Владимир Черников: «Хочу делать то, что красиво и полезно…»
Интервью, Новости, Планерка

Владимир Черников: «Хочу делать то, что красиво и полезно…»

В редакции говорили о призвании, образовании и спасении на водах… А также о том, в чём преимущества проводного радиовещания.

В этом году впервые отмечался Всемирный день предотвращения утоплений. Эта дата была назначена в апреле 2021 года резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН на 25 июля. Этот день даёт возможность привлечь внимание к трагическому и глубокому воздействию случаев утопления на семьи и сообщества и предложить решения по спасению жизни для их предотвращения.

Региональная общественная организация «Общество спасения на водах в Удмуртской Республике» отмечала этот день на всех 11 постах, где общественные матросы-спасатели не только дежурят и спасают тонущих, но и проводят пропаганду правил безопасности на водных объектах среди населения, оказывают доврачебную помощь.

А в редакции «Удмуртской правды» в кресле главного редактора побывал Владимир Черников, председатель Центрального Совета POO «ОСВОД в УР», председатель комиссии по безопасности, правам человека, взаимодействию с ОНК и общественному контролю Общественной палаты Удмуртской Республики.

Анна ВАРДУГИНА:

Кто вы, Владимир Георгиевич?

– Вопрос философский, я бы сказал: «Я – человек, гражданин, семьянин, и, как порой говорят, общественник». Впрочем, я занимался и коммерческими проектами, но всё равно больше тяготею к тому, чтобы было больше пользы, было красиво, удобно. И вся моя жизнь в этом ключе и протекает. Стремлюсь отстаивать, добиваться того, что полезно для города, для республики, для людей. Такое мировоззрение у меня сформировала советская эпоха, её кинематограф, литература, ну и окружение – друзья, родители.

Владимир БАЙМЕТОВ:

И что бы вы вернули из советского образа жизни в наше время?

– Cоветскую систему образования, наверное, прежде всего. Несмотря на все реформы, она остаётся лучшей. Она стала продолжением русской системы, которую доработали Макаренко, Сухомлинский.

Наша система образования включала в себя, в том числе, и воспитание. Она вселяла в людей определённую внутреннюю духовность. А вот эта западная система – она воспитание исключает вовсе. Там это услуга. Прочитали лекцию, словно бы холодильник отремонтировали.

Елена БОРОДИНА:

А какова ваша система образования? У вас три диплома…

– Четыре… Первое образование я получил в ИжГТУ на приборостроительном факультете по специальности «Конструирование оборудования радиоэлектронных средств». Двадцать с лишним лет проработал на городском радиоузле. Занимался проводным вещанием и всем, что с этим связано. Это и системы оповещения, и озвучивание городских и республиканских праздников. Был среди энтузиастов, продвигавших кабельное телевидение. Но, к сожалению, структуре, в которой находились радиоузлы, кабельное телевидение, это было не нужно. Но мы пытались много лет развивать это направление, создавали телестудии, радиостудии, готовили нормативную документацию. Так мне понадобилось разбираться ещё и в экономике. Пришлось получить второе высшее образование. Потом меня делегировали в правление Ассоциации кабельного телевидения России. Потом мне предложили возглавить Некоммерческое партнёрство «Развитие отечественных сетей оповещения и проводного вещания». Кстати, я долго доказывал руководству МЧС и системы гражданской обороны, что необходимо установить динамики в местах массового скопления людей. В результате, после некоторого сопротивления, они это сделали. Потом возникла потребность в возрождении Общества спасения на водах (ОСВОД), поскольку кривая утоплений неуклонно шла вверх. Конечно, к тому времени было создано и МЧС, и корпус спасателей, но они занимались всем, а не конкретно спасением на водах. И мне стали намекать, чтобы я занялся возрождением этой организации, поскольку у меня был опыт работы и в гражданской обороне, и в НКО. Ну я и взялся.

Так мне пришлось учиться для того, чтобы разбираться в особенностях деятельности НКО. И я пошёл в УдГУ на факультет социологии и закончил магистратуру социологии управления. И практически сразу после окончания УдГУ пошёл учиться в Новороссийский институт морского флота по специальности «Организация перевозок и управление водным транспортом».  Поэтому получилось четыре высших образования.

Игорь ЕГОРОВ:

К ОСВОДу мы ещё вернёмся, а вот хотелось бы поговорить по поводу проводного радиовещания и кабельного телевидения. Какова их судьба в связи с развитием цифровых технологий?

– Вообще проводное вещание – уникальное изобретение опять же наших советских учёных. Запад в своё пошёл по пути эфирного вещания. Потому что провода тянуть далеко и дорого. Они стали продавать дорогие эфирные радиоприёмники, создавали радиостудии. Продавцы приёмников зарабатывали на продажах, а радиостудии – на рекламе. Советская власть после Гражданской войны не обладала достаточной промышленной базой, чтобы производить такие приёмники и передатчики. Да и население, скажем так, было небогатым. Поэтому решили протягивать провода в каждую квартиру.  Преимущество этого в том, что такая система не подвержена эфирным помехам, всяким «глушилкам», энергонезависима и так далее. Это стало уникальной системой оповещения, которая с лучшей стороны показала себя в годы Великой Отечественной войны. Сколько бы ни бомбили блокадный Ленинград, эта система не переставала работать. К тому же в годы войны её обслуживали молоденькие парнишки лет четырнадцати, и им при порыве было несложно просто скрутить провода. Кроме того, проводное вещание в отличие от эфирного позволяло подавать сигналы избирательно в разные районы. Эфирный же сигнал идёт один повсеместно. С точки зрения оповещения и управления эвакуацией это вообще уникальная вещь.

А когда в конце 90-х годов американцы бомбили Белград и попали в телецентр, половина Югославии осталась без связи.

На Западе позже стали возрождать это, но в более усечённом виде. В Испании, к примеру, внедряли домофонные системы безопасности с возможностью голосового оповещения. У нас же, когда мы стали копировать всё западное, эту систему ликвидировали, а она могла перейти на новый уровень. Были, к примеру, разработки по трансляции не трёх, а шести программ, по внедрению цифровой составляющей.

То же можно сказать о кабельном телевидении. Безусловно, эфирное вещание имеет свои преимущества. Не везде протянешь провода. Мне кажется надо комбинировать. Разные технические средства подходят под разные технические задачи.

Анна ВАРДУГИНА:

Вернёмсяся к истории ОСВОДа. Как получилось, что в 90-е годы его не стало? Это же добровольческое движение. Как можно добровольцам запретить добровольно что-то делать?

– Первоначально это называлось «Императорское общество оказания помощи при кораблекрушениях». Оно было создано по инициативе кронштадтских моряков в 1872 году. В 1892 году получило название «Императорское Российское общество спасания на водах». Его создание было поддержано командованием ВМФ и благословлено царской семьёй. Поэтому благотворительность в его пользу приветствовалась, вплоть до присвоения дворянства. Айвазовский передал обществу 10 своих картин на развитие.

За счёт таких пожертвований строились спасательные посты, приобреталось оборудование. При советской власти было несколько иначе, но поддержка оставалась. Первым председателем всесоюзного ОСВОДа, например, был «всесоюзный староста» Михаил Иванович Калинин. До 90-х годов на каждом предприятии была ячейка ОСВОД. Предприятия и организации организовывали купания детей из пионерлагерей, скажем на Соловьёвских дачах. Пляжи для этого оборудовали, завозили песок, штакетник для ограждения. А ОСВОД проверял дно, ставил своих спасателей и детей автобусами возили купаться. К середине 90-х годов возможности государства стали всё меньше и меньше, партийный контроль ушёл совсем. Да и на безопасность людей не сильно обращали тогда внимание. В советское время в Удмуртии насчитывалось 150 пляжей. До недавнего времени их было 12. Сейчас, наверное, 20-30 наберётся.

Владимир БАЙМЕТОВ:

ОСВОД – общественная организация. А для такой работы требуются компетенции, специальная подготовка, оборудование. Как решаются такие вопросы сегодня?

– Членом ОСВОД может стать любой человек старше 18 лет. Общество занимается не только спасением на водах. Мы организуем любую деятельность, которая так или иначе связана с водой. Нас интересует и развитие спорта, патриотизма. То есть можно просто ходить по школам и читать лекции, конкурсы рисунков проводить с детьми.

У нас есть осводовец Андрей Иванов, который преподаёт английский язык в УдГУ. Он каждый год проводит дни ОСВОД на английском языке среди студентов. Студентам же по большому счёту всё равно, какой текст переводить или о чём на английском языке разговаривать для развития речи. Можно и спектакли показывать. Мы квесты проводим на разных площадках. Можете взять пачку листовок и распространить её у себя на огороде, если у вас там рядом какой-то пруд. Это тоже деятельность. Для спасателей, в самом деле, нужны и физические данные, и навыки соответствующие, и отсутствие медицинских противопоказаний, потому что они занимаются патрулированием и, если нужно, придут на помощь.

Наши спасатели принимают участие в тренировках вместе с профессионалами. У нас с ними заключено соглашение о сотрудничестве и взаимопомощи.  У служб спасения есть стационарные посты возле ижевского городского пляжа на Береговой, 1 Б, на Воложке, в Воткинске, Каракулино, Гольянах и так далее. Мы же работаем по просьбам местных администраций. Просят подежурить на местном пруду, потому что стало много несчастных случаев. Мы берёмся. Или делаем рейды по диким пляжам, или просто по водоёмам, по Каме, например. В Сарапуле мы сделали такой плавучий пост. Там осводовцы дежурят на моторных лодках. Смотрят, чтобы люди далеко не заплывали, чтобы никому плохо не стало. Профессиональные спасатели делают то же самое, но они имеют более широкий профиль – бабушке дверь открыть, кошку откуда-то вытащить, пожарным помочь, на ДТП машину распилить. А мы только спасанием на воде занимаемся.

Анна ВАРДУГИНА:

А как обстоят дела с техническим обеспечением?

– Что-то приобретаем благодаря различным грантам, что-то в результате нашей коммерческой деятельности.

Владимир БАЙМЕТОВ:

– Какова мотивация прихода к вам людей?

– Случайных-то людей у нас нет. Приходят те, кто хочет как-то себя в этом деле проявить. Кто-то приходит спасать, кто-то всю жизнь был рыбаком, но одно дело там периодически бывать на рыбалке, а другое дело профилактические беседы с рыбаками проводить. Уже какая-то польза. Бывали случаи, когда человек кого-то случайно спас и потом решил посвятить этому делу свою жизнь, заниматься этим профессионально. Больших денег тут нет, но бывают ценные подарки. Так и стимулируем. У нас есть форма с утверждёнными званиями и погонами. Есть определённая процедура присвоения званий. Кого-то это привлекает.

Елена БОРОДИНА:

Что вы делаете, чтобы укрепить коллектив, сплотить членов общества?

– Ну небольшие выезды делаем. Съезды пока не проводили. Грамотами, медалями награждаем. Сейчас у нас появился проект по созданию осводовских мест отдыха на воде. На Воложке пока не получается. Не можем договориться с администрацией города. Но получилось с администрацией Завьяловского района. Мы сейчас одно место сделали в деревне Каменное. Там и пост, и небольшой пляж, катание на лодках организуем. Там, в том числе, могут отдыхать семьями и наши члены. И дежурить одновременно.

И сейчас вот мы с Завьяловским районом делаем второе такое место – в деревне Пычанки.

Теоретически на этом можно и зарабатывать. То есть тут сразу несколько зайцев убивается.

Игорь ЕГОРОВ:

Как вы взаимодействуете с властью. Есть ли какие-то законодательные инициативы или предложения, которые удалось реализовать? Как вы участвуете в консультационных органах? Вы член Общественной палаты Удмуртской Республики. По поводу взаимодействия с властью, с государственными муниципальными структурами для реализации ваших задач. Расскажите об этой деятельности.

– У нас сразу установились хорошие партнёрские отношения с Государственной инспекцией по маломерным судам МЧС России, которая как раз занимается приёмкой пляжей и их инспектированием. А мы осуществляем общественный контроль. Мы патрулируем, выявляем дикие пляжи, которые можно в будущем переводить через муниципальные власти в организованные места отдыха. Уж если люди привыкли к таким местам, стало быть, там или вода хорошая, или дно, или добираться удобно. Тесно сотрудничаем с Минприроды УР и с Минспортом УР, с Прокуратурой УР, с Уполномоченным по правам ребёнка.

C другими структурами отношения складываются по-разному.

Почему-то у нас само утопление не воспринимается так серьёзно, как должно быть на самом деле. Хотя это вторая по частоте причина смерти среди несчастных случаев. На первом месте ДТП. И не случайно ООН ввело 25 июля – День борьбы с утоплением. До этого не было такого дня.

В царской России был введён Николаем Вторым День ОСВОДа 22 мая в День Николая Угодника. И в республиканском межведомственном календаре профилактических дат он тоже есть 22 мая.

Анна ВАРДУГИНА:

Сколько в России в год тонет людей?

– Год на год не приходится. Но в среднем от 5 до 15 тысяч человек. Сейчас благодаря возрождению ОСВОД и его совместной деятельности со спасательными службами статистика и по России в целом идёт на спад. Но раньше были пики и до 15 тысяч утонувших. Я обычно, когда читаю лекции, особенно детям, говорю, что за 10 лет войны в Афганистане там погибло 15 тысяч наших солдат. Но это за 10 лет современной войны с вертолётами, ракетами, бомбами. А здесь за год. Но бывают и разные катаклизмы, то крушение теплохода «Булгария» и почти 120 человек утонуло, то наводнение как в Крымске.

Игорь ЕГОРОВ:

Вас волнует развитие пляжей?

– Безусловно. Для ОСВОДа это основная тема. Да и в декабрьском 2019 года указе Президента РФ о гражданской обороне сказано, что один из серьёзных сегодняшних вызовов – отсутствие благоустроенных берегов и водоёмов.  

Люди-то тонут в первую очередь там, где нет спасателей, а спасателей нет там, где нет пляжа. А для организации пляжа необходимо провести целую цепь мероприятий. Нужно провести водолазную очистку дна, взять пробы воды и песка, назначить обученных спасателей, которые и спасут, и окажут доврачебную помощь. У нас республика водная, водоёмов много, и как только наступают жаркие дни, людей тянет к воде. Опять же рыбаки, любители кататься на различных видах водного транспорта. И все они могут оказаться в зоне риска

Весь вопрос в том, кем организован пляж. Кому он принадлежит. За ним же нужно следить, мусор убирать, обустраивать, спасателей ставить. То есть должен быть хозяин, который всем этим будет заниматься. Если есть пруд, должно быть гидротехническое сооружение, которое должно быть на чьём-то балансе. Как было в советское время? Надо вырыть пожарный пруд или пруд для полива? Взяли и вырыли. А на баланс-то его никто не поставил. А потом колхоз этот обанкротился. А пруд есть. ГТС есть. А ответственных за них может не быть.

Игорь ЕГОРОВ:

Вы принимаете участие в решение этой проблемы?

– Этим занимается в основном Минприроды и Камское Бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. На свои совещания они нас приглашают. И по паводку, и по всем другим вопросам. Мы в обсуждении участвуем и своё мнение высказываем.

Владимир БАЙМЕТОВ:

Как обстоит дело с обучением плаванию?

– В советское время была государственная программа. Целевым образом обучали летом на водоёмах. В 90-е годы это забросили, а сейчас это стоит денег. Очень много коммерческих бассейнов, где бесплатно не будут учить. Но мы стараемся и с Минспортом, и с Федерацией плавания детей обучать. Тут ещё проблема в том, что родители считают, что уметь плавать не главное. Сперва французский, английский, скрипка, карате, ЕГЭ… А уж потом, может быть, плавание. Сельских детей нужно везти, а школьные автобусы не везде есть. Или они заняты. Маршрут по перевозке надо специальным способом регистрировать. А чтобы обучить ребёнка хотя бы чуть-чуть держаться на воде, надо 4-5 занятий.

Анна ВАРДУГИНА:

Ну если гора не идёт к Магомету…

– У нас по Удмуртии строятся бассейны, но не так много. И не везде. Но вот до прошлогодней пандемии совместно с Минспортом УР порядка 100-150 детей мы ежегодно бесплатно обучали. Там помогали и депутаты в районах, находили транспорт, привозили оттуда детей. А в городе не всегда родители это понимают и хотят.

Игорь ЕГОРОВ:

Вы занимались академической греблей… Как у вас сейчас обстоят отношения со спортом?

– Грести люблю, только академической греблей, к сожалению, уже не занимаюсь. Её у нас в Удмуртии не стало. У нас и яхтклуб был. И виндсерфинг был. И морское многоборье было. После реформ водно-лыжная база «Темп» стала кафе… Всё оборудование куда-то было списано, продано, передано… Но любовь к водным видам спорта осталась. Люблю на лодочке проплыть.

Сейчас Федерация морского многоборья с клубом «Дельфин» развиваются, по-моему, там у них ялы появились. В Воткинске коммерсант Александр Фонарёв ведёт небольшую секцию парусного спорта. Cейчас активно развивается триатлон. Раньше такого не было.

Анна ВАРДУГИНА:

Много ли пьяных тонет?

– Считается, что не меньше 50 процентов. Но таковых, наверное, может быть и 80 процентов. То есть основная масса утоплений происходит в состоянии алкогольного опьянения. Даже в 2014 году Всемирная организация здравоохранения издала очень большой труд «Проблемы утопления во всём мире». И там большую толику занимает  именно эта проблема. И в США это считают бичом. Особенно для мужчин в возрасте 30-35 лет. Именно в этом возрасте они все тонут, и именно в состоянии алкогольного опьянения. Алкоголь даёт сразу несколько отрицательных факторов. Понятно, что координация движений ухудшается, во-вторых, расширившиеся сосуды, а в холодной воде они резко сужаются. Происходит некий конфликт в организме. Может и сердце остановиться, особенно на жаре. А если уж он сильно пьяный… У нас были случаи, когда приходилось почти силовыми методами не пускать таких людей в воду.

Игорь ЕГОРОВ:

Бывает сложно определить, тонет ли человек. Не всегда же люди зовут на помощь.

– Здесь может быть и так, и так. И кричат, и не кричат. Не случайно же наука разделяет утопление на сухое и мокрое. Сухое – это когда вода не попала в лёгкие, а мокрое – это наоборот. Соответственно, люди и тонут по-разному. Намотались человеку на ноги водоросли, он начинает кричать, бороться за свою жизнь, хлопать руками по воде. Вы это увидите и услышите. Сухое, так называемое рефлекторное утопление, происходит, как правило, либо в результате остановки сердца, либо физического переутомления,  перенагревания, кислородного голодания и так далее. От хлорки бывает такое в аквапарках. Вот остановилось сердце, а пловец в этот момент, допустим, нырнул.  А если никто не увидит этого, человек и не всплывёт.  Бывает ещё ларингоспазм, то есть когда перехватывает голосовую щель. Соответственно, воздух не поступает и человек крикнуть не может. И дышать не может. И он тонет.

У профессиональных пловцов очень распространено кислородное голодание. У них голова постоянно в воде. Они голову чуть приподняли, воздух взяли и опять под воду. А от физических нагрузок и малого захвата воздуха наступает кислородное голодание. Как-то, несколько лет назад приезжал по нашей просьбе Дмитрий Волков, десятикратный рекордсмен мира по плаванию, чтобы провести тренировки с детьми в Ижевске и Сарапуле. Он рассказывал, как несколько раз был близок к такому утоплению и только благодаря тому, что в бассейне его коллеги обратили на это внимание, он остался жив. А на водоёме это опасно, тем более у нас, где вода не такая прозрачная, как в бассейне. Кстати, потому на пляжах и ставят буйки, чтобы, если человеку стало плохо, он мог схватиться за них и отдышаться.

Я помню, где-то в 70-е годы очень было популярно переплывать Волгу, Каму, Ижевский пруд. Такие смельчаки и сейчас находятся, но это неправильно. Когда наши ребята патрулируют, они с этим сталкиваются. Поплыл через пруд, а на середине силы кончились. Мы в таких случаях подплываем на лодке и спрашиваем, есть ли силы плыть обратно? Если нет – забираем в катер и везём на берег. Если у человека нашлись силы, сопровождаем до берега. А это трата ресурсов. А почему бы ему вдоль берега не плыть? Устал – встал на ноги.

Елена БОРОДИНА:

А как справиться с судорогой в воде?

– В советские времена всегда всем говорили: надо разминать или покалывать мышцу. И все прикалывали себе на купальник или на плавки булавки. Сейчас почему-то об этом никто не говорит. А это, в принципе, работает.

Лично я сам на себе пробовал, правда, в бассейне, другой способ: плыть, превозмогая боль.

В принципе, это возможно. На руках можно вполне спокойно доплыть. Это так же, как с водорослями. Когда они прилипают, возникают очень неприятные тактильные ощущения, и человек сразу начинает ногами и руками бултыхать. Соответственно, эффект происходит обратный – они ещё больше налипают и больше наматываются. А если бы успокоиться, лечь на спину и тихонечко с себя эти водоросли отлепить!?

Хочу сказать, что мы были инициаторами в прошлом созыве Общественной палаты на пересмотр Правил безопасности на водных объектах, которые составляли практически два листочка. Они были утверждены в 2008 году. И в 2017 году Правительство УР нас поддержало. Правила нами совместно с ГИМС и Минприроды были доработаны и в 2018 году утверждены. В них стало 10 листков. В том числе появилась возможность муниципальным образованиям штрафовать людей за нарушение правил безопасности  на воде. Например, за купание в неположенных местах. Правда, с другой стороны, где купаться, если положенных-то мест нет? Но вот за выход на тонкий лёд штрафовать вполне можно. Ну, окрепнет лёд, подожди, ведь вся зима впереди.

– Осводовцы проводят и разные мероприятия. Расскажите о них.

– У нас есть два традиционных мероприятия: «Осторожно, тонкий лёд!» и «Чистый берег». Мы приглашаем туда всех желающих. Проводим их при сотрудничестве с главами муниципальных образований в надежде, что они потом откроют какой-то пляж. Мы привозим дайверов, артистов. Главы муниципалитетов собирают население, организовывают кашу и так далее.  Дайверы чистят пруд,  жители вместе с нами чистят берег, потом проводятся конкурсы, небольшой концерт, каша, шашлыки… Так было, допустим в усадьбе Тол Бабая, потом в Дебёсах, Якшур-Бодье.

УП Задание

Я приглашаю вас принять участие в акции «Чистый берег».

УП Вопрос

Лев Гордон, сооснователь Национальной инициативы «Живые города», эксперт в области интегрального развития человека, общества и территорий, объединения власти, бизнеса, НКО и «обычных» активных горожан, один из организаторов ижевской галереи «Грифон», один из инициаторов уникального в масштабах России проекта превращения ижевского квартала с разобщёнными институциями в единый, полный созидательной силы организм, спрашивает, как вы можете в полной мере раскрыть свой потенциал, возможно, сотрудничая и с «Креативным кварталом «Сердце Ижевска»?

– Если там будет какая-то площадка, ну скажем концертная, то можем и спектакль показать. Мы специально для детей до 10 лет разработали два спектакля «Летнее безопасное путешествие по реке» и «Приключение снеговиков на льду». Дело в том, что если старшим школьникам можно и лекцию прочитать, то для дошкольников и младших школьников это сделать сложнее. Спектакли интерактивные, в них легко вовлекаются дети. Можем сделать что-то типа квеста или лекцию прочитать.

Следующего гостя я спрошу, где бы он хотел, чтобы открыли новый пляж и как он готов в этом помочь?

Фото Анны Вардугиной

05.08.2021

Автор материала:

Игорь Егоров


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта