриваются сразу несколько законопроектов, касающихся вопросов управления МКД. Предлагают изменить систему лицензирования УК, сроки расторжения договоров с УК, ввести институт профессиональных управленцев и т.д. Как вы считаете, существующая система управления МКД действительно нуждается в реформировании? Какие перемены, на ваш взгляд, необходимы?

– В целом, конечно, система управления жилой недвижимостью нуждается в изменениях. Но единого рецепта у меня нет, так как ситуация по стране очень разная, поэтому и законопроектов так много. Каждый регион пытается предложить свой вариант решения возникающих проблем.

Если в Ижевске достаточно развитый рынок управления жилой недвижимостью, много управляющих компаний, у собственников есть возможность сменить УК, то во многих регионах этого нет. Есть города, где работают всего несколько крупных компаний, которые поделили его между собой, как пирог, и жители просто не могут перейти из одной компании в другую. В других регионах, напротив, слишком много УК, и нередки случаи недобросовестной конкуренции между компаниями, когда собственников обманом переманивают из одной компании в другую. Кстати, эта проблема отчасти актуальна и для Удмуртии. В Глазове два дома в течение года провели восемь собраний по смене УК. Немало таких примеров и в Ижевске.

Проблемы в каждом регионе разные, поэтому и методы решения должны быть свои. Поэтому я считаю: чтобы навести в этой сфере порядок, надо передать часть полномочий по регулированию системы управления жилой недвижимостью на региональный уровень.

– Как вы относитесь к введению института профессиональных управленцев, когда собственники нанимают человека со стороны, чтобы он от их имени занимался всеми вопросами, связанными с содержанием и управлением дома? 

– Я здесь вижу большие коррупционные риски, так как у нанятого со стороны управленца не будет личной заинтересованности в том, чтобы эффективно работать и защищать интересы собственников дома. Где гарантия, что он не вступит в сговор с управляющей компанией, не будет работать в её интересах, если они заплатят больше, чем жители. Поэтому у меня здесь есть большие сомнения. Кроме того, у нас сегодня в стране практически не готовят специалистов в сфере управления жилой недвижимостью. Моя личная позиция, что лучше идти по пути повышения профессионального уровня собственников, как заказчиков услуг ЖКХ. В каждом доме должен быть создан совет дома, который бы представлял и отстаивал интересы собственников при взаимодействии с УК и РСО.

Елена БОРОДИНА:

Все решения по проведению работ в доме должны приниматься на общем собрании собственников жилья. Но подчас людям бывает очень сложно договориться – одни хотят, чтобы во дворе построили детскую площадку, а другие – парковку для машин и т.д. Собрать кворум на собрании также бывает непросто: кто-то в отпуск уехал, кто-то на огород, а третий вообще не считает нужным ходить на собрания. Поэтому принятие решений затягивается на месяцы. Какой рецепт решения этой проблемы вы могли бы предложить?

– Я с вами согласен, процедура проведения собраний собственников жилья очень сложная и излишне формализована. Чтобы собрание было признано легитимным, в нём должны принять участие не менее 50 процентов собственников, а чтобы принять решение по ремонту кровли, за него должны проголосовать 2/3 собственников. Проще провести выборы депутатов, там давно отменили порог явки. Кто больше голосов набрал, тот и победил. Это реальная проблема для домов, которые собирают деньги на капремонт на спецсчетах.

Я несколько раз поднимал этот вопрос на всероссийских совещаниях по ЖКХ, предлагал изменить существующую систему принятия решений по капитальному ремонту. Решение необходимо принимать большинством голосов от общего числа голосов собственников. Но пока мою инициативу не поддержали. Для большинства регионов это вообще не проблема: 80 процентов многоквартирных домов в стране платят взносы в Фонды капремонта, а там, если собственники решение не приняли, за них его принимает муниципалитет, а у нас в Удмуртии более 74 процентов домов на спецсчетах. 

Надежда БОНДАРЕНКО:

В стране готовится очередная перестройка сферы ЖКХ. По словам зампреда Правительства РФ Марата Хуснуллина, без реформы не получится достигнуть показателей национального проекта «Жильё и городская среда» в один миллиард кв. метров. Вице-премьер обозначил несколько задач, которые нужно будет решить, среди них – модернизация водопроводных и тепловых сетей, которые изношены на 60 процентов, и улучшение финансового состояния организаций ЖКХ. Многие эксперты прогнозируют, что это неминуемо приведёт к взрывному росту тарифов для населения. Как вы считаете, справедливо ли перекладывать затраты на модернизацию коммунальной инфраструктуры на население?

– Пока какой-то конкретики в этом вопросе нет. Я не думаю, что государство намерено переложить на население все затраты по обновлению сетей и оборудования. Скорее всего, речь пойдёт о реализации больших инфраструктурных проектов по модернизации объектов ЖКХ, большую часть расходов бюджет возьмёт на себя. Но рост тарифов в коммунальной сфере неизбежен, если вы хотите получать качественные жилищные и коммунальные услуги.

– Но почему я должна платить, например, за обновление сетей водоканала, если они муниципальные? Пусть город и платит!

– Когда вы покупаете в магазине хлеб, вы ведь тоже вкладываетесь в развитие производства предприятия, которое его выпекает. Получая деньги за свою продукцию, хлебокомбинат покупает сырьё, платит работникам зарплату, закупает новое оборудование. То есть мы вкладываемся своим рублём в то, чтобы предприниматель смог производить для нас качественный хлеб. В сфере ЖКХ работают те же рыночные механизмы.

Сергей РОГОЗИН:

Вы член Общественной палаты России. Для рядового обывателя – это какой-то мифический орган, который заседает в Москве и непонятно чем занимается. Какова роль Общественной палаты в жизни современного общества? Какие вопросы вы там обсуждаете?

– Общественная палата – это, в первую очередь, площадка для обсуждения проблем, которые существуют в обществе. Наша основная миссия – выяснить позицию общества по тому или иному вопросу и довести её до государства. Кому-то может показаться, что это просто громкие слова, но именно так я это вижу. Для себя я определяю цель моей работы в Общественной палате – донести мнение обычных людей до самых высоких властных структур.

Вопросы, которые выносятся на обсуждение Общественной палаты, самые разные. Одна из тем, которую поднимала наша комиссия, – уплата страховых взносов с вознаграждения, которое получают председатели советов домов. На наш взгляд, было целесообразно вывести эту категорию лиц из-под налогообложения. Как правило, это вознаграждение небольшое, а большинство старших по домам – это пенсионеры, отчисления в фонд соцстраха фактически переводит их в разряд работающих пенсионеров, которым индексация пенсий не положена, а значит, у людей теряются стимулы заниматься общественно-полезным делом.

Мы провели по этому вопросу круглый стол, на который пригласили экспертов, представителей министерств и ведомств, от которых зависит принятие решения по изменению системы налогообложения, – Минфина, Минстроя, налоговой и т.д. и всесторонне обсудили эту тему.

– Надежда БОНДАРЕНКО:

Вам в итоге удалось «продавить» этот вопрос?

– Пока нет. Вопросы, которые касаются денег, решаются очень трудно. Но нашу позицию услышали, и в целом поддержали.

Александр КИРИЛИН: Удмуртский детский поэт и писатель Герман Алексеевич Ходырев ваш земляк. Его творчество и в целом удмуртская литература как-то повлияли на вашу жизнь?

– Очень повлияли. Сам по себе я закрытый человек. В детстве был очень стеснительным, даже робким, мне было тяжело входить в контакт с другими людьми, общаться со сверстниками. Всё изменилось, когда я впервые попал в летний лагерь Удмуртской молодёжной общественной организации «Шунды». Там я приобщился к удмуртской национальной культуре, научился общаться с людьми, выступать на публике, в общем раскрылся. Я в течение нескольких лет ездил в этот лагерь, а затем ещё несколько лет работал там вожатым.

В школе удмуртский язык и удмуртская литература были моими любимыми предметами, я участвовал в олимпиадах. В 11 классе стал победителем межрегиональной олимпиады по удмуртскому языку и литературе, благодаря чему у меня были льготы при поступлении на филфак УдГУ, но я выбрал юрфак.

Анна ВАРДУГИНА:

Как вы отдыхаете? Есть занятия, которые приносят вам удовольствие?

– Раньше я активно занимался спортом: играл в футбол, волейбол, баскетбол. В школе был в сборной района по лыжным гонкам. Сейчас времени на всё это не хватает. Зимой, конечно, встаю на лыжи, пробегаю несколько километров, но только для себя, для поднятия тонуса.

Вопрос «УП»

Глава Вавожского района Олег Павлович Овчинников спрашивает, какие обстоятельства могли бы заставить вас переехать из города в сельскую местность?

– Мы и так, как минимум, два выходных в месяц проводим в деревне либо у моих родителей, либо у родителей жены. Ездим туда не просто пирогов поесть, а помогаем управляться с хозяйством. Картошку копаем, сено косим, дрова колем… Так что для нашей семьи переезд в сельскую местность не проблема. Мало того, мы рассматриваем такую возможность. Если бы я нашёл на селе работу по специальности, которая бы позволила мне прокормить семью, я бы с удовольствием уехал жить в деревню.

Следующего гостя «Планёрки» я спрошу, какие преобразования необходимы в сфере ЖКХ, чтобы изменить негативное отношение к ней со стороны населения.

Задание «УП»

– Мне бы очень хотелось, чтобы в вашей газете появилась постоянная рубрика, в которой бы вы рассказывали о деятельности советов домов, о людях, которые в них работают, об интересных начинания и практиках, которые они применяют, чтобы улучшить состояние многоквартирных домов и условия проживания в них. Таких положительных примеров в Удмуртии очень много, и я считаю, что о них надо больше рассказывать. Как бы не ругали ЖКХ в последние годы, отрасль меняется к лучшему. Если говорить только о проблемах, то люди поверят, что по-другому быть не может, что только так мы можем жить. Надо воспитывать общество на позитивных примерах. Со временем – это станет нормой.

Фото Сергея Рогозина

21.10.2021

Автор материала:

Надежда Бондаренко


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта