Экспедиция «Любань»: год нынешний и будущий
Статьи

Экспедиция «Любань»: год нынешний и будущий

Поисковики Удмуртии закончили полевой сезон.

Закончился очередной полевой сезон для поисковых отрядов Удмуртии. Более 30 лет наши поисковики выезжают на поля сражений Великой Отечественной войны, предают земле незахороненных солдат и офицеров Красной армии, сообщают их родственникам, где захоронен их герой. Если удалось установить его имя. К сожалению, это получается не всегда.

Об итогах нынешнего сезона мы попросили рассказать преподавателя Ижевского индустриального техникума им. Е.Ф. Драгунова, председателя Удмуртской республиканской молодёжной общественной организации «Долг», члена Общественной палаты Удмуртской Республики, эксперта Общественной палаты Российской Федерации Фаиля ИБРАГИМОВА.

– Фаиль Фаизович, где проходила экспедиция, в которой вы работали этим летом?

– В этом году мы при поддержке Министерства по физической культуре, спорту и туризму Удмуртской Республики работали в составе Межрегиональной поисковой экспедиции «Любань» в Тосненском районе Ленинградской области. Приехали мы туда 24 апреля. В составе нашего сводного отряда были ребята из ижевского поискового отряда «Долг», поискового отряда из Можги «Набат Памяти» и из отряда «Патриот» посёлка Балезино.

Отдельно в Кировском районе Ленинградской области работали поисковики из Глазовского педагогического института. Это отряд «Новый Феникс». Всего в межрегиональной экспедиции «Любань» в этом году принимали участие 65 человек – отряды республик Татарстан, Удмуртии, Ямало-Ненецкого автономного округа, Архангельской и Ленинградской областей. Наших поисковиков там работало 24 человека осенью.

Успешно добрались до места дислокации, поставили лагерь и заготовили дрова. Место поиска – Макарьевская пустынь. Здесь мы работаем уже четвёртый год. Но работы не становится меньше. Обычно мы приезжаем весной, когда ещё нет бурной растительности и видны все углубления и возвышенности. Делаем задел, снимаем GPS-координаты найденных объектов и возвращаемся осенью, когда земля подсохла и легче копать. Места там болотистые.

– Каковы итоги нынешней экспедиции?

– Экспедиция, которую ждали, была короткой, но было сделано всё, что намечено, и даже больше. Результаты впечатляют: 19 бойцов вынесены с поля боя, их останки оставлены в Свято-Успенском храме до захоронения в мае 2022 года. Но это результат работы только нашего отряда. К сожалению, именных бойцов не было, была только одна подписанная ложка, на ней выцарапаны буквы ВАП. Работы проходили на местах боёв 165-й стрелковой дивизии, основные бои она вела здесь в феврале 1943 года. Бойцы всеми силами сдерживали врага и отстояли город Ленинград.

Запланирована работа уже и на следующую экспедицию, которая состоится в апреле-мае следующего года. Найдены ещё пять солдат и одна воронка. Я хочу поблагодарить всех поисковиков за самоотверженную и слаженную работу. Отдельное спасибо хотелось сказать игумену Макарию, настоятелю Свято-Успенской Макарьевской пустыни за помощь и поддержку в организации экспедиции.

– А что это за история с игуменом Макарием?

– Это было лет пять назад, когда мы приехали в первый раз. Места там непроходимые. Нас забросили туда на гусеничной технике, а на обратный путь техники не было. Я хожу с металлоискателем, ищу «верховых», то есть солдат, которые погибли и лежат на поверхности не захороненные. Выходит игумен, настоятель Свято-Успенской Макарьевской пустыни. Это уже потом выяснилось… Кто это тут около монастыря работает, говорит. Я ему обо всём рассказал, провёл по местам наших поисков. А он сразу и спросил, чем может быть полезен. Я с ним поделился проблемой, что не знаю, как выбираться будем из этих мест. А он говорит, машина есть, а водитель перед вами. С тех пор и сотрудничаем. В этом году он нас и завёз в лагерь, и вывез. Кроме того, мы ещё заночевали в его хостеле, привели себя в порядок после полевых условий. Ну и мы в долгу не остаёмся. Проводим субботники, пилим-колем дрова, благоустраиваем территорию. Нынче трактор починили. Игумен остался доволен. И в этот раз мы у него в монастыре часть своего инвентаря оставили и найденных солдат. А он обещал нам на следующий год помочь с продовольствием, крупу дать, чтобы мы с собой меньше везли.

– Как проходили работы в этом году?

– Весной мы наметили три воронки от взрывов, где предположительно были погибшие солдаты. Осенью, когда мы вернулись, подняли из трёх воронок 17 солдат. К сожалению, ни медальонов, ни подписанных вещей с ними не было. Есть, правда, карманные часы, на которые мы рассчитываем. Мы с ними ещё не работали. Их надо отмочить и вскрыть. Может быть, где-то на крышке есть надпись. Нашли расчёску, ластик. Поскольку эти солдаты были в валенках, предполагаю, что это был как раз жестокий февраль 1943 года.

– Но есть ведь подписанная ложка?..

– Её на бугре нашли, недалеко от воронок. Там мы обнаружили останки семерых солдат. Они «верховые». Двоих мы подняли. Пятеро остались на следующую весну. Среди них хозяин ложки. Мы по буквам ВАП уже провели работу. Есть предположение о двоих солдатах. Но пока ничего говорить не буду. Весной поднимем хозяина ложки. Вдруг там будет медальон. Правда, медальоны были отменены в РККА в 1942 году. А солдатские книжки 80 лет явно не сохранятся.

– Часто спрашивают, когда будет похоронен последний солдат?

– Мы работали нынче на участке, который в 50-е годы было решено засадить лесом. Я не говорю об этической стороне дела… Это было просто небезопасно. В то время земля там была просто нашпигована боеприпасами. Теперь многие погибшие солдаты остались под корнями этих деревьев. Думаю, что уже навсегда…

– Какие планы на будущий год?

– На будущий год Любань точно будет. Потому что пять «верховых» и одна воронка оставлены. С них мы и начнём. Любань для нас давняя история. Мы в 1989 году начинали работать по Второй ударной армии Волховского фронта, которая хотела выйти из окружения как раз на Любань, на 54-ю армию Волховского фронта и соединиться с ней. Нам тогда предложили поработать с этой стороны Волховского фронта.

На днях 4 человека уезжают на разведку по местам боёв 357-й стрелковой дивизии в Смоленской и Тверской областях. Если разведка что-то найдёт, то запланируем выезд и туда. Мы уже научены горьким опытом, когда выезжали впустую. Кажется, что-то есть, а на деле… В Псков мы тоже ездим, но, если честно, на всё просто не хватает средств. Наш интерес, прежде всего, к тем местам, где воевали дивизии, сформированные в Удмуртии. Вот наша 357-я дивизия первые бои провела в Смоленской и Тверской областях. Мы туда ездим в разведку. Псковская область – это 98-я дивизия. Теперь ещё и территория Белоруссии. Возможно, мы туда тоже будем выезжать. 313-я дивизия – это Карелия. По 98-й дивизии мы хотим работать вместе с ребятами из Пермского края. Там тоже было сформировано соединение, которое в это же время вместе с нашей дивизией там полегло. Пермяки хотят сделать разведку и о результатах проинформировать нас. Если разведка даст положительный результат, будем планировать поездку и туда.

Фото предоставлены поисковым отрядом «Долг»

08.10.2021

Автор материала:

Игорь Егоров


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта