Быть счастливым для ребёнка важнее, чем быть успешным
Статьи

Быть счастливым для ребёнка важнее, чем быть успешным

Советы профессионального психолога родителям, как обезопасить ребёнка от школьного насилия и что делать, если такая ситуация произошла

«Добро пожаловать в страну знаний!» Такой или похожей надписью над входом встречают детей во многих школах. Клинический психолог, нейропсихолог, начальник отдела социально-психологического сопровождения центра «Психолог-плюс» Ольга Лукшина отмечает, что в наших школах детям преподают множество различных предметов, но, к сожалению, уделяют мало внимания развитию стрессоустойчивости у детей. Равно как и умению устанавливать уважительные и вежливые взаимоотношения с любым человеком. Между темпроблема школьного буллинга (от английского bullying – «запугивание», «издевательство», «травля») остаётся одной из самых острых. Что делать, чтобы школа не превратилась в сплошной ужастик как для ребёнка, так и для его родителей, корреспондент «УП» выяснила у специалиста.

Кто становится жертвой буллинга в первую очередь?

– Жертвой буллинга может стать практически каждый ребёнок, потому что школьный коллектив – это коллектив, созданный не по принципу психологической совместимости, а в силу других обстоятельств, и для ребёнка это фактически ситуация «вынужденного общения». С другой стороны, попадёт или не попадёт ребёнок в ситуацию буллинга, во многом зависит от стиля воспитания в семье, от семейной ситуации, а также от особенностей его нервной системы, от особенностей его реагирования на стресс. Если более ранимые, более впечатлительные, тревожные по натуре дети воспитываются в авторитарных семьях, то они, как правило, лишены самостоятельности и умения отвечать на агрессию других людей. Это значит, что риск стать жертвой буллинга у них гораздо выше, чем у остальных. Конечно, сказать однозначно, что такие дети попадут в ситуацию буллинга, нельзя. Важно ещё и то, как будет реагировать педагог на конфликтную ситуацию. Есть учителя, которые сами провоцируют ситуации, когда над ребёнком начинают подшучивать и издеваться в классе, например ситуации обесценивания того, что очень важно для ребёнка.

Откуда вообще у детей и подростков возникает потребность назначить кого-то «иным», «плохим» и начать его травить?

– На ранних стадиях формирования человеческого общества люди делили друг друга на «своих» и «чужих». Они  жили общинами, и это был принцип выживания – «свой/чужой». На бессознательном уровне он, к сожалению, продолжает срабатывать, поэтому человек, который выглядит иначе, ведёт себя иначе, изначально воспринимается как чужой, то есть как тот, кто может представлять опасность. Плюс ко всему «козлы отпущения» и «изгои» появляются тогда, когда взрослые начинают из школьного коллектива формировать команду. В команде обязательно кто-то становится лидером, а кто-то изгоем. От этого никуда не деться, и, на мой взгляд, важно научить детей взаимодействовать, общаться и работать с разными людьми, а не дружить со всеми.

Как родителям понять, не подвергается ли их ребёнок травле?

– Что касается начальной школы, то дети ещё не могут оценить эту ситуацию критически. Они, конечно, понимают, что к ним плохо относятся, но не знают, когда нужно обратиться к взрослым и к кому конкретно. Что происходит с ребёнком? Нужно обратить внимание на соматическое состояние ребёнка. Во-первых, у него нарушается сон. Ребёнок плохо спит, разговаривает во сне, с трудом засыпает и долго не может проснуться. Во-вторых, у ребёнка резко меняется поведение. Он может плакать, злиться, нервничать без повода, и такие реакции не свойственны обычному поведению ребёнка. Он может сказать, что не хочет идти в школу, а почему, объяснить не может. Либо стесняется рассказать родителям, либо побаивается своей неуспешности в отношениях со сверстниками, потому что коллектив сверстников и их мнение очень важны для ребёнка. Наконец, если у ребёнка падает успеваемость, это также может означать, что он попал в ситуацию буллинга. Ребёнку очень тяжело учиться, когда над ним постоянно подшучивают или издеваются. Даже лёгкие выпады в его адрес выводят его из состояния равновесия, он начинает переживать, в результате мышление и память ребёнка работают несколько хуже.

А как быть с подростком? Можно ли его разговорить? Что делать, если он замкнулся?

– По эмоциональному состоянию ребёнка можно понять, что с ним что-то не так. Если родители не могут выяснить, что с ним происходит, то можно действовать через значимого взрослого или через значимого сверстника. В жизни любого подростка бывает кто-то значимый. Но лучше пойти к специалисту. Нужно спокойно объяснить ребёнку, что если он не хочет довериться им, родителям, то можно прибегнуть к помощи специалиста. Перед тем как пойти на консультацию к психологу, ребёнка нужно подготовить, иначе у него возникнет барьер.

Что делать родителям, если они понимают, что их ребёнок – жертва школьного буллинга?

– Для начала родителям нужно усмирить свои эмоции, только после этого на холодную голову принимать решения. Родители обеих сторон вместе с педагогами должны встретиться и коллегиально обсудить ситуацию. Но в буллинге круг участников не ограничивается только обидчиком и жертвой: есть ещё молчаливые свидетели, которые тоже оказываются втянутыми в эту историю. Нужно узнать, почему дети стали свидетелями и не заступились за того ребёнка, который подвергся нападкам, но в то же время не приняли сторону ребёнка-обидчика. Так или иначе, эти безмолвные свидетели в дальнейшем сами могут стать как жертвами буллинга, так и агрессорами, потому что они видят и ту, и другую модель поведения. Работа (и, как правило, это работа психолога) должна вестись со всем классом, если, конечно, родители пострадавшей стороны хотят, чтобы их ребёнок и дальше учился с этими детьми.

Если родители видят, что ситуация не меняется, единственный выход – изъять ребёнка из травмирующей ситуации, сменить школу. С жертвой буллинга должны работать психологи, потому что если ребёнок достаточно сильно пострадал, в дальнейшем ему будет сложно устанавливать отношения в новом коллективе. Ребёнку-агрессору тоже необходима психологическая помощь, потому что он не просто так проявляет агрессию либо психологическое насилие по отношению к другим детям.

Как сами родители могут помочь ребёнку, который подвергся травле?

– Ребёнок, который подвергся травле, будет очень тревожным, беспокойным, поэтому дома должна быть максимально привычная, комфортная и принимающая обстановка. На профессиональном языке это состояние называется психологический покой. Что под ним подразумевается? Полное принятие, любовь и поддержка ребёнка. Ребёнка нужно хвалить даже за маленькие победы. Например, он самостоятельно прибрался в своей комнате. Родитель должен обязательно отметить, что ему это очень приятно. Ребёнка нужно поддерживать во всех начинаниях. Если он хочет в какой-то кружок, ради Бога. Ребёнок должен сам выбрать кружок или секцию, ведь тогда он попадает в коллектив по интересам, где у него появится качественное общение, которое может перерасти в дружбу, где он получит свою порцию социального одобрения и принятия.

А что делать, если выясняется, что их ребёнок сам кого-то жестоко травит?

– Семья – это первая инстанция социализации ребенка, и именно в семье (или в ситуации, её заменяющей) ребёнок получает основные социальные нормы. Если родитель позволяет себе при ребёнке оскорбить старушку в транспорте, пнуть бездомную собаку на улице, то ребёнок будет вести себя соответствующим образом, ведь он будет считать такое поведение нормальным. Инициаторами буллинга становятся и те дети, чья агрессия находит поддержку со стороны взрослого, например, когда родитель наставляет ребёнка стукнуть обидчика посильнее, чтобы его боялись. Плюс ко всему если взрослые рассказывают о таких же случаях из своей жизни, когда они проявляли агрессию, то дети воспринимают это как руководство к действию.

Кстати, если ребёнку-жертве не оказана качественная психологическая помощь, то он может стать агрессором. Таким образом, бывшая жертва отрабатывает свой травматический опыт, то есть, грубо говоря, мстит, но уже другому человеку в аналогичной или похожей ситуации.

Есть версии, что «казанский стрелок» был жертвой школьного буллинга, мстил. Террористы – это бывшие жертвы насилия, травли, унижений?

– Необязательно. Нельзя сказать, что терроризм является прямым следствием буллинга. Для того чтобы ребёнок, подросток решился расправиться с кем-то, на него должен подействовать целый ряд обстоятельств. Например, как в случае с «казанским стрелком». Даже если ситуация буллинга и была, вряд ли можно напрямую связать её с тем преступлением, которое он совершил. «Благоприятными» для развития такой личности и такой реакции стали сразу несколько факторов. Во-первых, надо учитывать психологические особенности, особенности нервной системы данного человека, во-вторых, скорее всего, имели место особенности воспитания в семье, в-третьих, по определённым признакам можно предположить, что этот человек, возможно, страдает психопатией. Плюс ко всему определённое влияние на него оказала социальная ситуация. Мы же не можем сказать наверняка, в каких условиях он вырос, в каком окружении, как на него подействовали соцсети и т.д.

Можно ли предвидеть и предотвратить трагедию, подобную той, что случилась в Казани? Что могут сделать родители, чтобы их ребенок научился уважать чужую личность?

– Маньяки и психопаты были и будут всегда. Достаточно часто они ведут себя вполне адекватно, соблюдают социальные нормы (не потому, что они их принимают, а в силу того, что так надо), поэтому предвидеть такие опасные проявления агрессии, как скулшутинг, вряд ли возможно. Я склоняюсь к тому, что нужно воспитывать и растить психологически здоровую личность, что и родители, и педагоги очень часто упускают. Для родителей главное, чтобы ребёнок был успешным, а для педагогов – соответствовать критериям оценки качества их профессиональной деятельности.

Родители очень часто приводят на консультацию детей, которых они сами же загоняют в невротическое состояние, именно потому, что, по их мнению, ребёнок должен быть успешным. В таких случаях я всегда задаю один и тот же вопрос: «Каким вы хотите видеть своего ребёнка: успешным или счастливым?» Первое далеко не всегда означает второе, а между тем ребёнок должен быть, прежде всего, счастливым. Пусть он будет успешен не во всех областях, лишь бы он был счастливым, потому что счастливые люди не совершают антисоциальных и противоправных поступков. Такие дети воспринимают людей, которые отличаются от них самих (с инвалидностью, со странностями, особенностями), такими, какие они есть.

Как ни взгляни, но воспитать здоровую и счастливую личность – это самая сложная задача. Родители учатся на собственных детях и на опыте собственных родителей, поэтому цепочка насилия – как физического, так и психологического – зачастую продолжается, отсюда и манипуляции вместо воспитания. Сейчас пришло поколение родителей, которые разучились играть. Они и сами уже не играли, а сейчас не понимают, как играть и взаимодействовать с собственными детьми.

Я считаю, что решением проблемы могло бы стать создание школ для молодых родителей, потому что далеко не все родители психологи и педагоги по образованию. Родителям нужно объяснять, как поступать в той или иной ситуации, как ребёнок развивается, как его не упустить. Вопросов очень много.

В школах необходимо качественно развивать психологическую службу, потому что один психолог на школу – этого недостаточно, он ничего не успевает. Какую качественную психологическую помощь он может оказать? Должна проводиться работа с педагогами, чтобы предотвращать буллинг. Ни один родитель не может находиться с ребёнком 24/7, поэтому педагоги должны быть в этом плане обучены. В школах должна развиваться служба медиации, которая помогает разобраться в конфликтной ситуации и разрешить её конструктивным путём.

Нужно ли мониторить странички подростка в соцсетях, чтобы понять, не стал ли он жертвой или инициатором буллинга?

– Над тем, чтобы подросток доверял родителям свои соцсети, нужно начинать работать, пока ребёнок ещё маленький: выслушивать его, стараться понять, принимать его таким, какой он есть. Тогда в подростковом возрасте ребёнок не закроется от родителей. Ему незачем будет что-то скрывать, ведь его принимают, оказывают поддержку во всех сложных ситуациях, его не ругают даже за его ошибки.

А вообще мониторить социальные сети ребёнка нужно и важно, потому что сейчас это лучший психологический тест, который только можно придумать. На своей странице ребёнок выкладывает всё то, что отражает его внутреннее состояние. Но удалять что-либо из социальных сетей ребёнка ни в коем случае нельзя, потому что это его пространство. Даже если он слушает блогера, который не нравится родителям, нужно уважать его интересы. Можно предложить ребёнку послушать этого блогера вместе, потому что, приобщаясь к его интересам, родитель делает шаг в сторону взаимного доверия.

А можно ли читать личные сообщения ребёнка в соцсетях?

– В этом случае родитель вторгается в личное пространство ребёнка и может навсегда потерять его доверие. Я рекомендую выстроить доверительные отношения с ребёнком, чтобы он сам рассказал, что с ним происходит. Либо узнать у того, с кем он более доверительно общается, либо вывести ребёнка на то, чтобы он поделился со специалистом.

Фото: pixabay.com

09.09.2021

Автор материала:

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта