Столица. Утверждение Вотской автономной области и её нового центра
Статьи

Столица. Утверждение Вотской автономной области и её нового центра

Из шумиловской шкатулки № 44.

Столетие. (Продолжение. Начало в номере газеты от 20 мая)

Пожарища и голод, но борьба за статус!

Решение о переносе областного центра мучительно созревало всю весну 1921 года. Обстановка вокруг была одна из худших за всю историю: страшный голод, разруха, бандитизм, полыхающие вокруг Ижевска грандиозные пожары. В конце мая загорелось Яганское лесничество, а в июне уже и Нылгинское…  31 мая ревком и обком ВАО оказались вынуждены объявить весь подотчётный им регион на военном положении «в виду усилившихся в последнее время в пределах Вотобласти лесных пожаров в силу умышленных поджогов, а также погромов ссыпных пунктов». При этом наш бывший губернский центр не пожелал ничем помочь своим отколовшимся «подданным». Тем более что 25 мая ревком области отказался посылать своего представителя в Вятку на совещание по окончательному установлению границ между ВАО и Малмыжским уездом Вятской губернии. Мол, что нам досталось второпях в минувшем январе, то уж и не возвратим России!

Тысячи людей были брошены на тушение пожаров. Причём делалось это порой, что называется, голыми руками. Ижевским властям пришлось даже 2 июня отправить в Глазов требование областному ревкому прислать тысячу топоров и три тысячи лопат. Для наступления полного хаоса не хватало только того, чтобы начались эпидемические болезни. А они вполне могли вспыхнуть, поскольку 19 мая все 50 ижевских ассенизаторов, у которых сократили полагающийся им паёк, бросили свою «гигиеническую» работу.

Острая ситуация сложилась и с руководящими кадрами. Грамотные партийцы, да желательнее удмурты, были в дефиците. Ревком ВАО постоянно отзывал лучших ижевских специалистов на работу к себе в Глазов, что приводило к нарушению всех производственных ритмов города-завода, работающего на оборону советской России. В конце концов терпение как глазовских «русофилов», так и тамошних же сторонников удмуртской самоизоляции лопнуло. Полукрестьянский, тихий Глазов неизбежно должен был уступить шумному, пролетарскому Ижевску. К сожалению, эта историческая неизбежность окажется вскоре чревата расколами, взаимными перегибами, изгнаниями, а позже даже и кровавыми репрессиями.

Ещё 2 апреля обком партии на своём заседании под председательством С.П. Барышникова рассмотрел «ходатайство Ижевских уездкома РКП, уездревкома и других пролетарских организаций о перенесении центра области в г. Ижевск». Выступили председатель областного совнархоза, бывший редактор «Ижевской правды» В.А. Матвеев (пожалуй, главный «мотор» переноса центра), Т.К. Борисов и И.А. Наговицын. Постановили: «Соглашаясь с доводами ижевских пролетарских организаций, имея в виду, что Ижевск является крупным пролетарским центром, перевод центра области из г. Глазова в Ижевск признать необходимым. Делегировать в Ижевск одного представителя с известными данными для выяснения реальной возможности размещения областных учреждений в Ижевске. Для получения разрешения на перенесение центра области делегировать представителя в Центр, которого обязать выяснить этот вопрос к 15 мая. Момент переезда определить по возвращению представителя из Ижевска, но с таким расчётом, чтобы переезд всех учреждений был произведён не позднее первой половины июня». И вот:

«Резиденция Вотобласти перешла в Ижевск»

– такой телеграммой о завершении многотрудной, двухнедельной операции по переезду из Глазова всех отделов удмуртского ревкома бодро отрапортовал его председатель Иосиф Наговицын. 15 июля 1921 года эта телеграмма была направлена в Реввоенсовет РСФСР, главой которого до самой смерти В.И. Ленина являлся Л.Д. Троцкий. Именно этот «демон революции» отвечал за созданную им же Красную армию, а потому, разумеется, он мог только приветствовать статусное возвышение и соответственно начало нормальной работы кузницы оружия на Иже.

Всё бы хорошо, но предварительно требовалось высвободить помещения для проживания почти 400 человек! Они должны были двумя эшелонами через Москву прибывать из Глазова. Ещё 4 мая специальная комиссия из представителей Ижевского уезда и областного ревкома заранее выбрала для прибывающих огромный «дом Гитауллина» на Красной улице, а также дома поменьше – бывшие Березина и Иванова на Коммунальной (нынешней улице Горького). Военному комиссару Ижевского уезда Батаногову предписали срочно (чтобы успеть с дезинфекцией) перевести подальше постоянно болеющих заводских «трудармейцев». Они размещались в этих и других муниципализированных домах богатеев, а отправятся в бараки, выстроенные где-то посреди нынешней Эспланады.

Из существующих документов ничего не удалось выяснить про первые квартиры для тройки лидеров – самого Наговицына, а также Борисова и Барышникова. Очевидно, пока ижевские партийцы ради прибывших коллег просто по-братски потеснились в своих квартирах. Никаких роскошеств в то суровое время ещё не было. Через год-полтора первые руководители ВАО, вернее всего, переедут в «дома ИТР», что появятся севернее Михайловского собора. Но вот соответствующие мемориальные доски повесить уже некуда. Неизвестно и ни одного ижевского адреса Кузебая Герда. Кстати, попадался мне забавный документ о том, как он вёл в Ижевск корову. Иначе было не выжить.

Ранее, будучи в Москве, И.А. Наговицын окончательно согласовал 2 июня на заседании коллегии наркомата по делам национальностей перенос областного центра, а также заручился поддержкой в «отозвании из других губерний и из Красной Армии для работы в Вотобласти политических работников, знающих вотский язык и знакомых с местными условиями и бытом населения». А ещё через три дня Иосиф Алексеевич доложит на Президиуме ВЦИК о том, что все условия для переезда центра уже созданы, предложив принять новый документ: «Во изменение пункта постановления Президиума ВЦИК от 5 января 1921 г. о Вотской автономной области (…) административный центр Вотской области перевести из г. Глазова в г. Ижевск». Такое постановление этот высший законодательный, исполнительный и контролирующий орган власти РСФСР издаст 10 июня. Это один из ключевых дней в истории Ижевска.

Через 18 дней боевая городская и уездная «Ижевская правда» будет выходить ещё и как областной орган. Её редактором назначили героя Гражданской войны Василия Фомина. По Каме тогда ходил пароход, названный в его честь.

Отцы-основатели пели «Интернационал», узаконивая государственность

Чем фактически является чья-то национальная «государственность» внутри суверенного государства – понять весьма трудно. Чтобы не вдаваться в пустопорожние теоретические дебри, придётся классифицировать то, что получил тогда удмуртский народ, как «малую» или «условную» государственность. Спасибо уже за то, что правящая партия предоставила ему шанс сплотиться в единый этнос на конкретной территории. Но вот собственной Конституции титульному народу пока не полагалось. Более того, даже предусмотренного по закону Устава Вотской автономной области, в коем были бы прописаны все её права и привилегии, судя по всему, так и не появилось. Во всяком случае, наши архивисты нигде не отыскали тот самый «Устав ВАО».

Как бы то ни было, 16 июля 1921 года в 18 часов 37 минут председатель неконституционного ревкома ВАО И.А. Наговицын объявил открытие положенного по Конституции РСФСР Первого съезда рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Вотской автономной области. Сразу после этого прозвучал «Интернационал», и все 94 делегата от пяти уездов области встали. Примечательно, что затем в продолжение всего лишь двух последующих часов заседания этот волнующий революционный ритуал будут повторять ещё шесть раз после самых пламенных выступлений. Бесспорно, пафос у отцов-основателей Удмуртии был вполне искренний. Никаких «аплодисментных комиссий», как на последующих съездах КПСС, пока не назначали. Делегаты свято верили, что они «через автономную область ускорят путь к приближению коммунизма».

«Интернационалом» откликнулись и на речь Григория Гроздева, возглавляющего наш оружейный завод. Он назвал его «жемчужиной Советской республики» и заверил коллег-делегатов съезда, что «Ижевский завод, находясь в рамках новой административной единицы, будет зависеть от вас. Да здравствует вновь родившийся член большой пролетарской и крестьянской семьи – Вотская автономная область!». Всего через два года ему и шести другим крупным оппонентам Трофима Борисова придётся покинуть город на Иже из-за ярого неприятия заводских потребностей крестьянской половиной той самой «семьи». Выдающийся организатор производства станет директором Тульского оружейного завода.

В три следующих дня на съезде Советов обсуждали насущные хозяйственные вопросы, вспоминали революционную историю края, а ближе к полудню 20 июля избрали, наконец, первое правительство автономии – облисполком в количестве 25 человек и 9 кандидатов к ним. Председателем облисполкома, разумеется, был избран бывший председатель ревкома И.А. Наговицын. Духовой оркестр в последний раз исполнил «Интернационал».

Будут хлопоты с обустройством достойной «резиденции» нового органа, и только 23 июля Иосиф Наговицын в отведённом ему кабинете на втором этаже бывшего Военного собрания Ижевского завода подпишет первый правительственный документ в качестве «Председателя Облисполкома Вотской автономной области».

Окончание следует

Евгений Шумилов

Фото: vk.com (Как жил Ижевск)

06.06.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта