«Штучный военачальник»: как контрразведчик Герман Угрюмов предотвратил российское «11 сентября»
Статьи

«Штучный военачальник»: как контрразведчик Герман Угрюмов предотвратил российское «11 сентября»

В истории России есть своё «11 сентября», которое не стало трагедией национального и мирового масштаба только благодаря оперативным и умелым действиям контрразведчиков, сотрудников ФСБ, и в значительной степени лично Германа Угрюмова. Это был первый в мировой истории захват атомной подводной лодки: 11 сентября 1998 года 19-летний матрос-торпедист, служивший на новой многоцелевой атомной подводной лодке К-157 «Вепрь», захватил судно, убив нескольких сослуживцев.

Продолжение. Начало в № 25 от 1 июля 2021 года.

Ночью 11 сентября 1998 года подлодка «Вепрь» находилась на боевом дежурстве на базе, располагавшейся в посёлке Гаджиево Мурманской области. Вот как о происшествии писал журналист «Независимой газеты» Пётр Половников:

«11 сентября 1998 года на стратегической базе атомных подводных лодок Северного флота «Скалистый» произошло чрезвычайное происшествие, не имевшее аналогов за всю историю советского и российского ВМФ. Торпедист многоцелевой атомной подводной лодки матрос Александр Кузьминых напал на своего сослуживца матроса Бочанова, нёсшего вахтенную службу, и ударом кузнечного зубила убил его. Завладев оружием – автоматом АК-47 и 30 патронами, – Кузьминых спустился в подводную лодку, тяжело ранил дежурного офицера, убил ещё 7 подводников и забаррикадировался в носовом отсеке атомной субмарины».

Никаких требований Кузьминых не предъявлял. Он был призван на военную службу Приморским райвоенкоматом Санкт-Петербурга в феврале 1997 года и, по сути дела, уже готовился к «дембелю». Поэтому версия о том, что причиной преступления была «дедовщина» в подразделении, наименее вероятна. До службы он закончил 11 классов, к уголовной ответственности не привлекался. Отношения в семье Кузьминых характеризовались с положительной стороны.

До происшествия экипаж подводной лодки был на хорошем счету у командования. Субмарины проекта 971 являются одними из самых современных в российском флоте и предназначены для нанесения ударов по корабельным группировкам и береговым объектам противника. Их строительство началось в начале 1980-х годов. Помимо торпед они могут оснащаться крылатыми ракетами «Гранит», а также противолодочными ракетами. И то, и другое оружие может нести ядерные боеголовки. Однако, как сообщили компетентные источники в Минобороны РФ, на этой субмарине атомного оружия не было (эксперты считают, что это – правда).

Однако взрыва даже одной торпеды, без ядерной боеголовки, достаточно для уничтожения как самой субмарины, так и рядом стоящих кораблей. Подобный взрыв последний раз произошёл на Северном флоте в 1962 году. От взрыва одной торпеды тогда сдетонировали все остальные. От той лодки почти ничего не осталось.

Итак, вернёмся в сентябрь 1998 года. 19-летний преступник забаррикадировался в торпедном отсеке подлодки. Кузьминых предупредил, что взорвёт боезапас, находившийся на судне, если командование решится на штурм. К месту чрезвычайного происшествия в срочном порядке было переброшено специальное подразделение федеральной службы безопасности. По роковому стечению обстоятельств именно эта группа в конце лета 1998 года уже участвовала в боевой операции. 5 сентября бойцы этого спецподразделения успешно обезвредили матросов-террористов с ядерного полигона на Новой Земле, взявших в заложники школьников и захвативших самолёт (об этой антитеррористической операции читайте в «УП» №25 от 1 июля – Прим. ред.). Начальник ЦОС ФСБ генерал-майор А.А. Зданович заверил журналистов, что спецподразделения антитеррора «не зря едят государственный хлеб и в любой момент готовы выстрелить без осечки».

После срочного доклада в Москву о сложившейся ситуации была создана группа Главного штаба ВМФ, утверждённая Главным командующим адмиралом Владимиром Куроедовым. Она вылетела на место происшествия, а вместе с ней вылетела оперативно-следственная группа управления военной контрразведки во главе с Германом Алексеевичем Угрюмовым.

11 сентября Герман Угрюмов с группой спецназа уже находился рядом с захваченной террористом подлодкой. «Альфовцы», прилетевшие из Мурманска, блокировали все подходы к причалу, командование Северным флотом эвакуировало людей в безопасную зону.

В течение суток террорист был ликвидирован.

Командование Северным флотом во главе с весьма уважаемым на флоте командующим СФ адмиралом Вячеславом Алексеевичем Поповым действовало очень профессионально с точки зрения командирской, но с точки зрения антитеррористической, операцию обязан был возглавить настоящий профессионал. Герман Угрюмов был профессионалом высокого класса. Прилетев, он сразу сказал, что принимает руководство операцией на себя, чем, наверное, возмутил заслуженных адмиралов. Их можно понять – естественная человеческая реакция на подобное заявление малоизвестного или почти неизвестного «варяга». Но обстановка накалялась буквально по минутам и, по классическому выражению, промедление было смерти подобно. Виктор Алексеевич Смирнов, капитан первого ранга запаса.

Герман Угрюмов доложил о ситуации министру обороны маршалу Игорю Сергееву и руководству ФСБ, что всю ответственность за проведение операции он берёт на себя. Знаю, что Владимир Путин дал «добро». Тем временем специальным самолётом из Санкт-Петербурга были доставлены родственники обезумевшего матроса. Кузьминых устроили переговоры с матерью и с братом. Но ни мать, ни брат не смогли уговорить его сдаться: он твердил, что жизнь всё равно кончена, что повинную его никто не примет в зачёт, на его совести несколько загубленных жизней товарищей и что задуманное он непременно совершит. На тот свет – хоть не в одиночку!

Кстати

В.А. Стрелецкий в нашумевшей книге «Мракобесие» (М., 1998 г.)  пишет так: «Боязнь ответственности. Это порок – одно из старейших несчастий нашего времени. Генералов и всяких начальников в стране – тьма-тьмущая. Людей, готовых взять на себя ответственность – единицы». Одним из таких «штучных», единичных военачальников и был Герман Угрюмов. А что касается операции, то, как писал позже военный журналист А. Витковский, «принятое Угрюмовым решение было настолько ошарашивающим и нестандартным, что подивились даже профессионалы. Технология той операции ещё и сейчас хранится за семью печатями и никакими клещами нельзя вытащить из чекистов хоть два слова о её проведении. В результате преступник был уничтожен, а страна избавлена от трагедии, которая по своим масштабам не многим бы уступала чернобыльской».

Можно добавить со слов одного офицера, участвующего в операции, что команда Угрюмова прозвучала как нельзя вовремя: когда первый отсек АПЛ был разблокирован, а террорист мертв, обнаружилось, что под одной из торпед горит кучка промасленных «концов» – ветоши. Погори она ещё немного! «Был бы славный кегельбан», как писал поэт Николай Тихонов.

Публикуется по материалам, подготовленным Управлением ФСБ России по Центральному военному округу. Использованная литература: Вячеслав Морозов «Адмирал ФСБ», Москва, 2005 г., «Военная контрразведка ФСБ России. 100 лет», Москва, 2018 г.

Продолжение следует

Фото: zen.yandex.ru

16.07.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта