«Лично известен»
Статьи

«Лично известен»

Профессионализм Германа Угрюмова, много лет ведшего борьбу с терроризмом, высоко ценил Владимир Путин.

Окончание. Начало в №№ 25, 27 от 1 и 15 июля 2021 года.

В сентябре 2000 года террористы захватили заложников в гостиничном комплексе в посёлке Лазаревское на побережье Чёрного моря. Общее руководство операцией по их освобождению было возложено на заместителя директора ФСБ вице-адмирала Германа Угрюмова.

Теракт на курорте

Сентябрь – бархатный сезон на Черноморском побережье. Уже нет испепеляющего зноя, но вода всё ещё прогретая, а воздух – как парное молоко. В Лазаревском дома отдыха и гостиницы полны постояльцев. Туристический бизнес расширяется: на улице Колораша, 24 строится новая частная гостиница – корпус уже возведён, идут внутренние работы. 21 сентября в 9.30 в гостиницу ворвались вооружённые люди в масках, несколько раз выстрелили в воздух из пистолета и захватили шестерых рабочих. Террористы заставили хозяйку гостиницы позвонить в местное ГУВД и сказать, что «чеченцы захватили заложников». В 10.50 бандиты обстреляли территорию перед гостиницей, чтобы точно никого не оказалось рядом, и выбросили наружу видеокассету. Сотрудники правоохранительных служб увидели на кассете видео с заложниками: трое мужчин и одна женщина были прикованы наручниками к трубе отопления, рядом на подоконнике стояла канистра с бензином и лежала граната. «Закадровый» текст от лица террористов сообщал: они требуют переговоров с Президентом России, 30 миллионов долларов, а также выпустить из российских тюрем всех чеченцев.

В полдень один из заложников сумел освободиться и выпрыгнуть из окна гостиницы – он сломал обе ноги, но остался жив и сумел доползти до соседней улицы, где ему оказали помощь. Он подтвердил, что террористы вооружены огнестрельным оружием и гранатами. В течение дня преступники бросали гранаты во двор гостиницы: старались создать ощущение хаоса и паники, убедить в серьёзности своих намерений, оказать давление на переговорный процесс. После полудня стали известны имена террористов: Сослан Хугаев из Владикавказа и житель Лазаревского Игорь Савченко. Сослан Хугаев ранее находился на излечении в психдиспансере, а Игорь Савченко был известен как наркоман.

Без лишней суеты

Во второй половине дня 21 сентября в Лазаревское для руководства операцией вылетели заместитель директора ФСБ вице-адмирал Герман Угрюмов и боевая группа Управления «А» ФСБ («Альфа»). По факту захвата заложников прокуратурой Лазаревского района возбуждено уголовное дело по статье «Терроризм». Рассказывает офицер группы «А» полковник А.В. «Дуганов»:

– Нас подняли по боевой тревоге и сообщили, что террористы захватили несколько человек в гостиничном комплексе посёлка Лазаревское – неподалёку от Сочи. Больше – ничего. Пока мы готовились к вылету, телевидение показало небольшой сюжет, из которого мы хотя бы увидели, как выглядит этот комплекс.

Ситуация была не похожая на другие: заложников приковали наручниками к трубам отопления. Чего хотели террористы, каковы их требования – мы не знали. То есть летели в неизвестность. В принципе, у нас всё отработано, требовалось посмотреть само место, изучить объект, подходы к нему, разобраться в обстановке на месте.

С Германом Алексеевичем Угрюмовым мы были знакомы ещё по Чечне и знали, что это умный и решительный офицер, который всегда подкупал новизной разработок боевых операций. В самолёте провели мозговой штурм: сколько задействовать людей, какие спецсредства и так далее. С нами – наш руководитель генерал-лейтенант А.Е. Т-ов и Герман Алексеевич. Угрюмову такая операция – внове, он спокойный, как Будда: коль решение принимать предстоит на месте, то незачем заранее нервничать и суетиться. Ей-богу, я такое спокойствие нового руководства видел впервые. Он задавал лишь общие вопросы.

В 2018 году в честь 70-летия со дня рождения Германа Угрюмова, Почта России выпустила юбилейную марку.

Ещё до нашего прилёта в Лазаревском был создан оперативный штаб из офицеров местного ФСБ и МВД. Получив от них первичную информацию, я с тремя бойцами группы отбыл под здание гостиницы, чтобы засветло осмотреть объект, подходы к нему – говоря «по-учёному», на рекогносцировку. Выяснили, что штурмовать нам предстоит третий этаж здания: заложники и террористы находились там. Скрытно проникли на второй этаж, послушали, о чём разговаривают на третьем, оценили состояние заложников, поведение террористов.

Вернулись, доложили всё Герману Алексеевичу. В штабе, который он сформировал по прилёту, минимум людей, обстановка спокойная, деловая, без нервозности. Первое, что сделал Угрюмов, – убрал ненужные звенья штаба, оставил лишь тех, кто доставляет информацию и кто будет действовать, когда придёт «час икс». Второе, что он сделал, – обрезал пути проникновения слухов: каждому поставил конкретную задачу и потребовал столь же конкретного доклада. И по этим докладам уже вырабатывалась схема операции. 

Террористов было пять или шесть человек, уже не помню точно. Заложников – трое плюс одна женщина «подсадная». О ней мы узнали, когда после завершения операции нашли выброшенную видеокассету. Наша задача осложнялось ещё одним обстоятельством. Дело в том, что до прилёта «Альфы» по заложникам пытались работать другие группы, но они были замечены террористами. Последние дали понять, что у них серьёзные намерения, и бросили в окно две гранаты – Ф-1 и РГД. Естественно, что после этого они занервничали. Главарь террористов был непредсказуем: то он спокойно вступает в переговоры, выдвигает свои требования, то вдруг срывается и начинает орать, что перестреляет всех заложников и живым в руки не дастся. Требования он выдвигает разные: сначала требовал большую сумму денег, потом связь, потом оружие, потом опять деньги…Герман Алексеевич моментально получал всю информацию о ходе переговорного процесса. Много слушал, никого не перебивал, делал пометки в блокноте, отдавал чёткие и короткие указания. С течением времени из Москвы на него начали «давить»: где результат? Почему не начинаете операцию? Мы с момента прилёта настроены на штурм, это понятно.

Но что такое «не начинаете»? Операция уже идёт. Искусство спецназа при освобождении заложников можно разделить на три момента. Первый – когда между двумя сторонами достигается некое соглашение, по которому заложников освобождают, а террористы сдаются. Это – высший пилотаж, самое высокое искусство! Второй вариант – снайперский выстрел. Третий, самый тяжёлый и самый опасный, – штурм. «Альфа» штурмует, террористы защищаются. Могут при этом пострадать и бойцы группы, и заложники. Помню, Герман Алексеевич после моего очередного доклада положил мне ладонь на плечо:

– Ну что, седой, штурмовать собрался? Ты и твои ребята – все профи, я на вас надеюсь. Но давайте сделаем так, чтоб всё прошло успешно и желательно без крови.

В тот раз всё завершилось по первому варианту. Переговоры с террористами блестяще провели наш начальник генерал Т-ов и подполковник Милицкий – герой будёновского штурма (в 1995 году в Будёновске террористы захватили больницу и более 1 500 заложников. – Прим. ред.). Они договорились об освобождении заложников и сдаче террористов. Всё прошло чётко, без задоринки. Успешно, как сказал Угрюмов. Эта тройка – Угрюмов, То-в, Милицкий – сработали виртуозно и очень слаженно, без какой-либо нервозности, суеты, окриков. По изменившейся ситуации сразу принимали очень грамотные решения.

Переговоры с террористами – это сложнейшая наука. Переговорщик, руководитель операции должны уловить тот момент, когда террорист «дал слабину», тут же использовать этот фактор и дальше суметь «повести» его за собой – к безоговорочной капитуляции. Чутьё оперативника в таких случаях должно быть не только обострённым, но и в первую очередь – безошибочным. На Востоке говорят, что можно ишака подтащить к реке, но попробуй заставить его напиться! А здесь надо было сделать так, чтобы «ишак» сам дошёл до речки и сам напился, не видя для себя других вариантов.

Ради безопасности мирных людей

В ночь с 21 на 22 сентября Герман Угрюмов сообщил журналистам, что с террористами переговоры будут вестись до тех пор, «пока не будет реальной угрозы жизни и здоровью заложников. (…) Если такая угроза возникнет, мы не остановимся ни перед чем для того, чтобы освободить заложников». По словам замдиректора ФСБ, в гостинице находится 8 человек, в том числе одна женщина. Герман Ургюмов не исключил, что кто-то из считающихся заложниками может быть сообщником террористов, и особо подчеркнул, что это может быть женщина.

Удивительно, но курортная жизнь в Лазаревском не прекратилась, хотя рядом совершался теракт. До двух часов ночи работали кафе и рестораны, в 300 метрах от гостиницы, где террористы удерживали заложников, гремела дискотека.

Около 5 утра после переговоров удалось освободить одного из заложников. По словам вице-адмирала Угрюмова, «акция по захвату заложников была спланирована», но возникла «после хорошо проведённого вечера и большой попойки». Переговоры с террористами продолжаются, и в 11 часов они добровольно сдаются.

В июне 2001 года краевой суд Краснодара приговорил Игоря Савченко (наркомана из Лазаревского, давно известного местным наркологам и правоохранительным органам) за захват заложников и незаконное владение оружием к семи годам лишения свободы. Его подельник Сослан Хугаев был отправлен на дополнительную психиатрическую экспертизу (незадолго до захвата гостиницы он был выписан из психиатрической больницы и состояние его психического здоровья вызывало вопросы).

На особом счету

Виктор Алексеевич Смирнов, капитан первого ранга запаса:

– Владимир Путин, будучи тогда директором ФСБ, не мог не запомнить громкие и успешные операции с участием Угрюмова. И как мне потом рассказывал Герман, когда Путина назначили Председателем Правительства Российской Федерации, он собрал совещание с участием представителей силовых структур. Всё идёт, как обычно: объявляют по списку фамилию, имя, отчество, звание, должность и прочее – для того, чтобы глава правительства знал, с кем ему предстоит иметь дело. Объявляют: «Угрюмов Герман Алексеевич…». Путин останавливает: «Известен. То есть – лично известен». Мы его с тех пор так и называли – «Лично известен».

Публикуется по материалам, подготовленным Управлением ФСБ России по Центральному военному округу. Использованная литература: Вячеслав Морозов  «Адмирал ФСБ», Москва, 2005 г. Военная контрразведка ФСБ России. 100 лет, Москва, 2018 г.

Фото: ru.wikipedia.org

23.07.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта