Юлия Каримова: «После Токио цель – следующая Олимпиада»
Планерка

Юлия Каримова: «После Токио цель – следующая Олимпиада»

Разговор шёл о новых винтовках, о предыдущих тренировках в олимпийском цикле и о возможных будущих профессиях.

Юлия Каримова – двукратная бронзовая призёрка Олимпийских игр в Токио, чемпионка мира 2018 года, неоднократная чемпионка Европы, заслуженный мастер спорта России.

Владимир Лукин – заслуженный тренер России, Почётный гражданин города Ижевска, его имя присвоено Комплексной республиканской спортивной школе олимпийского резерва.

На Олимпиаде в Токио Юлия Каримова выступила в трёх упражнениях. В индивидуальной стрельбе из пневматической винтовки на 10 метров заняла 13-е место. Затем в парной стрельбе из пневматической винтовки вместе с Сергеем Каменским заняла третье призовое место. Ещё одну бронзовую медаль выиграла в стрельбе из малокалиберной винтовки на 50 метров (из трёх положений).

Гостями редакции на прошлой неделе стали Юлия Каримова и её личный тренер Владимир Лукин.

Анна ВАРДУГИНА:

Кто вы, Юлия?

– Я это я. Иначе не знаю, как на этот вопрос ответить. Я это я. И всё.

Александр КИРИЛИН:

В электронных справочниках неправильно указано место рождения Юлии. Давайте назовём правильное.

– Это город Павлодар в Казахстане. Позднее родители переехали в Россию в Красноярск.

– А в Ижевск, Юлия, вы переехали поначалу с родителями или одна?

– Одна. Мне было уже 16 лет.

Анна ВАРДУГИНА:

Первый ваш тренер погиб, поэтому переехали. А какие были первые впечатления от Ижевска?

– Мне город не понравился. Ужас, как не понравился, потому что по сравнению с Красноярском тут дороги совсем не чистили зимой. И это было первое впечатление – идёшь и месишь весь этот снег. Первое время на мне не было обуви на каблуках, потому что ходить было невозможно.

– Почему выбрали именно Ижевск?

– Меня пригласили сюда, и главный тренер сборной России посоветовала сюда ехать. Мы поговорили с Владимиром Валерьяновичем, когда соревнования здесь проходили.

Владимир ЛУКИН:

– Я могу уточнить. В начале декабря мы проводили в Ижевске соревнования на Кубок России. Юлия в них участвовала. И в это время погиб её тренер. Главный тренер сборной страны Татьяна Голдобина сказала мне: «Давай девочку переведём в Ижевск, чтобы она здесь жила и тренировалась в ваших условиях». Были опасения, что в Красноярске могут проявиться какие-то негативные моменты. На тот момент мастер спорта Юлия Каримова уже была на примете у тренеров сборной страны. С соревнований Юлия уехала домой, а вскоре родители привезли её в Ижевск. Мы познакомились, занимались её обустройством. Определили, где учиться, как жить, чем заниматься.

Анна ВАРДУГИНА:

Каково молодому спортсмену менять тренера?

– У меня была вынужденная ситуация. Я уже не помню этапа привыкания к новому тренеру.

Елена БОРОДИНА:

Юлия, правда ли, что у олимпийских призёров нет детства? У вас оно было или нет?

– Может быть, это в других видах спорта, где начинают раньше тренироваться. Я начала в 13-14 лет. Для стрельбы это не поздно. Нужно, чтобы сформировался мышечный корсет, чтобы прочнее стали суставы, кости. Иначе в раннем возрасте их можно повредить. Чтобы не было искривлений должна быть физическая сила.

Сергей РОГОЗИН:

Скажите, пожалуйста, по каким принципам вы выбирали вид спорта?

– Спонтанно проявился интерес. Мы гуляли с родителями по городу, и я попробовала выиграть игрушку в уличном тире. Мне это понравилось, видимо, и я решила стрельбой заняться. А вообще я не знала, что есть стендовая стрельба, кроме пулевой. Изначально я стреляла из пистолета. Но была невысокого роста, и тренер предложил полгода пострелять из винтовки: «А когда подрастёшь, вернём тебя к стрельбе из пистолета». А за эти полгода я умудрилась выполнить нормативы кандидата в мастера и стала мастером спорта (в стрельбе из пистолета званий у меня не было). Так я и осталась с винтовкой.

– А позднее пробовали соревноваться в чём-нибудь ином? Например, самбисты пробуют иногда себя в дзюдо и наоборот?

– Был прецедент, когда наши спортсмены стреляли по движущимся мишеням. Помните, Владимир Валерьянович?

Владимир ЛУКИН:

– У нас очень редко такое случается. Когда мы детей берём в спортшколу, то я показываю новичкам на примере тех, кто в этот момент занимается, что они могут выбрать. На этой неделе 11-летнему мальчику и 13-летней девочке показывал – вот так стреляют из пистолета, вот так – из винтовки. Вот такая используется одежда, вот такие они изготовки принимают. Что-то ляжет на душу ребёнка, и он решит – я хочу так же. Вот это мы стараемся выдержать. Тренеры тоже имеют свою специализацию. И мы отдаём ребёнка конкретному тренеру на дальнейшую подготовку и воспитание. Очень редко бывает, чтобы мы кого-то перевели в другой вид стрельбы. Случается, но редко. Вот Юлия пробовала стрелять из пистолета. Мне тоже в армии доводилось стрелять из пистолета на соревнованиях. Но командир сказал, что приедут спортсмены, стреляющие из пистолета, а меня перевели на стрельбу из винтовки и так определили амплуа на всю жизнь.

Анна ВАРДУГИНА:

Юлия, какие личные качества помогают вам быть хорошим стрелком? Собранность, умение концентрироваться, нераздражительность?

– Я думаю, это всё приобретённое. То есть зависит не только от темперамента, а приобретается опытным путём. Может, выдержку приобрела… Какие-то психологические навыки.

– Это самостоятельная работа или с тренером, с психологом?

– У нас в сборной команде психолог есть. И когда возникает необходимость над чем-то поработать, то к нему можно обращаться.

– Можете сказать, как вы изменились, когда стали стрелком?

– Это происходило постепенно. Я и не помню себя не стреляющей. Училась я и до стрельбы хорошо. И дальше со школой у меня проблем не было, когда я выезжала на соревнования. Учителя входили в положение. Мне приходилось нагонять материал, пропущенный из-за тренировочных сборов, но это сложным не было. Как-то понимала быстро всё, второй раз мне не объясняли. То есть мне приходилось успевать. Я думаю, это качество привили родители с детства. Это помогло мне в спорте.

– Расскажите, что у вас за семья?

– Полноценная семья. Папа на данный момент не работает. Он инженер по образованию. Мама – технолог по мясопереработке. Она работает. В прошлом году родители переехали жить в Ижевск.

Владимир ЛУКИН:

– Юлия купила квартиру, и родители переехали сюда. У них она одна дочь. В Красноярске близких родственников нет.

Анна ВАРДУГИНА:

Ваши родители смотрят за ходом соревнований?

– Да, смотрели Олимпиаду онлайн, трансляции, финалы. И они сразу звонили тренеру, не мне, потому что знают, что я занята – после старта надо оружие собирать, успеть переодеться, чтобы не пропустить автобусы. Так что мне они звонили вечером, когда я посвободнее.

– Есть ли в вашей семье особенные традиции на праздники, обязательные поездки к морю или, может быть, предпочитаете горные походы?

– Ничего такого нет. Обычная семья. Не придаём особого значения каким-то праздникам.

– Известно, что вы любите читать.

– В три или четыре года я просила научить меня читать. С того времени и читаю. Почему-то запоминала необычные факты. Перед сном родители мне рассказывали необычные истории. Любознательность привили с детства, поэтому и читала много, и продолжаю читать.

Сергей РОГОЗИН:

Что из недавнего прочитали?

– Повесть «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». (Юлия читает книги в электронном виде преимущественно из-за дальних поездок).

Владимир ЛУКИН:

– Я хотел бы дополнить портрет Юлии. Каждый вид спорта может формировать характер человека. В стрельбу приходят разные люди, холерики и сангвиники. Человек стреляет, а ему, как Волку в мультфильме «Ну.погоди!», и лёжа подпрыгивать хочется. У меня был такой спортсмен. Призёр первенства мира и мастер спорта международного класса. Он боролся с собой, переборол, выработал сосредоточенность на стрельбу. Я не раз думал, если бы такого ребёнка отдали в бокс или единоборства, то с ним получили бы драку. Но он научился сдерживать свои эмоции и смог стать успешным человеком. Служит в Вооружённых Силах. И у других, кто ходит стрелять, сдержанность воспитывается. Я так считаю.

Александр КИРИЛИН:

Юлия, в этом сезоне было впечатление, что сборная команда России была заперта на тренировочных базах от ковида-19. Это так?

– Да, у нас были ограничения. Мы сдавали тесты, и прививки нам делали. Да и при выездах за границу нас на соревнованиях тестировали. В Хорватии раз в два дня обязательно должны были проходить тесты. Соответственно, вылеты и прилёты опять же с тестированием. И некоторые соревнования отменялись. Это тяжело в плане физическом, потому что теряешь форму, и потом её снова надо набирать. Благо, что Олимпиада состоялась.

– А где вы жили сборной командой во Владивостоке на «закрытой базе»?

– Мы жили в обычной гостинице в районе Второй Речки. У нас там была акклиматизация и привыкание к дальневосточному времени. Оружие лежало на складе. Это стендовики ездили на базу и там тренировались. Что касается погоды, то во Владивостоке было не так жарко, как в Японии.

– Когда вам объявили, кто на Олимпиаде участвует в одном упражнении, а кто в трёх?

– Это было перед окончательным тренировочным сбором в «Лисьей норе» в Подмосковье. Целый список показали с указанием упражнений. И не меняли этот состав.

Сергей РОГОЗИН:

Сколько лет вы жили с мечтой попасть на Олимпиаду?

– Я думаю, любой спортсмен хочет попасть на Олимпиаду. Как солдат – в генералы. Многое зависит от тренера. От того, как строится и рассчитывается тренировочный процесс. Чтобы выехать на крупные соревнования, надо пройти через мелкие соревнования, получить опыт, столкнуться с трудностями и неожиданностями. Когда всё это приобретается, идёшь выше.

– С какими трудностями вы столкнулись?

– У меня патроны «клевали». Видимо, заряд пороха был недостаточный, и пуля не долетала до мишени. Погодные условия могут влиять на стрельбище. Даже жарко или холодно в тире – это тоже важно. Или перед стартом тебе кто-нибудь что-то скажет. Надо уметь это превозмочь. Специальные тренировки проводятся в сборной, чтобы шум был привычен. Анекдоты рассказывают, чтобы сбить с настроя. Требуется вход в работу, чтобы ни на что не отвлекаться.

Александр КИРИЛИН:

Олимпиада без зрителей – это непривычно? Или зрители вам могут помешать?

– Нет, у меня не было случаев, чтобы зрители мне мешали. Трибуна достаточно далеко находится от рубежа. Я не скажу, что на Олимпиаде трибуны были пустые. Приходили спортсмены, тренеры. И я ходила на финалы других участников. Поддерживали друг друга. Был шум на трибунах.

Анна ВАРДУГИНА:

Отсутствие флага и гимна влияло на спортсменов?

– Эмоции – негативные и позитивные – всё равно создают дисбаланс. Поэтому я старалась не думать об этом. Нужно готовиться к старту. А стоит о чём-то другом подумать – и всё уже, нужное рабочее состояние не находится.

Владимир ЛУКИН:

– Когда собирались на Олимпиаду, я сразу сказал: «Такие условия. Это надо потерпеть». Эти игры необычные. Если раньше Олимпийские игры были праздником – можно было спортсменам встречаться, гулять, видеть страну, то сейчас – камерное место, где нужно находиться и никуда не выехать. То есть Японию Юлия видела только из окна автобуса. И о стрельбе ещё добавлю. Когда выходит стрелять спортсмен – он на рубеже должен сосредоточиться и думать о правильном исполнении выстрела. Каждого. Конкретно. Если попал в «восьмёрку», то очков больше не вернуть. Это потеря.

Сергей РОГОЗИН:

С каким оружием ездили на Олимпиаду?

– Моё оружие принадлежит спортшколе олимпийского резерва. Оружие и патроны везём с собой из Ижевска.

Владимир ЛУКИН:

– Мы отстреливаем со станка купленные патроны. Выбираем самые хорошие – оставляем их для зачётной стрельбы. Другие партии используем для тренировки или выбраковываем совсем. Бывает, что мы отстреливаем патроны при 20 градусах тепла, а на соревнованиях жара 40 градусов. Изменяется скорость сгорания пороха – и при этом изменяется кучность стрельбы.

Анна ВАРДУГИНА:

О чём бы вы хотели попросить Главу Удмуртской Республики после Олимпиады?

– Конечно, я бы хотела поменять оружие. Потому что срок службы винтовки подходит к концу. До Олимпиады ничего привычного лучше не менять, а при подготовке к следующему циклу соревнований было бы здорово начать с нового оружия.

Владимир ЛУКИН:

– Да, у нас начинается новый олимпийский цикл. Ровно через год будет чемпионат мира. Там начнут разыгрывать лицензии на участие в следующих Олимпийских играх. Поэтому туда надо приехать хорошо экипированным и с хорошим оружием. Винтовка, из которой Юлия стреляет, сделана в Швейцарии, в небольшой фирме. Их специалисты работают совместно с немецкими фирмами. Очень хорошее качество ствола. Такая малокалиберная винтовка стоила шесть лет назад 1 миллион 200 тысяч рублей. Сейчас будет дороже. Как отреагирует на наше желание фирма? Я думаю, что они откликнутся. Заказывать винтовку надо уже сейчас. С формулировкой: для призёра Олимпиады и чемпиона мира. Нам нужно её ввезти в страну, легализовать, получить лицензионные документы – только тогда винтовку можно взять в руки и начать с ней работать, приспособить к себе.

Пневматические винтовки в Ижевске изготовляют, они у нас в школе есть, и стреляют из них ребята на уровне первого разряда. Пневматическая винтовка для Юлии тоже нужна новая. Есть три-четыре фирмы в мире. Одна из них подарила винтовку Юлии, когда она выиграла чемпионат Европы. Поэтому будем смотреть и ждать предложений.

Анна ВАРДУГИНА:

Что чувствовали, всходя на олимпийский пьедестал?

– Это была радость! Когда мы с Сергеем Каменским заняли третье место, я сначала не осознала это. То есть понимание пришло намного позже. Я была в работе, осознавала это всё, как будто проводила работу над ошибками. По второй медали осознание быстрее пришло – то есть в этот же день.

Владимир ЛУКИН.

– Первую медаль Юлия завоевала в пневматике, а вторую – в стрельбе из малокалиберной винтовки. У нас есть отличия в стрельбе. Из пневматической винтовки стреляют только стоя. И вот для перехода к малокалиберной винтовке нужно было перестроиться. То есть забыть все ощущения от пневматики. Малокалиберная винтовка тяжелее, производство выстрела другое. Стрелять нужно из трёх положений. Это совершенно иная стрельба. Надо по-новому настроиться. В сборной России сейчас есть специалисты, которые занимаются только пневматической стрельбой или только малокалиберной. Юлия – многопрофильный стрелок, она на хорошем уровне стреляет из обеих винтовок.

Александр КИРИЛИН:

В работе над ошибками в Японии удалось понять, почему не получилось в первом старте результата выше 13-го места?

– В основном это не то, что технические ошибки были, а технические ошибки, связанные с психологическими. Допустим, переволнуешься – начнёшь допускать ошибки в технике. Например, руки начнут дрожать… Или пытаешься сделать всё получше – засмотришься… Такое нередко бывает, если соревнования высокого уровня. Хочется побороть себя. У нас работа с собой – изначально. После занятого 13-го места было время подумать, собраться и работать дальше. За результат Насти Галашиной (второе место) я была очень рада. Мы же одна команда!

– Что вы ощущали, когда Юлия Зыкова была на три балла впереди всех соперниц? Я удивился, что Анастасия Галашина сказала, что не видела результата выстрела китаянки в финале.

– Я в момент стрельбы не знала отрыва лидера. Это нормально. Работаешь же сама с собой. То есть сама следишь за своими действиями. От этих действий зависит результат. Тут не смотришь на других.

Владимир ЛУКИН:

– Если следить за всеми на рубеже, то мысли далеко уйдут. Да, бывает, что последний выстрел становится решающим. Конечно, стрелок слышит объявление результата. Эмоции проявляются, и последние выстрелы не всем удаются.

Александр КИРИЛИН:

Как вы относитесь к словам серебряной медалистки Олимпиады Юлии Зыковой: «В любом случае мы хорошо в Токио поработали, это крутой опыт».

– Я её в этом поддерживаю. Для меня это первые Олимпийские игры. И для первого раза на соревнованиях такого уровня – это очень достойный результат.

Владимир ЛУКИН:

– В целом сборная России по стрельбе получила 8 медалей, а если считать парные медали, то 10 медалей, а всего 4 медали завоевали в Рио-де-Жанейро, и ни одной медали – на Олимпиаде в Лондоне. Поэтому в Токио сейчас наши стрелки продемонстрировали серьёзный сдвиг к лучшему.

Анна ВАРДУГИНА:

Есть какая-то специальная диета перед соревнованиями? Например, исключить кофе и чай?

– Нет, тут главное – стабильность. Если пьёшь две чашки кофе в день, то надо так и продолжать. Ни больше, ни меньше. Мы следим не то, что за весом, мы следим за объёмом тела. Это правило по костюму. Чтобы он не стал тесным.

Сергей РОГОЗИН:

Чем кормили спортсменов в Токио?

– На соревнованиях такого уровня есть все кухни. Азиатская, европейская, средиземноморская. Я старалась есть то, что обычно ем.

Елена БОРОДИНА:

Олимпиада для зрителей может стать праздником. А для спортсменов – это работа?

– Да, скорее, это работа. Потому что перед играми многолетние тренировки, подготовка. К этому очень долго идут. Приехать и расслабиться – ни одни спортсмен себе такого не позволит.

Какую ставите цель на Олимпиаду 2024 года?

– В первую очередь, надо пройти отборочные соревнования, чтобы попасть туда.

Владимир ЛУКИН:

– Да, никто не будет ждать, чтобы просто так поехали такие заслуженные по званиям спортсмены. Подрастают более молодые и начинают вытеснять старших. Они ведь не будут ждать, когда вы съездите и ещё раз отметитесь. Им хочется самим туда попасть. Вот в спортивной гимнастике, если бы игры состоялись в 2020 году, то две девочки, ставшие олимпийскими чемпионками в Токио, на игры бы не поехали – они по возрасту не подходили. Сейчас они чемпионки, а кто-то из старших – не попал в Токио.

Юлия РУСАНОВА:

Насколько долго в стрельбе остаются спортсмены, Владимир Валерьянович?

Владимир ЛУКИН:

– Возрастные спортсмены в стрельбе есть. Сохранить надо нервную систему – вот в чём проблема. Потому что с возрастом сложнее становится управлять собой. Выходит человек в финал и ничего не может с собой поделать. Такое волнение захлёстывает, что не может себя перебороть. И на этом заканчиваются выступления.

Сергей РОГОЗИН:

Можно использовать на соревнованиях линзы или другие приборы для улучшения зрения?

– Есть ограничения. Можно носить линзы, монокли. Нельзя использовать приспособления внутри прицела.

Анна ВАРДУГИНА:

Что для вас лучший отдых?

– Каждый раз по-разному. Иногда помогает то, что побудешь наедине с собой. А в другом случае – лучше побыть в компании, снять стресс. Или кому-то что-то рассказать. Сейчас отдыхаю – неделю уже не стреляла. Думаю, в сентябре в тир вернусь.

Александр КИРИЛИН:

Сколько времени за год вы проводите в Ижевске?

– Очень мало. Гораздо больше нахожусь за пределами. У нас нет стрельбища, поэтому стрельба на открытом воздухе возможна только на выездных тренировочных сборах. В апреле, например, ездили в Турцию. Тренировались в Подмосковье. Дважды соревновались в Хорватии: на чемпионате Европы и на Кубке мира.

Анна ВАРДУГИНА:

Появились ли у вас любимые места в Ижевске?

– Я особо города до сих пор не знаю. Моя мама ездит без навигатора, а я только с навигатором езжу.

Елена БОРОДИНА:

Не могу не спросить про бумажные кровати в Олимпийской деревне. Они правда бумажные?

– Кровати из картона. Но они вполне выдерживали всех. У нас же есть мебель из древесно-стружечных плит. Вот примерно то же самое.

Александр КИРИЛИН:

Насколько вы внимательно следите за рейтингами внутри сборной команды по результатам соревнований?

– Это мне недоступно. Этими данными располагает тренерский состав сборной России, но нам не говорит. Лет шесть, наверное, уже так.

Сергей РОГОЗИН:

Смотрели за выступлениями в других видах спорта на Олимпиаде?

– Для этого у нас не было времени. Кроме соревнований у нас и тренировки были. После соревнований тренировка на следующий день. Мы узнавали о результатах по вывешиванию грамот в холле или на сайты заходили. А прямые эфиры не смотрели.

Анна ВАРДУГИНА:

Вас узнают на улице?

– Нет, слава Богу!

Елена БОРОДИНА:

Владимир Валерьянович, какая сейчас у вас ближайшая цель в отношении Юлии и других спортсменок?

Владимир ЛУКИН:

– Юлия через день после приезда сказала, что надо купить две новые винтовки. Это значит, что она уже перед собой поставила задачу. В очередном олимпийском цикле надо доказывать своё местоположение. Поэтому и у меня задача – до конца 2021 года получить эти винтовки. Нужно время для освоения. Никто не будет принимать во внимание, что ты проигрываешь из-за новой винтовки. На следующие соревнования, как правило, возьмут тех, у кого наилучшие результаты на предыдущих стартах. Это обычное дело тренеров – выбирать участников на соревнования. Тяжело отказывать и не включать в состав, но делаем это каждый раз. Или вот сейчас определяемся с поощрением. Есть в Удмуртии правительственный документ, в нём определено, что на одних соревнованиях оплачивается только одна медаль. Когда это чемпионат России, понятно, так как он проводится ежегодно. Но для Олимпийских игр, может быть, надо было сделать исключение? В Удмуртии спортсмены не привозили медали с летних Олимпиад 2000 года, когда бронзовой призёркой стала Мария Феклистова.

Александр КИРИЛИН:

Юлия, какое из награждений невысокого ранга вам запомнилось в юности?

– Наверное, это были соревнования в Мытищах в 2010 году – первенство России. Вручили медаль за первое место. Там было очень красиво. Это были последние соревнования на олимпийском комплексе Московской Олимпиады.

Анна ВАРДУГИНА:

Скажите, вам интересны девичьи штучки – туфли, платья, украшения?

– Да, конечно. В Японии, правда, ничего не купила. Да, в этом году я никуда пойти не могла. С января я мало была в Ижевске. Приезжала, проблемы решала. Например, загранпаспорт новый получила и тут же уехала.

– А стоит того спортивная карьера, если в этом году не было обычной жизни?

– Да. Я этим занимаюсь уже столько лет. Мне это нравится.

Юлия РУСАНОВА:

А после активной спортивной карьеры чем будете заниматься?

– У меня есть образование. По диплому я психолог-педагог. Сейчас ещё образование получаю в ИжГТУ, учусь в магистратуре института имени Александра Тихонова, так что и тренером, и учителем физкультуры смогу работать.

Анна ВАРДУГИНА:

Ваши друзья в основном из мира спорта?

– Да, но некоторые из них уже перестали выступать на соревнованиях или тренируют младших. Есть друзья из других видов спорта.

– Просматриваете социальные сети?

– Да. Я в основном в Инстаграме и ВКонтакте.

Александр КИРИЛИН:

Ваши музыкальные предпочтения наверняка изменились со времён школы? Вы в своё время называли группы «Люмен», «Комильфо», «Центр».

– Некоторые группы распались, как, например, «Центр». Их завершающие песни у меня не вызывали симпатии. Да, многое изменилось, но от рок-музыки я не отказываюсь.

– Ходите на концерты?

– Прошлой зимой или осенью в Ижевске пошла на постановку. Я так давно до этого не была в театре, что была в восторге от того, что наконец-то попала в зрительный зал. А вспомнить название спектакля не могу. Это была гастролирующая труппа

УП ЗАДАНИЕ

????????????????

Я не компетентна в этом вопросе. Это не моё поле. Могу ответить только по своей работе, в чужую работу никогда не буду лезть. Я вполне доверяю людям, которые делают свою работу, в том числе по выпуску газет.

УП ВОПРОС

Предыдущий гость редакции композитор Александр Корепанов задал вопрос: «Где в Ижевске должен быть построен концертный зал»?

– Не знаю. И, пожалуй, передам этот вопрос Александра Германовича Корепанова новому гостю, раз не смогла на него ответить.


МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ

Владимир ЛУКИН:

– Я газеты «Удмуртскую правду» и «Комсомольскую правду» выписываю до сих пор на почте. Приносят в почтовый ящик. Прихожу домой. Сначала читаю «Удмуртскую правду». Я думаю, что у вас читаемая газета. Читаю сельские новости. Я родился в Кизнере и мне интересно, как живут люди в сельской местности.

Фото Сергея Рогозина

18.08.2021

Автор материала:

Александр Кирилин


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта