Кафтаны голубые – для хора и за труд. Воткинская изюминка
Статьи

Кафтаны голубые – для хора и за труд. Воткинская изюминка

Мастера

Камско-Ижевск и Камско-Воткинск. Именно так по отдельности именовали Камские города-заводы в славные дерябинские времена. Гидроним Иж мужской, а Вотка – женский. Прямо «супружеская пара». У неё много общего из-за наличия одних исторических корней, одних основателей, но есть и особенности в характере. Главная причина различий в том, что управлять заводами чуть позже станут разные государственные ведомства: горное и военное. Выявление таких отличий может позволить понять «изюминку» каждого города.

Дерябинское начало

Уральский попович Андрей Фёдорович Дерябин, выйдя из своего сословия, пробившись наверх, объездив Западную Европу и достигнув высших чинов, не занёсся, не забыл земляков – простых мастеровых, горных инженеров и мастеров. Он хорошо понимал их нужды, опекал, продвигал по службе, вызывал в Петербург на учёбу и не скупился на щедрые награды. Ещё в 1804 году, составляя проект «Горного положения», он заложил в статье № 388 возможность награждения мастеровых горных заводов особыми кафтанами. Подобная практика была абсолютно неизвестна западноевропейским заводам, но пришлась по душе русским. Очевидно, вспоминались такие древние традиции как «шуба с царского плеча». Вот и в начале 1920-х годов ижевских передовиков труда будут одаривать кожаными костюмами.

11 июня 1816 года руководство Воткинского завода решило поощрить кафтанами тех мастеров, что «наиболее перековали железа» за прошлый 1815 год. Первым таковым по выбору начальства стал кричный мастер Савва Иванов, давший 589 пудов. Но вот трёх других кандидатов вполне демократично дозволили избрать самим мастеровым, пришедшим на собрание в «заводской разряд» (это что-то вроде комендатуры). Счастливцами оказались Григорий Кузнецов, Анисим Логинов и Андрей Теплоухов. Выборы проводил швед по крови, россиянин дерябинского призыва, шихтмейстер 14-го класса Андреас Густав Экгольм. В прошлом он был наш, ижевский специалист. Официально числясь «художником», занимался переплётами и создал, например, роскошную папку для всех листов дудинского генплана, отправленного на утверждение Александру I. Сейчас именно Экгольму пришлось заняться и «построением» самых первых на Камских заводах кафтанов. Возможно, по собственным эскизам.

Уже 4 ноября 1816 года четверо воткинцев получили в том же «разряде» «мундирные кафтаны с золотым галуном». Право щеголять в них подтвердили грамоты с личной сургучной печатью управляющего заводом. У ижевцев подобные документы крайне редки. Экгольм затратил на все четыре кафтана 341 рубль 31 копейку, в том числе на «синее сукно» – 189, на «шляпы пуховые» – 32, на золотой позумент – 21 рубль. Иные авторы ошибочно пишут, что это были затраты на один кафтан. Кстати, в мае 1876 года семь ижевских кафтанов, намного более роскошных, обошлись арендатору завода Людвигу Нобелю по 60 рублей.

7 октября 1817 года кафтан будет торжественно вручён и плотинному мастеру И.И. Смирнову «за труды его при устроении новой, меховой машины» (воздуходувной, в кричном цехе). На это потребовалось «благословение» самого директора Департамента горных и соляных дел А.Ф. Дерябина. 30 октября он разрешил управляющему заводом Н.Р. Мамышеву изготовить для Смирнова «мундирный кафтан с золотыми по полам, воротнику, обшлагам и другим приличным местам гасами (галунами. – Е.Ш.) и кистями». Будучи деликатным и хорошо помня Смирнова по своей прежней работе в Воткинске, Андрей Фёдорович упомянул и про возможную альтернативу кафтану: «… или денежным вознаграждением, наблюдая в обоих случаях, чтобы награждение таковое не выходило из установленной цены металлам».

Кафтаны ещё и для хористов

Будущий композитор разнообразную инструментальную музыку (соло и квартеты) довольно часто мог слушать, не выходя из родного дома с мезонином, что на берегу пруда, но хоровую, церковную – только в соборе по воскресеньям и большим праздникам. Классическая архитектура в ансамбле со слаженным звучанием голосов (это заслуга протоиерея Василия Блинова) должна была оставить у восьмилетнего Пети неизгладимые впечатления. При горном начальнике Илье Чайковском, эстете во всём, хористы собора выступали ещё и в особых кафтанах. По его словам, были они «голубые с галунами», то есть из того же английского сукна, что шло для наградных кафтанов. Мог совпадать и покрой. Петь в соборе – тоже труд, честь и награда! Слава о воткинских певцах шла далеко. В октябре 1983 года директор областного архива в Кирове З.В. Подавалова говорила, что ей попадался документ 1817 года: оплата прогонных из Воткинска в Вятку для выступления некоего хора. Найти там этот документ мне так и не удалось. Но в нашем архиве следы легендарной поездки должны остаться. Буду искать.

В некоторых воткинских документах по поводу наградных кафтанов упоминается ещё и возможность придачи к ним «шляпы пуховой, цилиндром». Но так и не удалось найти ни одного реального факта изготовления таковой. Картузы, кепки на старых фотографиях есть, но цилиндров что-то не видать. А вот ижевского «передовика капиталистического труда» невозможно представить без столь аристократичного головного убора. Один реальный цилиндр даже сохранился в фондах Национального музея УР.

У нас первые кафтанщики появились позже воткинцев. 16 декабря 1819 года этой награды удостоились плотинный, машинный мастер Григорий Старков и старший кричный мастер Андрей Светлолобов. Подчеркну, что сделано это было, как записано в формулярных списках, «по Всемилостивейшему повелению государя императора». О наградах ижевцев ещё и извещали в правительственной газете. Соседям же почти всегда эту награду утверждало высшее горное начальство, хотя и ссылаясь на царя.

Сколько же их было?

Ижевские оружейники и металлурги, отмеченные от имени царя роскошным «мастеровым кафтаном с золотым галуном», с пятью «разговорами» на груди, вышитыми узорами на рукавах и цилиндром, давно стали одним из главных исторических брендов Ижевска. Малохудожественные изображения кафтанщиков всяк кому не лень норовит вставить то в рекламу, то в концертный номер, то сделать шутовскую «скульптуру» … Перебор, господа-товарищи! Зато у наших ближайших соседей, фактически побратимов, явный недобор по части прославления дореволюционных героев труда. В своё время в Воткинске, к сожалению, не нашлось собственного специалиста, который изучал бы всю совокупность истории города на всех её этапах и во всех разновидностях. Громадный массив документов по истории градоформирующего завода, что в Центральном государственном архиве УР (фонд № 212 – почти 16 тысяч дел), судя по листам выдачи, самими горожанами практически не изучался. В результате мало кто, даже музейщики, представляет себе повседневную жизнь своего милого городка во времена Чайковских. А ведь тогда формировался будущий мировой гений. Судить о том времени надо не только по «господским», идеализирующим письмам, но и по суровой правде жизни, что в документах. Ко всему прочему так и нельзя сказать, сколько же всего воткинских мастеровых удостоилось описываемой награды.

С Ижевском иначе. Самые первые фамилии «царских кафтанщиков» я опубликовал ещё в июне 1984 года. Историки-марксисты если и упоминали тогда о кафтанщиках, то полупрезрительно и без имён. Их у меня поначалу было всего десять, а на данный момент в полном и пока ещё не опубликованном списке уже 602 фамилии и вряд ли отыщутся новые. Фамилий же воткинских кафтанщиков по различным архивным и газетным источникам (в том числе из прошлогодней статьи А.П. Скачковой, единственной публикации по теме) сумел пока на данный момент набрать только два десятка. Вот они: Ф.Г. Бажутин, Н.С. Богатырёв, М.В. Ваганов, В.И. и С.И. Ивановы, А.И. Касаткин, Г.Ф. и Н.С. Кузнецовы, А.Г. Логинов, В.Я. Мельников, К.З. Меркушев, М.Ф. Петров, Е.А. Пирожков, И.И. Смирнов, Я.И. Стерхов, В.Я. Сумароков, А.Д. Теплоухов, П.М. Тутынин, Е.Г. Ушаков, И.А. Чукавин. Кто дополнит?

Евгений ШУМИЛОВ

Иллюстрации:

  1. На фотографии начала XX века, что из коллекции Музея истории и культуры Воткинска, гордо восседают пятеро мастеровых, удостоенных почётного кафтана: Е.А. Пирожков, Н.С. Кузнецов, неизвестный знатный воткинец со знаком волостного старшины, ещё один неизвестный кафтанщик и М.Ф. Петров. Крайний слева с повязкой на глазу, пострадавшем на производстве, кричный мастер В.Ф. Бердников. Он ещё и краевед и организатор выставок, а династия его была хорошо представлена также в Ижевске.
  2. Чудная картина: на главной, предзаводской, соборной площади кипит торговля. «Сельские обыватели» завода – «чебаки» торгуются с «вотяками» (шарканскими удмуртами). Возможно, всё происходит в престольный праздник Благовещенья Богородицы. Кафтанщиков не видно. Но они обязательно придут в собор, да ещё при полном параде. На противоположном берегу пруда заметны господские дома на нынешней улице П.И. Чайковского и чарушинская Пророко-Ильинская церковь, выстроенная в 1911 году.
04.07.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта