Дважды Герой: дерзкий, единственный, полузабытый Евгений Кунгурцев
Статьи

Дважды Герой: дерзкий, единственный, полузабытый Евгений Кунгурцев

3 октября исполняется 100 лет со дня рождения Евгения Максимовича Кунгурцева. Это единственный в истории Ижевска и всей Удмуртии дважды Герой Советского Союза. Личность выдающаяся, но, так уж получилось, оказавшаяся полузабытой земляками.

Основание говорить про забвение даёт прежде всего официальное издание 2008 года: 800-страничная энциклопедия «Удмуртская Республика». Даже через восемь лет после смерти героя она продолжала утверждать, что он якобы жив-здоров в братской Украине.

Как кунгуряки стали ижевцами

За отсутствием собственной, официальной энциклопедии, посвящённой только Ижевску, более-менее объективным сводом его знаменитых уроженцев с оценкой их вклада в отечественную и местную историю придётся избрать «Википедию»? хотя эта всезнайка порой пристрастна и ошибается в деталях. Среди 217 статей, посвящённых уроженцам Ижевска, на втором месте там 34 деятеля искусства (в том числе почему-то всего один архитектор, но зато в этом же ряду одна «порноактриса»), затем 18 учёных (в том числе 6 докторов исторических наук), 17 военных (в том числе 11 Героев Советского Союза и 3 Героя России). Абсолютное большинство же в почтенном ряду уроженцев города-завода на Иже совершенно неожиданно занимают не оружейники или металлурги, а спортсмены. Их аж 118 душ! С одной стороны, это кажется нелепой диспропорцией, но, с другой, отражает исторически сформировавшийся характер города. Спорт – это всегда борьба, дерзость, настойчивость в преодолении трудностей. Данные качества исторически как раз и были присущи коренным обитателям города оружейников.

Кунгурцевых в истории Ижевска известно много, и у всех родословие так или иначе восходит к уральскому городку Кунгур и селениям Кунгурского уезда Пермской губернии. Оттуда на наш оружейный завод в пору его становления пригоняли рекрутов-кунгуряков, а затем и их сыновья, заводские кантонисты, становились оружейниками. Только в 1863 году на вещевом и продуктовом содержании Ижевского оружейного завода, судя по архивному документу, состояло шесть кантонистов Кунгурцевых в возрасте от 8 до 12 лет. Некоторые из этой разветвлённой династии мастеровых смогут пробиться на довольно высокие позиции. К 1880 году, например, бывший заводской кантонист Валентин Кунгурцев уже надворный советник в должности артиллерийского чиновника по особым поручениям. Через 18 лет появится среди Кунгурцевых и кафтанщик – слесарь-ремонтник Константин Алексеевич. Шестью царскими медалями наградят мастерового Андрея Кунгурцева, а его сын Иван удостоится двух Георгиевских крестов. Он будет служить в колчаковской армии, но в 1920 году, вернувшись из Сибири в Совдепию, всё же возглавит одну из мастерских Ижевского оружейного завода. Почти все Кунгурцевы – многодетные родители, и я просто не рискну разбираться в генеалогических дебрях, кто там прямой предок будущего Героя.

Отец его был многодетным, воспитал восьмерых детей. Двое стали лётчиками-фронтовиками, третий воевал в пехоте. Сам Максим Афанасьевич работал на оружейном заводе, был ещё и сапожником. В 1937 году он погибнет на железной дороге, и семье придётся совсем туго. Евгений начал учиться в знаменитой школе на Сенной площади, а в пятый класс пошёл в школу № 22, только что открывшуюся в огромном новом здании в Красногеройском переулке. После войны он будет вспоминать:

– Где б мы ни сражались (Евгений имеет в виду братьев Виктора и Геннадия. – Е.Ш.), всегда с любовью вспоминали о своём Ижевске. Его заводы, зелёные сады и деревянные домики на окраинах. В одном из них живёт моя мать. Недавно, кажется, уезжали на Воложку – земляника, рыбалка, лыжи, коньки… В школе была физкультурная секция, которой руководил бывший цирковой артист. Меня увлекли трюки на турнике. (Полагаю, это поможет ему, коренастому крепышу, всяким «трюкам» при воздушных сражениях. – Е.Ш.).

Окончив семилетку, будущий лётчик, дабы не обременять семью лишним ртом, отправился в соседний Воткинск, где поступил в машиностроительный техникум. Сам он объяснял переезд так: «Потому что увлёкся конструированием, да и аэроклуб там был, а в Ижевске его не было». Придётся поправить. Евгений Максимович что-то недоговорил или спутал. Аэроклуб у нас всё же официально начал действовать ещё 5 декабря 1935 года. Имелось 4 самолёта По-2 и 7 планеров, а в лугах за Казанским вокзалом действовал аэродром. В Воткинске же собственного аэроклуба не было, но недолго функционировал филиал Ижевского.

Дерзость и удача: два побега, две Звезды

Есть эпизод, о котором сам лётчик никогда не говорил, но особисты из Управления кадров Военно-воздушных сил Красной армии сохранили для истории красноречивый документ. Из него следует, что курсант авиашколы Е.М. Кунгурцев в Красной армии с 1940 года. На следующий год 24 августа он попал в окружение, а 10 сентября и в плен, из которого бежал 12 ноября. Строгой проверке подвергся в спецлагере НКВД в Подольске. Только после этого смог отправиться на Волгу, чтобы закончить обучение в Балашихинской военной авиационной школе. Она целенаправленно готовила тогда пилотов для штурмовиков Ил-2. Этот одномоторный моноплан вооружали среди прочего и пулемётом Березина, который выпускали ижевцы. Так что молодой лётчик мог на практике оценить труд земляков, оставшихся в тылу.

Будучи уже командиром звена эскадрильи 15-го гвардейского полка, Кунгурцев 4 марта 1945 года снова оказался в плену в Восточной Пруссии около городка Айзенберг. Пилоты звена Кунгурцева увидели, что его штурмовик подбит и взорвался, поэтому отправили матери похоронку. Всего через полгода не очень разговорчивый герой так рассказал об этом журналисту «Удмуртской правды»:

– Мне поставили задачу разгромить склад боеприпасов, обнаруженный разведкой. Он был хорошо замаскирован, но я бросился в вираж, прошёл на бреющем полёте и выполнил прицельное бомбометание. Был сбит зенитным огнём. Меня схватили, бросили в концлагерь. Русский врач обмыл раны, перевязал голову. На допросе молчал. Потом лагерь бомбили, и по дороге на работы я убежал у переправы. Вышел к своим. В плену пробыл 23 дня, и в эскадрилье меня сочли погибшим. Когда обнялся с боевыми друзьями, начали обмывать мой орден Богдана Хмельницкого, но зашёл командир полка и сказал: «Только что получена телеграмма. Поздравлять надо со званием Героя Советского Союза!»

Развеяв все подозрения смершевцев, Кунгурцев продолжил летать на важнейшие задания, особо отличившись в прицельном бросании бомб и фоторазведке. Во главе шестёрки штурмовиков он громил отступающего врага и уже 19 апреля услышал новый Указ о второй Золотой Звезде! Обе эти высшие награды и один орден Ленина Евгению Максимовичу вручит 9 мая командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал армии И.Х. Баграмян.

Лётная книжка гвардейского генерала      

Прославленный земляк прибыл в Ижевск 29 июня 1945 года, сразу после участия в параде Победы. Как положено, стал посещать заводы, рассказывал о недавних боях, встречался на торжествах с партийным и комсомольским активом. Его уговаривали остаться в Ижевске, обещали хорошую карьеру. Но 24-летнего боевого лётчика это, разумеется, не прельщало. Он хотел летать! Причём и выше, и дальше всех. Мечтал Кунгурцев также об учёбе в Военно-воздушной академии и генеральских погонах. Он закончит две военные академии (в 1952 и 1957 гг.), а в 1961 году получит генеральские погоны, но продолжит летать, чаще на бомбардировщике Ил-28.

Особая история с его родным домом, что стоял под номером 91 на улице Ленина (нынешней Сивкова) ниже улицы Либкнехта. Там жила с младшими детьми Александра Михайловна Кунгурцева, удостоенная ордена «Материнская слава» II степени. По решению Правительства УАССР 1947 года взамен развалюхи для Кунгурцевых вскоре выстроят на улице Горького большой бревенчатый дом.

В Центральном государственном архиве УР хранится типовая лётная книжка гвардии генерал-майора авиации Е.М. Кунгурцева. Он заполнял её с 1 января 1960 года по 15 марта 1967 года, но там важная техническая информация и о полётах предшествующих лет. Оказывается, уже в 1940 году 19-летний курсант из Ижевска налетал за 103 полёта 33 часа на штурмовике По-2, который одновременно являлся учебным самолётом. В следующем году курсант пересядет на самолёт-разведчик Р-5 того же конструктора Н.Н. Поликарпова. Но с 1942 года любимой машиной Кунгурцева надолго становится штурмовик Ил-2 С.В. Ильюшина. Только за 1944 год он налетает на нём за 178 полётов 154 часа 23 минуты, а в следующем, победном году за 42 полёта 36 часов 46 минут.

Выйдя в 1968 году в отставку, командир дислоцированной в Эстонии гвардейской 11-й бомбардировочной дивизии генерал-майор Е.М. Кунгурцев решил найти отдых от ратных трудов в городке Бердянск. Выстроил на берегу Азовского моря свой первый собственный дом. Был директором ПТУ, возглавлял городской совет ветеранов и пионерлагеря «Лазурный», «Юный химик». Родной же город его фактически забыл из-за какого-то слишком ревнивого отношения со стороны партийных руководителей УАССР. Улицу Кунгурцева на радость «правильным» пионерам в 1957 году переименовали в «Павлика Морозова» (но в 2012 году улица Героя всё же появится на северной окраине города). Трижды передвигали прекрасный памятник лётчику (скульптор И.И. Козловский, архитектор Л.М. Поляков. 1950 г.). С 1992 года он стоит на Карлутской площади, но почему-то на отшибе от Вечного огня – там, где всегда затенённая «яма». Воспользовавшись этим, через шесть лет «сборщики металлолома» отломают бронзовую доску с текстом наградного Указа.

Почётного гражданина Бердянска похоронили на берегу моря 13 июня 2000 года. На доме по улице Шмидта установили оригинальную мемориальную доску и дали название «Генерал Кунгурцев» пассажирскому теплоходу.

Евгений Шумилов

30.09.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта