В Удмуртии в седьмой раз состоялся фестиваль военно-исторической реконструкции «Русь дружинная»
Статьи

В Удмуртии в седьмой раз состоялся фестиваль военно-исторической реконструкции «Русь дружинная»

На границе июля и августа на поляне туркомплекса «Варяжская дружина» в Воткинском районе вновь собрались мечники и лучники, мастера-ремесленники и даже палачи со средневековыми приспособлениями для пыток, чтобы дать почувствовать собравшимся, что такое жизнь в Средневековье.

Первое правило клуба военно-исторической реконструкции – рассказывать о клубе военно-исторической реконструкции. Рассказывать, показывать, увлекать в свой мир. Честное слово, если бы у главного героя «Бойцовского клуба» Чака Паланика был знакомый, который смог бы отвести его на тренировку по историческому фехтованию, история бы получилась совсем другая: молодому человеку, которому в мирные годы некуда было стравить силу и ярость, не нужны бы были воображаемый друг и подпольные бои, он от души колошматил бы мечом или фальшионом (широким, мощным клинком) противников по шлемам, по стали на плечах, руках и ногах, получал бы град ударов сам, потел бы до чёртиков в тяжеленном доспехе, надетом на стёганные куртку и штаны, а потом падал бы без сил и засыпал уставшим и счастливым. Залечивал бы разрывы сухожилий, синяки, растяжения, но чувствовал бы себя настоящим мужчиной и воином. Как это происходит, можно каждый год наблюдать на «Руси дружинной».

Минута – это много

Ристалище – центр притяжения большой фестивальной поляны. Здесь в течение нескольких часов продолжаются турниры по историческому фехтованию. Если при слове «фехтование» вы вспомнили кавалеров в бархатных камзолах и изящные выпады со шпагой, как в «Трёх мушкетёрах», то… зря. Историческое фехтование – это весь комплекс старинной воинской практики, включающий в том числе рыцарские турниры с мечами. В камзоле тут не выживешь. Каждый воин тут действительно собирается на суровый бой: на стёганые куртку и штаны надевается полный латный доспех (как правило, в традиции Западной Европы XII-XV вв.): корпус, «ноги», «руки», шлем с забралом. Даже обувь стальная. Поверх доспеха часто накидывается котта (льняная туника) в цветах клуба, к которому принадлежит воин.

Сначала проходит турнир в индивидуальном зачёте «один на один», потом схватки «три на три», «пять на пять» и бугурты – массовые бои (настоящее рубилово, когда в конце на поле ристалища лежит полтора десятка поверженных воинов в тяжёлых доспехах). В индивидуальных турнирах воины бьются по два тура – один с мечом и щитом, второй – без щита, свободную руку защищает латная рукавица. Каждый тур длится минуту, за это время нужно нанести сопернику как можно больше ударов (удары по голове и корпусу самые результативные, за них дают два очка, а за попадание в ногу или руку – по одному). Кажется, что минута – это очень мало. Но после боя сильные, тренированные воины вываливаются за ограждение ристалища, стаскивают с багровых лиц шлемы: мокрые волосы (часто романтически длинные, схваченные в хвост) прилипли к коже, помощники толкают им в руки кружки с водой, льют прохладную воду за шиворот. Вышедшие в следующий тур (полуфинал, финал), не снимая доспехов, растягиваются на лавке или прямо на земле…

А на ристалище уже идёт следующий бой – два неповоротливых на первый взгляд, закованных в сплошную сталь воина стремительно атакуют друг друга, наносят совсем не «декоративные» удары – после некоторых, особенно яростных от доспеха отрывается деталь и снарядом отлетает в сторону зрительских трибун. Смятые доспехи, отбитые детали и погнутые мечи тут же на поляне восстанавливает (распрямляет, приклёпывает) кузнец Александра Муратдымова, она приехала сюда с наковальней и комплектом инструментов, зная, что работы хватит.

Глубокое погружение

Разделения на весовые категории на турнире нет, и, судя по всему, в нём нет нужды. В финале бьются 70-килограммовый и 120-килограммовый воины, и до последних секунд явного преимущества нет ни у одного – оба стремительные, техничные, по-азартному злые (вся ярость уходит после окончания боя: покидая ристалище, воины доброжелательно обнимаются). В конце концов, маршал (главный судья и распорядитель боёв) оглашает, что с преимуществом в одно очко победителем этого года стал Егор Александров – легат клуба «Легион» из Уфы, сражающийся за клуб военно-исторической реконструкции «Ганзейский союз».

Пауза на короткий отдых, душ (медицинское сопровождение и гигиена на «Руси дружинной», как и на других фестивалях военно-исторической реконструкции, к счастью, не средневековые) и заботу о доспехе (сталь нужно смазать силиконовым маслом, чтобы не ржавела) – и мы с Егором сидим на деревянной скамье у шатров «Ганзы» и разговариваем о том, что значит быть воином-реконструктором в XXI веке.

– Мне 34 года и ровно половину жизни, 17 лет, я занимаюсь историческим фехтованием. Подростком много читал, смотрел историко-приключенческие фильмы, но этого было мало, хотелось более глубокого погружения. Через друзей узнал, что в городе есть тренировки по историческим боям, пришёл туда, увидел мужчин в кольчугах, которые рубятся на мечах, и понял, что мне это нужно. На первом турнире в 2004 году меня побили – сильно, больно. Мне понравилось, я остался. Сейчас к нам в клуб приходят ребята 12-14 лет, после тренировки проклинают лестницы, потому что больно спускаться и подниматься – мышцы болят. И они остаются с нами навсегда!

– Сколько весит полный доспех?

– Мой в комплекте со щитом – под 35 кг (бывают и легче, «всего» 20-25 кг), шлем 5-6 кг, меч килограмма полтора. Реконструкторское движение с тех пор, как я в него пришёл, очень продвинулось. Шутки про доспехи из линолеума в конце 90-х – начале «нулевых» на самом деле не шутки. Тогда у нас на клуб было 4-5 кольчуг, которые мы сплели сами, и 3 шлема. Сейчас можно экипироваться очень хорошо.

– Насколько тот бой, который мы видим на ристалище, похож на исторический?

– Техника боя эволюционировала, но эргономика движений осталась прежней – у человека же до сих пор две руки, две ноги. Некоторое время назад в Западной Европе появилось движение historical European martial arts (HEMA) – историческое европейское воинское искусство. Его последователи стараются максимально точно воспроизвести зафиксированные в фехтбуках (средневековых фехтовальных фолиантах) движения, реконструировать технику ударов. Это красиво и эффектно. Но на турнирах важно биться сильно, больно и быстро – как мы и делаем.

– Много тренируетесь?

– Три раза в неделю (это обычная частота тренировок), по возможности в доспехе. К концу тренировки это тело дотащивается до выхода из спортзала, я снимают доспех, и появляется ощущение, что я умею летать! Но на самом деле уже много лет я беру не физической формой, а знаниями, опытом, навыками.

– Травмы у вас были?

– Были, но, скорее, по дурости. И спина отказывала, и колени (после того, как выступил подряд на 6-8 турнирах, не заботясь о профилактике, был вынужден восстанавливаться три года). Удары в историческом фехтовании мощные. Сильный боец незаточенным мечом может через защиту на руке подрубить противнику сухожилие.

– Вы так тепло улыбнулись противнику после окончания боя (да и он вам в ответ). Не видела бы своими глазами, не поверила бы, что вы только что «гвоздили» друг друга изо всех сил.

– Мы же пришли не убивать друг друга, а силами и навыками померяться. Я, кстати, прошёл тренинг личностного роста и позитивного мышления. И самому было интересно, смогу ли с позитивным мышлением бить людей – для этого же нужны здоровые ярость и злость. Но всё оказалось как обычно: когда выходишь на ристалище, входишь в раж. Появляется особое состояние, когда ты видишь всё поле целиком – каждый гвоздик в ограде, каждого человека на трибунах. Мгновенно оцениваешь противника и понимаешь, как с ним лучше биться…

– Здесь турнирные соревнования, то есть регламентированные бои, которые в любой момент может остановить судья. А в настоящей исторической битве сколько бы вы продержались?

– Ну что значит продержался? Достаточно ранения в руку с мечом – и ты больше не можешь сражаться. В доспехе можно упасть просто от усталости – от того, что нужно нести на себе около 30 кг стали. Или поскользнуться. Нужно ещё учитывать, кем бы ты был в этой битве. Лучше быть рыцарем, но их на всю Европу одновременно было 300-400 человек. Когда мы говорим «в битве сошлись рыцари…», то имеем в виду, что это были их гвардии, в которые входили их элитные воины (мастера боя), оруженосцы (сыновья друзей, знакомых, родичей), полиция (городское ополчение, которое носит оружие и смотрит за порядком) и простолюдины с вилами и молотками (и они составляют основную численность). И время активного боя воина в пешем строю было совсем невелико.

– Чего больше всего хочется после боя?

– Пить и спать.

Продолжение следует.

Фото Анны Вардугиной

06.08.2021

Автор материала:

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта