Повзрослевшие на войне: хроника Великой Отечественной глазами подростка трудового фронта
Великая Победа, Статьи

Повзрослевшие на войне: хроника Великой Отечественной глазами подростка трудового фронта

Нина Митрофановна Кулакова и её дети – дочь Лариса и сын Арлен – стали жителями Ижевска в 1961 году. Осели здесь и стали считать Удмуртию своей родиной. Но до этого, в годы Великой Отечественной войны, они пережили страшные испытания.

Историю семьи Кулаковых рассказал «УП» ижевчанин Пётр Фертиков. В ней отражается история нашей страны. Мужа Нины Митрофановны, отца Ларисы и Арлена, Ивана Андреевича Кулакова в одну из ночей 1937 года из квартиры увёз «чёрный воронок». Бывший военный комиссар, партийный работник, был осуждён по «политической» 58-й статье и расстрелян. Только в 1956 году он был посмертно реабилитирован за отсутствием состава преступления.

А тогда, в годы сталинского террора, жертвой обвинения стала вся семья. Нину Митрофановну, как жену врага народа, в начале 1938 года отправили в один из заполярных лагерей ГУЛАГа. В тот же день, когда забрали мать, Ларису (ей было почти 11) и 7-летнего Арлена увезли в приёмник-распределитель для малолетних преступников (!). Всё их преступление состояло в том, что они родились в семье «изменников». Из приёмника их направили в детдом для детей врагов народа, но вскоре разлучили, чтобы память о «неправильной» семье как можно быстрее исчезла у детей. Вновь соединила Ларису и Арлена Великая Отечественная война: в 1941-м детские дома начали эвакуировать, и по случайности оба их детских дома оказались в посёлке Тюбук Челябинской области.

Они были рядом недолго. Ларисе уже исполнилось 14 лет, и её направили работать на завод в город Касли – она делала двухметровые мины, стоя на ящиках, чтобы достать до токарного станка. От Каслей до Тюбука было 25 км, и Лариса не раз уходила после ночной смены в посёлок, чтобы повидать 11-летнего брата. 25 км быстрым шагом, обнять брата, сказать ему несколько ободряющих слов, и – пора в обратный путь. После таких отлучек ноги Ларисы гудели и были свинцовыми. Однажды утром её нашли спящей у станка на полу в масляных стружках.

В том же 1941 году была потеряна связь детей и Нины Митрофановны Кулаковой. До этого времени она и Лариса переписывались, но потом «жену врага народа» начали переводить из одного лагеря в другой, новые адреса детям не сообщали. А Нине Митрофановне не сообщили, куда эвакуировали детские дома, в которых жили её дочь и сын. Только в 1944 году уже 17-летняя Лариса нашла место заключения своей матери в Заполярье, в Республике Коми. Нину Митрофановну освободили в 1947-м. До этого времени Лариса Кулакова писала матери в лагерь, рассказывая об их с Арленом жизни. Нина Митрофановна сохранила их все, и сейчас у нас есть возможность опубликовать отрывки из них. В этих строках отразилась и жизнь подростков, которые в годы Великой Отечественной войны в тылу работали на самых тяжёлых производствах, и мировоззрение советских людей, которые, даже лично столкнувшись с несправедливостью государственной машины, продолжали верить в идеалы коммунизма, оставались патриотами.

20.10.1944 г.

О нас не беспокойся, мы не голодные. На базаре сейчас все дёшево. Картошка по 6-7 руб., молоко 20 руб. литр, мука 50 р. кг, масло 400 р. 1 кг, хлеб 50-60 руб. кило. Если я 300 гр. хлеба продам за 15 руб., то я куплю себе полтора килограмма картошки и сороковку молока и сыта по горло целый день. Я написала, чтобы Арик приходил ко мне на праздник. Не очень давно я получила от него письмо, он живёт хорошо, учится, обут и одет. Он зовёт меня в Тюбук. Меня не отпускают из цеха.

Дорогая мамочка, ты мне больше в письмах про мои лета не пиши, а то ведь если оно попадёт начальнику или воспитателю, то меня переведут на 12-часовой рабочий день. Нас и так, наверное, с нового года заставят работать по 12 часов.

01.10.1944 г. 

Привет из Каслей. Работаю не станочницей, а браковщицей в ОТК, в нашем цехе работают одни заключённые малолетки, большинство из них сидит за дезертирство и за прогулы. Как мне их жалко, прямо передать не могу. Правда, им здесь неплохо. Работают они по 8 часов. Хлеба получают по 70 гр. и 3-х разовое питание. Их здесь одевают и обувают, только и того, что их держат под конвоем.

Нам давали по куску мыла, по 2 кг соли и по 500 гр. сахару. К 7 ноября ещё обещают дать сахара. В том месяце давали абрикосовое повидло. Я так скучаю, что пропал сон.

08.03.1945 г.

Добрый день, моя дорогая мамочка! Шлю я тебе свой горячий сердечный привет, и желаю тебе счастья, здоровья и скорой встречи с нами. Мы с Ариком живы, здоровы. Я его вижу часто. (…) Я прямо им нарадоваться не могу. Хороший мальчик растёт, очень способный. После уроков он делает колечки из медных пятаков и получается очень хорошо, я их продаю за 5 руб.

Мамочка, вышли свою хоть маленькую одну карточку. Прошло 8 лет, это не шуточка. За это время ты должна сильно измениться. Мамочка, у меня недавно пошло, ты сама сразу догадаешься. Это всего только первый раз (Ларисе уже 18 лет, но сказались скудное питание и тяжёлая работа. – Прим. ред.)

10.05.1945 г.

Наконец-то закончилась война на Западе. Весь народ празднует эту Победу. Вчера утром в 7 часов у нас на заводе был митинг, после митинга нас распустили. Мы все плакали от радости. Надеюсь, что и тебя теперь раньше выпустят. Мне кажется, что меня не отпустят из завода.

Напиши мне письмо подробнее, где мы будем жить и, вообще, относительно всего. Мне жить всё равно где, лишь бы вместе с тобой. Как мне надоела такая жизнь, особенно сейчас жить очень трудно, на базаре нет ничего, картошку, если принесут, то сразу нарасхват по 10 р/кг, а раньше была по 7 руб. Хлеб тоже стал дороже, но уже сейчас мы хлеб не продаём, а едим сами. Работаю на погрузке кокса за 8 км отсюда. Возят нас туда и обратно каждый день. Утром мы получаем 700 г хлеба – завтрак и обед. Поедим – и до вечера или до следующего утра. Так мы и живём.

Дорогая мамочка, нам обещают дать отпуск на целый месяц, с 10 июня до 10 июля, для подготовки и сдачи испытаний. Учиться очень трудно. Уроки некогда учить. Мне кажется, что я не сдам испытания. Во время отпуска я, конечно, поднажму на учёбу покрепче, чтобы хоть как-нибудь перейти, а, главное, чтобы получить аттестат за 7 класс.

20.05.1945 г.

Наш завод уже переходит с боевой продукции на местную, т.е. будут опять изготовлять мясорубки, чугуны, утюги и т.д. Скоро у меня испытания, особенно боюсь за историю и физику. Учебника по истории у нас нет, а сдавать будем за 5, 6 и 7-ой класс. Конечно, я приложу все усилия только бы сдать и получить аттестат за 7 класс.

Сегодня у нас пересменка, работала в день, а с сегодняшней ночи – в ночь. В ночную смену работать труднее, я и в школе сижу зеваю, а на работе и вовсе клюю, особенно тогда, когда не хватает изделия. Работаю со вчерашнего дня в своём цеху, а не на коксе.

Сегодня я видела Арика, он спрашивал, нет ли от тебя, мама, письма. Я спешила на комсомольское собрание и не успела с ним поговорить.

Пишу письмо, а передо мной стоит наша семейная карточка в рамке под стеклом. Не могу на неё наглядеться. Неужели это всё было в самом деле? Где наш папа? Если он живой, то очень беспокоится и скучает за нами, я уверена в этом. Но по-моему он умер, не выдержало его здоровье такой сильной перемены.

25.07.1945 г.

Касли раньше называли не городом, а заводом Касли. Здесь одни заводы. Сюда эвакуированы заводы и люди из Харькова и Липецка. Я работаю на Липецком заводе. Немного переболела. На рентгене у меня перибронхит, но я ни разу не кашлянула, а при этой болезни должен быть большой кашель. Кормят нас сейчас по 2 раза и дают спецпитание. На обед суп овсяный и каша овсяная, на ужин суп и масло сливочное по 20 гр. и на спец – каша овсяная. Если выполнить норму, то дают ещё одну кашу. Хлеба дают по 700 гр. с августа обещают прибавить завтрак. Ты беспокоишься, что я босиком, это правда, но сейчас ещё тепло, скоро нам сошьют ботинки, и тогда я буду обута. Мне выдали тапочки, но они у меня сразу распались. Я отнесла их нашему начальнику и он обещал мне их подчинить или дать новые. На зиму есть пальто и начальник пообещал сшить шерстяное платье за хорошую работу. Меня здесь все уважают и в цеху, и в общежитии. Живём мы в интернате. Есть воспитатель. От интерната нам помогают одеждой, обувь.

Приехал фотограф, ему там платили картошкой, маслом, мукой.

Сахар нам не выдавали с ноября 1943 г. По карточке нам положено ежемесячно: мыла – 400 гр., соли – 400 гр., кондитерские изделия – 500 гр. Масло, крупы, мясо нам дают очень редко, так как сейчас переживаем не только мы это, а и вся страна. Мыла нам в общежитии дают по 70 гр. на месяц, но его, конечно, не хватает, приходиться прикупать, соль тоже покупаю сама. На базаре она у нас недорогая, 10 р. стакан.

Мой заработок – аванс 60 руб., а в расчёт 120 руб. на все расходы этого не хватает, так что приходиться продавать хлеб. Хлеб продавать я уже привыкла, привыкла и без него сутки, так что это для меня не страшно. Другой раз захочется молока,  или картошки, или крупы – поэтому продаёшь хлеб и покупаешь.

P.S. Пока Нина Митрофановна Кулакова работала (сначала в лазарете, затем телефонисткой) и выживала в ГУЛАГе, два её родных брата, Николай Митрофанович и Вениамин Митрофанович, сражались на фронтах Великой Отечественной. Оба они погибли, Николай сгорел в танке.

Нина Митрофановна умерла в 1975 году в Ижевске.

Мужем Ларисы стал Иван Кокарев, участник Великой Отечественной войны. В июне 1941-го ему было 20 лет. 15 мая 1942 г. его самолёт был сбит немцами под Керчью. Весь экипаж с серьёзными ожогами попал в плен к немцам и после лазарета был отправлен в концлагерь в Германию. Иван дважды бежал из плена, второй раз – успешно. Когда он вернулся в СССР в 1945 году, его переправили в Заполярье, – он оказался под подозрением как попавший в плен советский военнослужащий (его реабилитировали в 1956 году). Там, в ГУЛАГе, он и познакомился с Ларисой, только что воссоединившейся с мамой. В 1961 году Лариса и Иван приехали в Ижевск и прожили здесь до конца жизни, здесь выросли их дети – Людмила, Василий и Нина. Людмила стала проректором МВЕУ, Василий работал в драмтеатре им. Короленко, а затем стал директором парка Космонавтов.

Военного лётчика Ивана Кокарева не стало в 1980 году, а его жена, наша героиня, Лариса Митрофановна, дожила до 2006 года, – и до последних их дней память о годах войны была для них священна.

Фото из личного архива Кулаковых

25.06.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта