Русских своих не бросают
Люди, Статьи

Русских своих не бросают

В семье Русских из деревни Колесур 14 детей, 10 из них – опекаемые

Месяц май для тех, кто живёт на земле, хлопотный: надо вовремя засадить огород, промедление недопустимо. До бесед ли с журналистом? Но супруги Русских не теряются: они разговаривают со мной по очереди. Вот отец семейства Владимир Михайлович, ни на секунду не останавливаясь, перечисляет имена и фамилии, их возраст детей, рассказывает, где учатся-работают. Я в это время думаю о том, что любимое развлечение моего мужа – спросить врасплох, сколько лет моим двоим сыновьям: считаю каждый раз чуть не с калькулятором.

Примерно на половине списка эстафету принимает Екатерина Владимировна Русских, а её муж уезжает с ребятами сажать картофель. У женщины есть на меня немного времени до ужина.

– Получается ужинать всем одновременно? – спрашиваю я.

Нет, кухня маленькая, приходится есть партиями. Общий стол накрываем в большой комнате только по праздникам, – рассказывает Екатерина.

Специальность – мама

Семья живёт в квартире площадью 92 квадратных метра, здесь один санузел, одна ванная, 5 комнат и небольшая кухня. У Русских трое своих детей – Алексей (35 лет), Наталья (33 года) и Виктория (23 года). Все они покинули отчий дом и живут самостоятельно. Алексей женат и дважды отец, работает оператором валочной машины в соседней деревне. Наталья, окончив Глазовский педагогический институт, стала офицером ФСБ и служит в Москве. Виктория вышла замуж и уехала в Балезино. Отучившись в институте гражданской защиты УдГУ, Вика круто изменила жизнь и с головой ушла в предпринимательскую деятельность.

Есть ещё одна девочка с фамилией Русских – Настя. Она удочерена, сейчас Анастасии 11 лет, а живёт она с приёмными родителями с 11 месяцев. До этого Настя была Даниловой, попала она к Екатерине и Владимиру Русских вместе с братом и сестрой. Их родители вели асоциальный образ жизни, поэтому троих детей от Даниловых изолировали. Но эта история полна оптимизма: люди взялись за ум и даже купили квартиру, восстановились в родительских правах, вот только Настя уже была удочерена. Как будут дальше развиваться события, никто не загадывает: Даниловы и Русских общаются между собой, у девочки две семьи. Разве это плохо?

Итак, четверо детей.

Далее трое ребятишек с фамилией Ситниковы. Ульяна (21 год), Вера (18 лет) и Сергей (17 лет). Ульяна учится в Глазовском педагогическом институте, Вера – в Дебёсском педколледже. Серёжа – десятиклассник. Ситниковы могли запросто оказаться в детском доме, но служба опеки просто тогда взмолилась: возьмите ребят. И Русских взяли. Русских своих в детдомах не оставляют. Вот уже в течение 15 лет Ульяна, Вера и Сергей – самые что ни на есть любимые и драгоценные, мамины и папины.

Ещё трое Фёдоровых: Михаил (13 лет), Андрей (11 лет) и Анастасия (10 лет). Ох уж эти Насти! Их в семье теперь двое. Далее Усынины – Антон (13 лет) и Данил (9 лет). А Бусько Александра (14 лет) и Дарья (10 лет) пришли к Русских сами. Ну, то есть сначала Александра пришла в опеку с тем, чтобы отказаться от… уже имеющихся приёмных родителей, и попросилась к Екатерине и Владимиру. А за Сашей и младшая сестрёнка в рёв: хочу с тобой…

…Это только в первый раз список трудно составляется – уже примерно через час я знала историю каждого. Но не обо всех из них Русских готовы рассказывать через газету – зачем бередить больное лишний раз? Зато Екатерина Владимировна со смехом вспоминает, как приехал муж однажды с вахты 23 февраля, а дома – подарок: трое приёмных детей. Перед отъездом Владимир Михайлович вместе с женой присматривался к девочке, знакомился, готовился морально. Но, когда Екатерина пошла за дочкой, ей сказали:

– Возьмите троих, их же трое. Как они будут друг без друга?

Дрогнуло Катино сердце, приняла решение одна, но мужа ждала, волнуясь: что скажет? А что скажешь, когда к тебе на шею бросается трёхлетняя малышка и кричит:

– Папа! Папа приехал!

И не только в кино бывают подобные сцены.

Человеческие ценности

– Катя, а с чего всё началось?

– Уже и не знаю. Наверное, с того, что смотрели передачу «Пока все дома» и младшая Вика сказала: «А давайте возьмём ребёнка из детского дома». Мысль засела. Дети подросли, дом пустел. И мы с мужем решились попробовать.

И не было никаких проблем? Иногда зов крови сильнее всякого воспитания.

– У нас не было острых проблем. Конечно, всё не просто. Но вот чтобы прямо глубокий конфликт – нет. Даже из школы поступает самое серьёзное замечание – про невыученные уроки. И всё.

– Существует категория людей, которые считают, что приёмные родители набирают детей, чтобы жить за их счёт. Много ли помогает государство?

– Пособие на каждого ребёнка составляет 7 тысяч 300 рублей. Я получаю заработную плату 25 тысяч рублей как воспитатель. И половина ставки воспитателя у мужа. Вот весь наш капитал. Спасает огород, мы держим домашнюю птицу, корову, свиней. По-другому никак. Ребята, кроме учёбы, имеют массу обязанностей. Не говоря про самообслуживание и поддержание чистоты в доме, нужно сажать корнеплоды и овощи, а потом их убирать. Нужно заготавливать сено, пасти скотину – работы много, одним словом.

– За хорошо выполненную работу полагается вознаграждение. Какие ценности сложились в вашей семье?

– Для нас важно собираться вместе, поговорить, почувствовать настроение. Вот сейчас один сын отдыхает в детском оздоровительном лагере – очень скучаем, не хватает нам его. Мы любим зимой семейно заняться лепкой пельменей, а летом после крупной работы традиционно – шашлык. Обожаем отмечать дни рождения так, чтобы остались надолго эмоции. Ещё мы традиционно возим детей на море – Наташа помогает нам организовать эти поездки. Пропустили, правда, отдых в прошлом году из-за пандемии, и наши Бусько моря ещё не видели. Но у них обязательно будет путешествие. Важно же не столько само море, а ожидание его и затем возвращение домой с полным мешком впечатлений и гостинцев. А дома всегда тебя ждут самые родные люди.

Детский дом или приёмная семья?

…Я и мой муж неоднократно задумывались об усыновлении ребёнка. И вот лет 10 назад в моей жизни появился детский дом. Вселенная как будто дала возможность посмотреть и оценить свои силы. Оцениваю. Прихожу в казённое учреждение в гости и на праздники, мою полы и унитазы, потому что я – ночная няня. Но я не выдерживаю.

Все эти 10 лет моё представление о детях-сиротах менялось, менялось отношение к ситуации. Мало просто любить детей, чтобы быть готовым с ними работать, а тем более взять в семью. Это совсем другие люди. Они сильно травмированы, хотя с виду – самые обычные. Они быстро привыкают к роли благополучателя. Им все должны. Для меня это дико и непривычно на первых порах.

Часто знакомые мне говорят:

– Хочу пойти с тобой, но боюсь, что расплачусь.

Я в ответ молчу. Что можно сказать, если человек вообразил себе картинку дома малютки, где едва стоящий на ножках человечек, размазывая сопли и слюни, тянет ручки к незнакомой тёте? Тут, безусловно, нормальное женское сердце разорвётся. Но мы говорим о детском доме, где проживают только дети с трёх лет.

Во-первых, они сыты. Во-вторых, хорошо одеты – государство заботится об удовлетворении основных потребностей. У всех дорогие телефоны, которые покупают… родители (да, обычно они имеются), родственники или спонсоры. На Новый год и другие праздники в детский дом приходят попечители и просто обеспеченные люди с подарками – и это не только шоколадки с мандаринами. Ребята получают серьёзные игрушки или бытовые гаджеты, например, фен для волос. Некоторые неподготовленные взрослые в подобные моменты даже начинают думать о том, что их домашние дети не могут мечтать о таких дорогих презентах. Одним словом, впору плакать самим.

Но это лишь внешняя часть детского дома. Обёртка. Представьте, что вы всегда живёте в пионерском лагере. Вас будит звук горна, он же трубит на зарядку – неважно, хотите ли. Затем завтрак, уборка территории, отрядные мероприятия, обед, тихий час. И отбой по команде. Теперь подумайте, готовы ли вы жить по режиму годами?

Я всегда приходила на смену с «гостинцами» – домашним вареньем, хлебом и колбасой. Именно ближе к ночи обычно хочется что-то «закинуть» в желудок, но столовая закрыта. И где тот холодильник, в котором всегда что-то есть на перекус? Вы не можете поваляться в постели до обеда и бросить её, не заправив. Дома же иногда можно? Но, самое, на мой взгляд, сложное в жизни детдомовца – делить общее пространство с теми, с кем дружить не хочешь. У тебя нет личных границ вообще. И детдомовский ребёнок часто готов отдать всё своё богатство за ободранную шконку в квартире своих не очень благополучных родителей. Все богатства мира за возможность его самостоятельного исследования.

Ребята из детского дома очень хотят в семью. Сначала мечтают вернуться в свою. Затем – в любую. А позднее – в обеспеченную. Каждого постороннего взрослого дети сканируют и оценивают как потенциального родителя. И начинают «продавать» себя: обнимают, спрашивают, как дела, демонстрируют покладистость и вежливость.

Усыновление или опека в детском доме – явление достаточно частое. Но нередко это заканчивается тем, что детей… возвращают. Иногда даже через 10-14 лет. По разным причинам: родился свой ребёнок, не справились с генами, не оправдались ожидания. И взрослых можно понять – они всего лишь люди. Но кто поймёт детдомовца, у которого на сердце рубец на рубце? Где взять побольше таких приёмных родителей, как супруги Русских из Селтинского района? Вопросов пока больше, чем ответов.

Фото из личного архива семьи Русских

17.06.2021

Автор материала:

Татьяна Николаева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта