Ижевск, август 1991-го: о нелепом «путче», добившем державу
Статьи

Ижевск, август 1991-го: о нелепом «путче», добившем державу

II. Свободолюбие.

19 августа, понедельник

Это один из «чёрных» дней российской истории. В 7 часов утра все мы, левые и правые, либералы и консерваторы, с тревогой услышали по радио загадочное «Заявление советского руководства». Власть, оказывается, уже два часа как перешла к «Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР» (ГКЧП). Как сказано в преамбуле, этого якобы потребовали результаты референдума от 17 марта, а Президент СССР М.С. Горбачёв, мол, не в состоянии исполнять свои обязанности «по состоянию здоровья». До сих пор не вполне ясна роль самого Горбачёва в данном «путче». Похоже, наверху затеяли какую-то сложную «игру престолов», жертвой которой, в конце концов, окажется вся страна.

А что же тихая удмуртская столица? Около полудня, когда десятки танков и БТР двигались в сторону Кремля, Н.И. Сапожников, лидер местных коммунистов, по инерции вроде бы ещё числящийся в УАССР «главным» по части идеологии, получил из Москвы секретную телеграмму. Ему указали на необходимость принятия мер «по участию коммунистов в содействии ГКЧП». Будучи добросовестным представителем партноменклатуры, милейший и скромный по жизни Николай Иванович выразил руководству Коммунистической партии РСФСР от имени секретариата Удмуртского республиканского комитета «полную поддержку первым шагам ГКЧП».

Одновременно командующий Приволжско-Уральским военным округом генерал-полковник А.М. Макашов, бывший незадолго до того в Ижевске, приказал нашему военному комиссару Г.В. Барскову взять под контроль все средства массовой информации, а ещё «задерживать космополитов»! Этот бывший конкурент Ельцина на президентских выборах обязал военкома также организовать завтра демонстрацию всех наличных сил «с выводом на улицы военной техники». Именно такая нелепая «демонстрация» уже потрясла всю Москву, пугая союзные республики возможностью чего-то подобного и для них. Какой уж тут «Союз нерушимый»?

Ничего из рекомендованного свыше удмуртские власти не исполнили. Побоялись или просто не успели? Более того, если говорить о других силовиках, то именно в этот день 47 действующих офицеров Удмуртского управления КГБ проявили здравомыслие и высказались вопреки своему непосредственному руководителю генерал-майору В.П. Окуневу. Они поддержали первые ответные действия законного российского руководства.

Ещё в 12.15 по московскому времени около «Белого дома» (Верховного Совета РСФСР) Б.Н. Ельцин зачитал с перешедшего к демократам танка обращение «К гражданам России». Он жёстко расценил происходящие события как «государственный переворот» и призвал к отпору узурпаторам. Требовалось как можно быстрее довести это до масс, лишённых информации. Но весь день в Ижевске царила неопределённость и «Лебединое озеро» в телевизоре только усиливало её. Лишь ближе к вечеру молодой строитель О.Б. Зонов с четырьмя друзьями вышел в знак протеста на Центральную площадь. Из шести листов ватмана они наспех соорудили плакаты с надписями: «Позор коммунистам!», «Нет диктатуре!», «Ельцин на Красной Пресне окружён танками…» и т.п. Вскоре этот скромный пикет у Пушкинской улицы перерос в шумный митинг. Информации для масс поступало крайне мало, поэтому собравшиеся стали обвинять руководство Верховного Совета УАССР в бездействии. Но несколько его депутатов всё же выйдут к митингующим. Лидер ижевских демократов, председатель координационного совета Удмуртского республиканского отделения движения «Демократическая Россия», зарегистрированного 31 июля, В.Н. Скрынник призвал граждан Удмуртии к бессрочной забастовке протеста. Замечу, призвал не по своей инициативе, а вслед за Ельциным. Других, более массовых уличных акций «за» или «против» ГКЧП в Ижевске в этот день так и не состоялось.

20 августа, вторник

На второй день стало известно об ответных инициативах местного начальства. В иных казённых кабинетах поспешили снять портреты Президента СССР, а лидер удмуртских коммунистов Н.И. Сапожников, заботясь о порядке, даже предложил членам ГКЧП создать некий «контрольный орган»”, чтобы их мудрые распоряжения лучше выполнялись на местах. Редакторы обеих ижевских официальных русскоязычных газет («Удмуртская правда» и «Известия Удмуртской Республики») послушно опубликовали все распоряжения путчистов, причём без всяких комментариев. Читатели остались в неведении: как же всё это практически реализовывать?

В противовес газетам ижевское информационное агентство «Дата» сделало первую и единственную у нас попытку дать в телеэфире оценку действиям ГКЧП, что вызвало большое неудовольствие в местном Совете Министров. Резкий недостаток сведений из Москвы пыталось восполнить и агентство «Ижинформ». А некоторые технически продвинутые, но единичные, горожане – работники УдГУ – смогли также первыми узнавать самые горячие новости по электронной почте. Под вечер правду о событиях в Москве и Форосе снова рассказали своим избирателям несколько смелых депутатов, вышедших на небольшой митинг перед зданием Верховного Совета Удмуртии на Пушкинской улице. На асфальте – там, где проходил митинг, надпись краской «Нет диктатуре!» продержится ещё несколько месяцев.

Поздно ночью в наш КГБ поступила шифрограмма из КГБ СССР. Там было заявлено об отмене приказов КГБ РСФСР и утверждалось о неправомочности указов Президента РСФСР. Генерал-майор В.П. Окунев зачитал эту шифрограмму личному составу, обязав выполнять её, но, как и днём раньше, встретил сопротивление подчинённых. Случилось невероятное: офицерское собрание выразило недоверие своему руководителю. Ему придётся вскоре подать в отставку.

Зато на должной высоте оказался первый заместитель Министра внутренних дел УАССР полковник Н.А. Перевощиков, остававшийся тогда за министра. Он отправил шифрограмму в МВД СССР с отказом от поддержки путчистов, в том числе своего министра Б.К. Пуго. Надо полагать, силовики в Москве взвешивали подобную информацию с мест, анализируя складывающуюся ситуацию. Всё решали минуты.

21 августа, среда

На 3 часа утра (московского времени) заговорщики наметили штурм Верховного Совета РСФСР, но за два часа до этого от участия в кровавой бойне отказались как руководители подразделений КГБ СССР, так и первый заместитель Министра внутренних дел СССР, генерал-полковник, Герой Советского Союза Б.В. Громов.

Рано утром председатель Совета Министров УАССР Н.Е. Миронов отказался исполнять шифрограмму ГКЧП с требованием срочно создать местный комитет по чрезвычайному положению. А вот заместитель Миронова А.А. Волков имел иное мнение. Через 20 лет, уже будучи во главе УР, он неоднократно публично клеймил каких-то «отморозков 1917 и 1991 годов». Примечательно всё же сближение им ноябрьского захвата власти одной партией и августовского освобождения от её диктата! Но вряд ли Александр Александрович осуждал «январцев», скорее таких честных и активных граждан, как Зонов и Скрынник.

Чуть позже оперативно собралась чрезвычайная сессия городского Совета народных депутатов. В поддержку им прибыло семеро депутатов от демократической фракции Верховного Совета УАССР, который в целом оказался намного более тяжёлым на подъём. Зато радикально настроенные городские депутаты-демократы призывали горожан к забастовке протеста. Только лишь депутат Н.В. Январский, являющийся также сопредседателем Удмуртского отделения «Объединённого фронта трудящихся», убеждал коллег поддержать обращение ГКЧП. Он заявил: «Совет рабочих Ижевска поручил мне создать комитет рабочего движения, который должен выполнять распоряжения ГКЧП». При 20 воздержавшихся (коммунистическая фракция) и пяти против (соратники Январского) сессия приняла 124 голосами резолюцию, в которой признала создание ГКЧП незаконным, антиконституционным переворотом.

Таким образом, ижевский горсовет оказался единственным представительным органом власти в Удмуртии, смело осудившим «путч». Президиум же Верховного Совета УАССР во главе с В.К. Тубыловым высказывался значительно осторожнее городских депутатов. Собирать чрезвычайную сессию высшего органа власти региона президиум так и не стал. Фактически руководство Верховного Совета заняло выжидательную позицию.

Продолжал открыто поддерживать ГКЧП во всех своих выступлениях на сессии горсовета один лишь Январский. Он ухитрился срочно собрать съезд ижевского ОФТ. На нём сформулировали призывы к роспуску законно избранных органов власти. «Удмуртская правда», как орган Верховного Совета УАССР и республиканского комитета КПСС, почему-то почти половину номера в этот день щедро отвела под публикацию экстремистских материалов съезда. Но одновременно редактор  сознательно затормозил на день публикацию Указа Президента РСФСР. А вот «Советской Удмуртия» смогла опубликовать его вовремя, даже успев перевести Указ на удмуртский язык.

Под вечер на митинге у Дома правительства ижевские демократы огласили последние вести из Москвы: «Горбачёв свободен! Хунта бежала!». Митинг ликует. На асфальте сделали вторую надпись: «Мы победили!».

22 августа, четверг

Трагикомедия закончилась. Все члены ГКЧП арестованы. Здание ЦК КПСС на Старой площади опечатано. Теплившиеся ещё с «перестройки» у многих, в том числе и у меня, надежды на возможность некоего «улучшенного», демократизированного социализма «с человеческим лицом» окончательно рухнули.

Но правдивой информации в Ижевске всё ещё было крайне мало. Характерно, что именно в этот день в Октябрьском РОВД составили протокол на инициатора пикета против ГКЧП О.Б. Зонова по поводу его «незаконных действий». Этот работник малого предприятия «Офорт» позже возглавит фирму «Домострой», станет одновременно старостой заречной Успенской церкви, затем получит сан протодиакона и учёную степень кандидата богословия. Удмуртская епархия только-только начинала возрождаться после сталинско-хрущёвского погрома, а победа ГКЧП российскому православию в принципе ничего хорошего не обещала.  

Окончание следует…

Евгений ШУМИЛОВ

Фото из архива УП

19.08.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта