Что держит на селе молодого педагога: Сергей Богданов в 30 лет стал директором Игринской школы № 2
Интервью, Статьи

Что держит на селе молодого педагога: Сергей Богданов в 30 лет стал директором Игринской школы № 2

В преддверии Дня учителя директор Игринской школы № 2 Сергей БОГДАНОВ рассказал о том, что его держит на селе и готова ли молодёжь работать в сельских школах.

Сергею Богданову 31 год. В должности директора он второй год. Школа, которой руководит Сергей Анатольевич, нуждается в срочной и масштабной реконструкции. Один из корпусов – деревянный, 1957 года постройки – нужно сносить, потому что зимой там очень холодно, в дождливую погоду течёт крыша, а по стенам уже пошли трещины. Второе здание – кирпичное, построенное в 1964 году – не способно вместить всех учеников (это несколько сотен ребятишек) и тоже нуждается в капитальном ремонте. Корреспондент «УП» пообщалась с Сергеем Богдановым и выяснила, что его привело в профессию, что ему даёт работа в школе и в чём главные проблемы сельских школ.

– Сегодня у всех на слуху проблема оттока молодёжи из сельской местности. Скажите, пожалуйста, что вас держит на селе?

– Одна из основных причин – свой дом. Я не очень люблю жить в квартире, потому что и соседи за стеной, и замкнутое пространство стесняют мою свободу. Вторая причина, почему я не переезжаю в город, это, конечно, работа. Я не могу сказать, что Игра – единственное место, где я готов жить: это зависит ещё и от работы, и уровня зарплаты. Было бы глупо с моей стороны получать такую же зарплату, как сейчас в Игре, но при этом жить в городе. Бывает, когда я устаю, когда дома мне всё надоедает, сажусь в машину и еду в Ижевск – 100 км для меня не расстояние. Да, в плане инфраструктуры там комфортнее, но городской шум и суету я не люблю. Некоторые переезжают в город, потому что там больше возможностей для развития детей. Но я убеждён: кто хочет развиваться и реализовывать себя, найдёт для этого возможности и в Игре. Так что пока я не вижу плюсов жизни в городе.

– Мужчина в школе – это редкость. Расскажите, как вы пришли в профессию?

– Совершенно случайно. У меня никогда не было цели работать в школе. В 2012 году я с красным дипломом окончил сельхозакадемию по специальности «инженер-механик сельского хозяйства». Сразу после вуза меня забрали в армию. Когда вернулся, то первое время жил на деньги, которые заработал в Америке, ещё будучи студентом. Мне хватило их на то, чтобы купить машину. Я начал таксовать и одновременно искать работу. Так получилось, что однажды мне предложили место заместителя директора по административно-хозяйственной части в школе № 2.

Когда на второй год работы в школе передо мной встал вопрос дополнительного заработка, я поступил в Глазовский государственный пединститут и параллельно начал вести уроки физкультуры. С самого детства я занимаюсь спортом, до глубины души люблю футбол. Для меня это спорт № 1. У нас в Игре даже есть своя футбольная команда «Спартак» (Игра). Мы участвуем в Первенстве Удмуртии по мини-футболу, выступаем во Второй лиге А. Я всегда хотел связать свою жизнь с футболом и, наверное, с удовольствием пошёл бы учиться на тренера, поэтому решил попробовать себя в качестве учителя физкультуры.

Сейчас у меня есть мои 0,5 ставки. С удовольствием веду уроки – у меня четвёртая параллель. Я взял учеников, когда они только пришли в первый класс. Мне нравится наблюдать за детьми, за их ростом. Я очень радуюсь, когда мои дети начинают прогрессировать, когда они интересуются спортивными секциями. Иногда я даже чересчур переживаю за их успехи и хочу от них больше, чем их родители. Кроме уроков физкультуры, я веду секцию футбола. Мне бы хотелось, чтобы все 100% моих детей ходили на какие-нибудь дополнительные занятия – на футбол, баскетбол, волейбол, на шашки, шахматы, робототехнику. Я всегда говорю детям: просто пробуйте. Один год позанимайтесь в одном кружке, не понравится – пойдёте в другой. Самое главное – ходите на какие-нибудь занятия, не сидите дома.

– Много ли мужчин в вашем коллективе? В чём заключается мужской подход к воспитанию и обучению детей?

– Мужчин во 2-й Игринской школе можно по пальцам пересчитать. Я начал преподавать в 24 года. Мне было тяжело, потому что дети не воспринимают молодого учителя всерьёз. Плюс сказывалась нехватка опыта: иногда я просто не знал, как подойти к ребёнку, как обернуть ту или иную ситуацию в свою пользу. Сейчас уже легче. Вообще, в плане уроков физкультуры у меня всё просто: раз надо, значит, надо. Да, стараюсь договариваться с детьми: устал или не хочешь заниматься – сядь, отдохни, успокойся. Встанешь и снова пойдёшь заниматься.

Да, иногда я повышаю голос, чтобы класс обратил на меня внимание, чтобы дети прислушались ко мне. Но в целом я считаю, что кричать на детей равносильно потере своего авторитета. Учитель, который срывается на детей, потерял контроль над классом. Раз детям удалось вывести его из равновесия, значит, он не справился с ситуацией.

– Были ли моменты, когда вам хотелось уйти из школы?

– Честно признаюсь: у меня каждый год бывают кризисные моменты. Сейчас мне нелегко, и, может быть, ещё только-только осознаю, что я директор. Я очень долго не мог принять этот факт в силу возраста и в силу того, что я ещё не настолько квалифицирован, как, например, бывший директор Людмила Николаевна Андреева. Если я чего-то не знаю, то мне некомфортно, поэтому привык во всём разбираться сам. Хозяйственные вопросы решаю на раз-два, а те моменты, которые касаются учебной части, до сих пор приходится изучать.

– Как вы стали директором? Как коллектив школы отнёсся к вашему назначению? Возникают ли какие-то противоречия между вами и вашими подчинёнными коллегами?

– Бывший директор Людмила Николаевна Андреева предупреждала, что собирается уходить на пенсию, и иногда тонко намекала, что я мог бы занять её место, но я не воспринимал это всерьёз: ну, какой из меня директор? Вообще я считаю, что руководить школой должен другой человек – мой заместитель по учебно-воспитательной работе. Но она отказалась от должности директора, и тогда это место предложили мне. Я, в свою очередь, подумал, что такие предложения бывают, возможно, раз в жизни, и решил, что лучше попробовать, чем жалеть, что не попробовал.

Разница во взглядах обязательно должна присутствовать, и грош цена тому работнику, который во всём соглашается с начальником. Противоречия бывают, но не глобального характера. Да, кто-то в силу каких-то личных взглядов не принял меня, но их меньшинство. Все те, кто не совсем согласен с моим назначением, закаляют меня, не дают расслабиться. Я так это воспринимаю. В целом же всё хорошо. В школе всегда есть к кому обратиться, всегда найдутся те, кто поможет. Как бы то ни было, люди знают, что я отработал в должности заместителя директора 6 лет. Думаю, что со стороны видно, как я переживаю за нашу школу. Мне очень хочется, чтобы на месте деревянного здания появилось новое (и не только мне, но и предыдущим директорам и всему коллективу, который уже много лет ждёт этого события). Тогда можно будет поставить для себя галочку, что какая-то цель в жизни достигнута

– Какой вы руководитель?

– Я требовательный руководитель. Я привык, чтобы всё было чётко. Например, Людмила Николаевна более дипломатичная, чем я. Мне этому надо ещё учиться. Вместе с тем я никогда не принимаю глобальные решения единолично. Все важные вопросы выносятся на совет администрации.

Как и любой другой руководитель, я хочу, чтобы школа показывала высокие результаты. Никто не говорит о том, что все наши выпускники должны оканчивать школу с золотой медалью, но мы должны давать детям качественное образование. Плюс ко всему школа – это не только процесс обучения, но и воспитание. Какими мы воспитаем наших детей, такими они и будут.

– Какие проблемы наиболее актуальны для сельской школы?

– Во-первых, сельские школы страдают от нехватки квалифицированных кадров, потому что образованная и талантливая молодёжь уезжает в город. Во-вторых, однозначно надо улучшать материальную базу, начиная с учебных пособий и заканчивая пришкольными стадионами. Например, нас очень выручила «Точка роста», потому что это и передовое оборудование, и современная мебель, и актуальный дизайн помещений. Если бы все кабинеты в нашей школе были такими, как в «Точке роста», то и качество образования повысилось бы, и сама школьная атмосфера была благоприятнее. Хотим мы того или нет, но мы всё равно зависим от тех условий, в которых находимся.

– Насколько возрастной коллектив в вашей школе? Есть ли у вас дефицит кадров?

– Не могу сказать, что в нашей школе огромный дефицит учителей, но проблемы есть, и с каждым годом они становятся всё острее. Иногда закрываем дефицит кадров за счёт совместителей из других школ. Приглашаем учителей пенсионного возраста. Например, так мы пригласили учителя русского языка. У нас довольно большой процент учителей пенсионного возраста, и если они разом решат уволиться, тогда у нас действительно будут серьёзные проблемы.

Молодёжь тоже приходит. Года два или три назад три молодых сильных специалиста одновременно пришли и продолжают работать в нашей школе, причём двое приехали из других районов: один из Балезино, а второй из Дебёс. В этом году к нам пришёл молодой учитель географии. Проблема в том, что единицы готовы работать в таких условиях, как у нас.

В 2020 году, зимой, мы директорами школ поехали в ГГПИ на встречу со студентами, чтобы заинтересовать их работой в сельской школе. Каждый из нас подготовился и выступил перед будущими выпускниками. Думаю, что мне как молодому директору удалось вызвать у них большой интерес, и некоторые из студентов-выпускников, которые подходили ко мне на встрече в ГГПИ, действительно, в течение года приходили в нашу школу. Но когда я показывал им деревянное здание 57-го года постройки, у них сразу же пропадало желание. Он говорили, что подумают, и, естественно, больше не возвращались. Это их полное право. А если бы у школы появилось новое здание, мы однозначно закрыли бы дефицит кадров.

– Как в вашей школе обстоят дела с современными образовательными технологиями? Школьников опять могут перевести на дистант.

– Все воспринимают дистант очень негативно. Чего ни коснись, одни минусы. Что такое дистанционное обучение? Это обучение при помощи видеосвязи. Но мы не можем себе этого позволить: если все наши учителя начнут работать через школьный интернет, он просто-напросто не справится. Фактически у нас вместо дистанционного электронное обучение: учитель размещает на какой-то электронной платформе видеоурок, дети погружаются в тему этого урока, а потом выполняют задания. Получается, что диалога как такового не происходит.

Мало того: не у всех дома есть компьютеры и выход в интернет. Для учителя это ещё и дополнительная нагрузка. И что греха таить, выполняя задания дома, ребёнок без проблем может выйти в интернет и воспользоваться подсказками и готовыми решениями, тогда как в классе у него нет возможности списать. Когда в 20-м году мы ушли на дистант, у нас резко выросли показатели успеваемости. Да что там показатели! Каких детей мы получили, когда вернулись к очному обучению! Кто-то вообще непонятно где болтался во время дистанта и в результате нахватался вредных привычек. Им снова надо было привыкать к школе, дисциплинировать себя.

Вместо послесловия

После того как в августе этого года в Игринской школе № 2 побывали представители федеральной и региональной власти, стало известно, что её включили в реестр образовательных организаций, нуждающихся в капитальном ремонте. Школы, попавшие в этот список, планируется обновить по программе капитального ремонта общеобразовательных учреждений. Проектно-сметная документация, необходимая для проведения в Игринской СОШ № 2 капитального ремонта, находится на стадии разработки.

Фото Сергея Рогозина

05.10.2021

Автор материала:

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта