Чемодан без ручки
Журнал "Родина"

Чемодан без ручки

Почему Аляска, ставшая 200 лет назад русской землёй, оставалась ею только 46 лет.

Это мог быть наш праздник. Ровно 200 лет назад, 4 сентября 1821 г. (по старому стилю) вышел указ Александра I, которым Аляска была признана российской землей. «Производство торговли китовой и рыбной ловли и всякой промышленности на островах, портах и заливах и вообще по всему Северо-Западному берегу Америки, начиная от Берингова пролива до 51˚ Северной широты, также по островам Алеутским … предоставляется в пользование единственно Российским подданным».

Статус подтверждён конвенциями России с Британией и США 1824 и 1825 гг.

Но всё-таки праздник в тех краях другой. Это – День Аляски, 18 октября. Именно в этот день в 1867 г. состоялась церемония передачи Аляски от России – США.

Как к этому относиться? Лучше всего попытаться понять, почему так произошло.

Почему мы не живём в стране, лежащей на двух континентах и занимающей площадь на 1,7 млн кв. км (на 10%) больше, чем сегодня?

Дежнёв, Беринг, Крузенштерн…

История Аляски / Русской Америки может быть представлена как героический рассказ об экспансии империи на восток, о десятках географических открытий, о кругосветных плаваниях, о ярчайших именах мореплавателей и первопроходцев, осваивающих новый континент.

Начиная с XVII века в Северо-Западной Америке появляются российские подданные. Дежнёв, Беринг, Чириков, Креницын, Левашов, Крузенштерн, десятки других мореходов, люди отчаянного риска.

На Аляске сосредоточено 63% запасов золота всей арктической зоны – только в ХIХ веке из её недр извлекли более 2200 тонн жёлтого металла. Это земля нефти и газа, не говоря уже о природных красотах. Но всё-таки, почему ушла от нас эта лакомая земля?

За что боролись

Один из ответов – нехватка людей. В Русской Америке их всегда было очень мало, 200-600 русских поселенцев почти 100 лет. Плюс креолы (от смешанных браков), алеуты, эскимосы (аглегмюты, агульмюты, кускоквимцы, малемюты, чугачи), индейцы (квихпахцы, колоши, кенайцы, колчане, медновцы, угаленцы), унаглюты, инкалиты, курильцы (айны), тунгусы и т.д.

Всего 7-9 тысяч человек, считавших себя «людьми России».

Гораздо больше было тех, кто отказывался считать, что живёт в Российской империи. «Народ деятельный… мстительный, равнодушный к телесным страданиям и даже к смерти, и безумно оспаривающий свою дикую независимость… Население в обитаемых ими местностях наших колоний простирается свыше 40 000 человек, большею частью хорошо вооружённых».

Речь об индейцах – колошах (тлинкитах) (1860 г.).

Русская Америка – это история не только торговли, но и бесконечных конфликтов с индейцами, когда пришельцы «загнаны» за стены поселений и любой выход за них грозит смертью.

За 100 лет (70-е годы XVIII века – 1867 г.) было создано около 60 русских поселений. Тем не менее, из 595 русских 87% жили в Ново-Архангельске (столица) и на Кадьяке (один из Алеутских островов) (1860 г.). 80% из них были заняты в обороне, управлении, техобслуживании флота. Семь обер-офицеров, 179 солдат (нижних чинов сибирских линейных батальонов), почти 100 управляющих, бухгалтеров, конторщиков, писарей, 27 лиц духовного звания… Крошечный остров среди бескрайних земель и десятков тысяч индейцев, не желавших никому «принадлежать».

Без переселенцев

Почему за 100 лет не случилось больших волн переселенцев, как в США?

Такие миграции сделали бы Аляску действительно русской. В России в начале XIX в. жили больше 40 млн чел., в 1860-х – больше 70 млн. В США, купивших Аляску, в 1800 г. было чуть больше 5 млн чел., а в 1870 г. – 39 млн, вдвое меньше, чем в России.

Есть три ответа на этот вопрос.

Первый – крепостное право. Русские были закреплены в отличие от эмигрантов в США, которые в поисках лучшей жизни могли свободно проникать куда угодно. В России в 1859 г. было 23 млн крепостных, в Европейской России – 37,5% населения, в Смоленской губернии – 69%,  Тульской – 69%, Калужской –62%, Нижегородской – 59%, Владимирской – 58%, Костромской – 57%, Ярославской – 57%, Рязанской – 57% и т.д.

Второй – неосвоенные пространства за Уралом. Там было чем заняться, и жили всего лишь 4,2 млн чел.

Третий – проблемная модель общества и экономики в Русской Америке. До начала XIX века там вольница, борьба купеческих компаний, первопроходцы и герои при самых жестоких нравах (Шелиховы, Голиковы, Мыльниковы, Лебедев, Баранов и др.). До 80 купеческих экспедиций на кораблях, с высочайшими рисками, с частыми крушениями судов. Ядро экономики – пушной промысел, сверхприбыльная добыча морского зверя, гигантские флотилии в 300-500 байдарок, совершавшие морские переходы по 2000 верст без парусов. Соотношение русских и «туземцев» – 1:25. Туземцы – основные добытчики. Они де-факто рабы (так называемые каюры, 1/10 туземцев) или жестоко эксплуатируются («вольные алеуты»). Купить у них добычу дёшево, припасы продать задорого, ещё и в долг.

Издержки монополии…

С 1799 г. Русской Америкой монопольно владела Российско-Американская компания (РАК), созданная из двух частных купеческих компаний указом Павла I «под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством». Эта акционерная компания, подчинённая прибыли и дивидендам, с правлением в Петербурге, закрывает Аляску для любых других добытчиков, выполняя одновременно функции государства, при поддержке казны.

Мельчайшая по населению русская колония, ноль эмиграции из России при растущем человеческом и торгово-промышленном давлении США. Треть русских – солдаты. У главных правителей Аляски – конфликт интересов.

Они и «губернаторы», назначаемые императором, и нанятые служащие РАК, обязанные дать прибыль. Местное население сокращается (эпидемии), хотя эксплуатируется мягче, чем раньше. С конца XVIII в. число алеутов упало «более чем наполовину».

… и пушной экономики

Ещё одна причина потери Аляски – незначительность экономики. Её основа – добыча морского зверя. Но уже в XVIII в. началось кратное падение его численности. Причины – истребление охотой (пусть и с попытками восстановить стадо) и вымирание людей, «туземцев», они – главные в пушной охоте.

«…Единственный промысел, которым … ещё можно заниматься … есть торговля пушным товаром. Все другие предприятия, как например, исследование и обработка разных руд … не могут принести пользы, ибо доставка всех нужных материалов … и самих рабочих будет стоить огромных издержек и встретит много непреодолимых преград, в особенности вывоза руды…

Нет надежды, что подобные предприятия когда-либо могли принести малейшую выгоду … разве только в случае, когда бы в этих местах открыто было присутствие богатых золотых россыпей».

«Лесная, горная и рыбная торговли значительными быть не могут».

Чем же тогда заниматься?

Рак уходит на сушу (добыча и выкуп у индейцев пушнины) и в торговлю чаем.

Чай стал давать почти 50% выручки РАК. Выручка за 1850-1859 гг. – 8,53 млн руб., в т.ч. от чая – 4,1 млн, от пушных промыслов – всего 1,71 млн. Чай чаем, но сама Аляска малоприбыльна, временами убыточна, хотя её хозяйство разрослось. 32 «заведения», в т. ч. кузницы, слесарные, столярные, токарные, купорная (приготовление бочек), кожевенные (для выделки шкур), прядильная, скорняжная, прачечная, медно- и чугунолитейная вагранка и цинковальная, инструментальная, мукомольные и крупяная мельницы, пильные заводы, кирпичный завод.

13 судов, в т.ч. 4 парохода. Но жить за счёт «своего» – выращенного, добытого, сделанного – Аляска не может.

Как заметил главный правитель Русской Америки Ф. Врангель в 1834 г., в колонии «всегдашнее оскудение в наиважнейших предметах». Издержки на доставку провизии и изделий из России и отчасти США огромны, десятки погибших судов, особенно в первую четверть XIX века.

Выбор высоких инстанций

Итак, на одной чаше весов – огромные владения, Россия – в Тихом океане и в Арктике, на двух континентах. Указ 1821 г. – наша гордость и слава.

На другой – издержки. У высоких инстанций масса доводов, чтобы избавиться от Аляски.

Первый – всё равно её потеряем, столкнёмся с США. С ней сильнее конфликты с западными державами. Лучше продать, чем воевать, удержать не сможем.

Второй – особой пользы нет и не будет. Нам есть что делать в центре России, огромные пустые пространства за Уралом. Великий князь Константин, брат Александра II: Россия «должна всячески укрепляться в центре своём».

Третий – колонизировать всё равно не сможем, нет человеческих сил.

Четвёртый. РАК, «не принося ровно никакой пользы отечественной промышленности, действует ещё во вред туземному населению…».

Пятый. Продать можно выгодно, деньги нужны.

Были, впрочем, и другие голоса. «Что касается до положительных выгод, то … они принадлежат только будущему, но … нынешнее поколение имеет святую обязанность сохранить для будущих поколений каждый клочок земли, лежащей на берегу Океана, имеющего всемирное значение». Это из отчаянной записки Ф. Остен-Сакена, посланной в день решающего совещания у императора (16.12.1866 г.).

Но редко когда размышления о будущих поколениях берут верх.

От рождения идеи продать Аляску (1857) до передачи её США (1867) прошло 10 лет. Сделка готовилась в тайне.

Цена Аляски – 7,2 млн долл., за вычетом предпродажных расходов – 7,035 млн долл., по курсу 1 руб. 60 коп. за доллар – 11,26 млн руб., из них чуть больше 1 млн было выплачено РАК за ликвидацию дел и вывоз персонала. Остаток – 10 млн руб.

Доходы российского государства за 1867 г. – 444 млн руб. (гос. роспись доходов и расходов на 1868 г.). Поступления за Аляску – 2,3% доходов за год.

Следы Русской Америки немедленно стали смываться. До 270 русских из 500 чел., находившихся на Аляске, сразу же вернулись в Россию.

Этим всё и закончилось.

Ещё раз – почему?

Модель Русской Америки – сверхжёсткая, сырьевая, основанная во многом на внеэкономическом принуждении, на сужающихся запасах сырья, глубоко зависимая от чрезвычайно дорогих внешних поставок, не подкреплённая вольной эмиграцией и притоком капиталов, со сверхмалой человеческой базой, не способной «взять земли». Такая модель привела к тому, что Аляска стала для государства «чемоданом без ручки», находясь под сильным давлением эмигрантских сообществ США.

История с Аляской – метафора, демонстрация того, что бывает, когда модель общества и экономики неправильна. Тогда земли и люди теряются неизбежно.

А как сделать, чтобы история с Аляской не повторилась? Ответ – найти такую модель экономики, которая бы давала максимум динамики.

Внешнее давление, попытки вытеснения будут всегда. Важно, как мы ответим на них.

Опубликовано в сокращении.

Яков Миркин, Исторический журнал «Родина»

Фото: rg.ru, карта Русской Америки

08.10.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта