«Счастье пахнет детской макушкой». Планёрка с Ольгой Замиловой
Cпецпроекты УП, Планерка

«Счастье пахнет детской макушкой». Планёрка с Ольгой Замиловой

В редакции поговорили о том, как запахи связаны с эмоциями, как правильно «носить» ароматы, и применимо ли слово «нюхать» к нишевой парфюмерии.

Оказывает ли аромат действие на настроение? Даже те, кто не задавался подобным вопросом никогда, сейчас утвердительно кивнут головой. И это необязательно парфюмерия: достаточно вызвать в памяти запах младенца, чтобы почувствовать умиротворение и радость. Ольга ЗАМИЛОВА – парфюмер, коллекционер, основатель проекта «Воздух Граса», создатель первого музея парфюмерии в Удмуртии – знает, как пахнут пение птиц и ветер над полем. Она создаёт с помощью этих нот свою парфюмерную историю.

Анна ВАРДУГИНА:

Кто вы?

– Я мама, это самая главная роль в моей жизни. А ещё я предпоследний авантюрист. Мои близкие знают, как рождаются идеи моих проектов, зачастую многим это кажется авантюрой, но я точно знаю, чего хочу, и делаю. Все мои проекты придуманы с одной целью – нести радость, хорошие эмоции и быть интересными. Хочу на своём примере показать, как важно заниматься в жизни тем, что тебе нравится, и быть счастливым сегодня, не откладывая на потом. У счастья нет завтрашнего дня, у него нет и вчерашнего, оно не помнит прошедшего, не думает о будущем – у него есть только настоящее.

Сергей РОГОЗИН:

Не возникло ли после выхода фильма «Парфюмер» негатива к вашей профессии? Парфюмер равно манипулятор?

– Здесь, считаю, парфюмер – заложник своего таланта. Кто как понимает эту историю. Человек был одержим своей профессией. Следствие – профессиональная деформация.

– Ну, и книгу «Парфюмер» Зюскинда читали, конечно? Там же есть рецепты. Не пробовали по ним создавать ароматы?

– Нет, не пробовала. Но я создавала духи из «ингредиентов прошлого» – это эфирные масла розы, жасмина, флёрдоранжа, туберозы, абсолю ириса и дубового мха. У меня есть старинные книги XIX века с рецептами духов. А современная парфюмерия в большей части – синтетические компоненты. Но синтетика – это неплохо, где-то даже и лучше. Она не вызывает аллергии, она более стабильна, да и благодаря синтетическим компонентам палитра парфюмера стала шире, например, все фруктовые ноты в парфюмерии синтетические, кроме цитрусовых.

Татьяна НИКОЛАЕВА:

Недавно смотрела фильм «Парфюмерша» и думала, какого рода талант нужен в этой профессии, какое нужно получить образование? Или одного желания хватит? Захотел и пошёл?

– Наверное, всё начинается с мечты. Кажется, что духи – это сплошная романтика. На самом деле парфюмер должен сочетать в себе много качеств – быть и математиком– уметь логически домыслить формулу, расставить по местам цифры, вычислить закономерность, и художником – только инструментами станут не краски и кисти, а запахи. У парфюмера должна быть хорошая ольфакторная память: необходимо запомнить нескольких сотен парфюмерных ингредиентов. Это как выучить ещё один иностранный язык.

Должно быть развито воображение и умение видеть красоту в нюансах, слышать собственные чувства и чувства других людей. Парфюмерия – это искусство, которое познаётся через практику, так же, как чтобы стать музыкантом, необходимо играть.

Я профессиональный парфюмер, закончила Грасский институт парфюмерии (Франция, г. Грас). В нашей стране эта профессия редкая, однако в последнее время она становится востребованной. Кроме этого, я прошла обучение в Международной федерации профессиональных ароматерапевтов (IFPA) – изучала, как воздействуют эфирные масла на психоэмоциональное состояние человека. Уже несколько лет изучаю историю парфюмерии, собрала большую коллекцию старинных духов и книг о парфюмерии. Сейчас я создаю ароматы для бизнес-компаний и для частных клиентов. А также скоро выйдет в свет наша собственная парфюмерная коллекция, в ней будут три аромата, название бренда пока держим в секрете.

Моя семья всегда говорит, что я не ищу лёгких путей. С этим соглашаюсь, потому что знаю – будет меньше конкурентов.

– А как появился ваш музей? И для чего вам такое дорогое увлечение?

– Верно – увлечение, потому что музей – проект не коммерческий, который приносил бы доход. Но он тоже служит моей цели – сделать людей счастливее. Люди приходят в наш музей, и некоторые даже плачут от эмоций. Гости всегда оживлённо обсуждают экспонаты музея, даже угрюмый мужчина оживился, увидев духи, когда-то подаренные им своей маме, и много говорил о своём детстве. Наш мозг так устроен, что моментально реагирует на запахи. Вот вы идёте по улице, уловили запах, кажется, что ничего не почувствовали, а мозг уже обрабатывает сигнал. На основе ассоциаций идёт видеоряд, картинки из прошлого, меняется настроение. Все винтажные духи в экспозиции запечатаны, сохранена упаковка. Статус музейный в этом и состоит. Но запах всё равно чувствуется: пахнет из-под стопера. Если повторные экземпляры есть, я могу открыть и показать.

В детстве я вообще редко видела у кого-то близких и знакомых духи. Помню случай: мне было тогда 6 лет, у моей сестры были духи «Шахерезада» производства города Николаева, которые мне очень нравились. Мы с ней договорились о сделке: поменять духи на коллекцию фотографий с актёрами, тогда в советское время каждый что-то коллекционировал. Однако что-то не сложилось, и этими духами я так и не завладела в то время, но много лет помнила их запах.  Когда я занялась парфюмерией, попробовала поискать эти духи. Конечно, их уже не выпускают, но вот тогда-то я познакомилась с коллекционерами. Я купила не «Шахерезаду» – не могла их найти. Первые духи в моей коллекции – это «Пиковая дама». Затем были духи «Ярославна», которые созданы в честь Валентины Терешковой. «Ярославна» – потому что Терешкова родилась в Ярославской области. Хрустальный флакон в виде ракеты, шёлковая коробка. Теперь у меня порядка 300 экспонатов, часть дохода трачу на пополнение коллекции. Конечно, есть в коллекции и «Шахерезада», и не одна, есть редчайшие книги дореволюционного периода и всякие будуарные вещицы. Например, помандер (ароматница, pomander) – изначально нечто вроде шара, сформированного из ароматических веществ, в основе которых лежали серая амбра, цибетин и мускус. Помандеры появились ещё в Средневековье. Как правило, их вешали на пояс или ремень, на шею в качестве подвески и изготавливали из перфорированного золота или серебра. Некоторые помандеры имели несколько отделений, в каждом из которых лежало своё благовоние.

История русской парфюмерии меня сильно впечатлила. Мало кто знает, что у нас богатое парфюмерное прошлое, незаслуженно забытое. Ещё в дореволюционной России было не менее 12 парфюмерных компаний, которые успешно развивались и получали высокие награды на международных промышленных выставках. Затем в советское время выпускали много парфюмерии, в СССР было несколько парфюмерных фабрик. В нашем проекте, на базе музея парфюмерии организован лекторий, где я провожу интерактивные лекции по истории парфюмерии.

Анна ВАРДУГИНА:

Откуда берутся винтажные духи? Флаконы, которые лежали запечатанными 50-70 лет?

– У каждого флакона своя невероятная история. Когда я покупаю, я тоже думаю о том, почему их не распечатали? Раньше люди многие вещи хранили, берегли на какой-то особый случай. На некоторых книгах, цена которым в настоящее время не одна сотня тысяч рублей, есть разные надписи – это номера телефонов или просто заметки. Каждая вещь хранит свою тайну.

Найти экспонат в хорошей сохранности достаточно сложно, и я считаю, что мне всегда везёт: стоит задумать что-то авантюрное, как тут же в моей жизни появляются люди, которые подскажут, помогут, поддержат, или я появляюсь в их жизни.

Сергей РОГОЗИН:

Вот вы покупаете винтажную парфюмерию. А покупаете ли вы современную, чтобы она через несколько лет стала винтажной?

– Если появилась редкая лимитированная коллекция, например, всего 150 штук, я такие флаконы оставляю. Есть у меня «Красная Москва» разных годов выпуска. Все отличаются друг от друга и оформлением, и запахом. Есть набор «Белая сирень» в шёлковой коробке 50-го года. Духи, одеколон и пудра. Коробку открываешь – пахнет.

– Заказывают ли вам парфюм парикмахерские? В советские времена парикмахер предлагал «освежить» клиента после бритья из специального пульверизатора.

– Парикмахерские не заказывают. В советское время выпускали бюджетные варианты специально для парикмахерских – одеколоны «В полёт», «Шипр» и другие, я купила их для музея.

Компаний, желающих иметь в своём брендбуке уникальный аромат, пока не так много. Основная цель фирменного или корпоративного аромата – привлечь внимание к конкретному бренду, расширить круг новых клиентов, а также поддержать лояльность давних почитателей. Ведь аромат устанавливает крепкие и долговечные связи потребителя с брендом.

У меня есть несколько заказчиков, это не только бизнес-компании, но и известные люди, артисты, однако названия компаний и имена заказчиков я не могу разглашать по условиям договора и этическим принципам.

– Женская мода на одежду обновляется каждый сезон, иногда меняется кардинально. Что происходит в моде на ароматы?

– Потребитель разделился. Кто-то слепо следует моде, а есть такие, кто ищет свой стиль. Это можно применить и к одежде. Считаю, что духи вне моды. Духи – это настроение, эмоции. Я пользуюсь, например, «Шанель № 5», которые выпущены в 50-м году. Они отличаются от современных. Когда я ими пользуюсь, никто не скажет, что это духи из прошлого века. Говорят: «Какой у тебя интересный аромат». Молодые девушки, например, носят древесные мужские ароматы – это нормально. А иногда приходят покупатели, которые спрашивают: «А есть у вас такой-то популярный аромат?» Я, в свою очередь, задаю вопрос: «А вы знаете, как он пахнет?» Нет, они не знают, но им надо, потому что модный. Тенденции, конечно, определённые существуют, поэтому многие бренды выпускают похожие ароматы-клоны. Лично я за андеграунд в парфюмерии.

Анна ВАРДУГИНА:

– Вы говорили об ограниченных сериях. У вас тоже есть такие. И даже заказывали оформление флакона художнику…

– Я выпустила лимитированную партию духов – всего 20 штук – к 100-летию государственности Удмуртии. Название – «Удмуртия вдохновляет». При этом я не ставила цель куда-то их затем продавать. У меня была идея сделать аромат, посвящённый Удмуртии, я знала, каким он будет. Эти 20 флаконов неожиданно быстро были проданы, а потом пошли заказы и из других стран, например, из Финляндии. Сегодня «Удмуртия вдохновляет» – лидер продаж, и на данный момент их в наличии нет. Стартовая партия духов сопровождалась сертификатами – «Первый из 20», «Второй из 20» и т. д. Флакон был расписан вручную ижевской художницей. Многие оценили продукт как хороший сувенир. Часто приобретают предприниматели, директора крупных организаций, которым доводится принимать делегации, в том числе зарубежные. Идея подарка всегда актуальна. Появился спрос – мы стали выпускать. 12 тысяч рублей стоил флакон 50 мл, расписанный вручную. 6200 стоит маленький флакон (15 мл). В прошлом году Московская счётная палата заказала 20 штук на подарки коллегам.

– Почему 20, а не 100? Или 100 уже массовое производство? Насколько востребован штучный товар?

– 100 – это тоже штучное. Массовка начинается от сотен тысяч экземпляров. Некоторые коллекционеры просят у меня флаконы «Удмуртии» и «Сад оружейника», посвящённый Михаилу Калашникову. Изначально не было понимания, что «Сад оружейника» будет так востребован, создавала не на массовый спрос, а чётко по собственному замыслу, не задумываясь о дороговизне сырья и коммерческом успехе – это художественный парфюм.

Татьяна НИКОЛАЕВА:

Мы, журналисты, часто пишем заказные материалы. Иногда энергетически не совпадаешь с заказчиком, и работа не идёт. Вам заказывают аромат, случается ли «не ваш» клиент? «Лучший» заказчик тот, который не знает, чего он хочет, как работаете с ним?

– Вы приходите, мы с вами неспешно беседуем, пьём чай, нюхаем ароматы (парфюмерные ингредиенты) и далее рисуем общую концепцию и образ будущего парфюма. Мы подробно обсуждаем то, что вы хотите. Таким образом, мы шаг за шагом проясним ваши желания и параллельно придём к пониманию, какие ноты должны присутствовать в вашем парфюме обязательно, а каких не должно быть вовсе. Например, ваниль у кого-то вызовет радость, а у кого-то – грусть. То же может быть с любым другим запахом, который у кого-то вместо радости вызывает грусть и слёзы.

Чтобы более тонко в этом разбираться, я пошла учиться в школу ароматерапии на курс «Химия масел». Ведь у одного и того же растения эфирное масло разных лет урожая или разных географических мест произрастания растения может иметь разные химотипы, и это имеет значение! Разбираться в химическом составе натуральных ингредиентов – это здорово, с помощью этого можно сделать духи, которые будут тебе нравиться по запаху, а также станут ресурсными духами.

– У всех парфюмерных магазинов есть сертификаты на приобретение духов, а у вас есть сертификаты на их создание?

– Да. Такие сертификаты приобретают в подарок, чтобы удивить чем-то необычным.

Данная услуга ещё новая и малоизвестная в России. Можно заказать индивидуальный мастер-класс. С гостем мы подробно обсуждаем идею будущего аромата, тщательно выбираем ингредиенты, составляем химическую формулу и делаем духи. Всё происходит в точности, как у парфюмеров: лабораторная посуда, весы, пипетки Пастера и лёгкое волнение в ожидании чуда. Это займёт примерно часов пять. Гость получает хорошее настроение, новые знания и духи объёмом 100 мл. Это будут уникальные духи – единственные в мире. Стоимость участия – 10 тысяч рублей. 

Есть мастер-классы в группе, стоимость участия 4500 руб. Длительность 3 часа. Я даю немного теории, участники знакомятся с ингредиентами, даю много натуральных, которые редко используются в современной парфюмерии ввиду дороговизны, затем составляем формулу (я помогаю участникам), и каждый собственноручно делает духи. Все счастливые, становятся обладателями персонального аромата, а по формулам его можно будет повторить.

За повтором аромата обращаются часто, и эта услуга уже стоит гораздо дешевле.

Иногда клиенты без мастер-классов хотят, чтобы я для них создала аромат, например, на свадьбу, чтобы эти духи преподнести каждому гостю в подарок, а также этим запахом ароматизируют фотозону, или заказывают аромат на любое другое мероприятие или событие.

В мае этого года поступил заказ от министерства культуры одной из республик на создание аромата, посвящённого их истории.

Анна ВАРДУГИНА:

Много ли заказов на индивидуальные духи?

– Есть заказы, но я не могу брать много, создание духов – это долгий творческий процесс, иногда он занимает нескольких месяцев. И сейчас мы больше работаем над запуском собственного бренда. Это большая работа, но сделаем всё, как надо. Это будет авторская парфюмерия. Мои духи покупают те, кто ищет что-то своё, что-то личное. Когда я начала работать над ароматом «Сад оружейника», посвящённым Михаилу Калашникову, ничего не приходило в голову. Нельзя же так просто взять и намешать ингредиенты – ничего не получится. Тогда я купила автобиографическую книгу «Траектория судьбы», написанную Михаилом Тимофеевичем Калашниковым и его дочерью Еленой Михайловной. Я прочла её быстро (кстати, кто не читал – очень рекомендую). И я поняла, какой это будет аромат. Он не про оружие – аромат про человека со своими страхами и переживаниями, со своим личным счастьем и первой любовью. Аромат получился с налётом винтажности, потому что это человек другой эпохи. «Сад» – это целая жизнь: тонкая берёзка, незатейливая скамейка, запах свежего хлеба из белокаменной печи – здесь он искал тишины, здесь он находил спокойствие. Этот аромат у нас также востребован, он всегда в дефиците. Оценён как хороший аромат-сувенир из Удмуртии.

– Вы единственный парфюмер в Удмуртии?

– Да, единственный. Думаю, в России в принципе парфюмеров не так много, но среди них есть и мои ученики, которые уже создали свои уникальные проекты, посещают выставки и принимают заказы от крупных компаний.

Ко мне приезжают учиться из разных городов от Симферополя до Норильска – география единомышленников и коллег растёт.

– А вы следите за рынком, за тем, что выпускают крупные бренды?

– Нет, не слежу. Я физически не успеваю, да и мне это не очень интересно. Но отслеживаю выпуск новых молекул, новых ингредиентов. Обязательно бываю на международных выставках. Две крупные выставки, которые я посещаю регулярно, проходят в Милане и Флоренции. Я езжу выбирать, в том числе бренды для своего бутика, потому что мои клиенты всегда ждут чего-то нового и интересного.

– В каких странах пользуются вашими духами?

– В Финляндии, Франции, Германии. Но это всё частные лица.

Елена БОРОДИНА:

В каких странах самые сильные парфюмерные традиции? И как на этой мировой карте выглядит Россия?

– Италия, Франция. Город Грас, где я училась, знаменит тем, что изначально там была гильдия перчаточников. Кожа имела очень стойкий неприятный запах, и её приспособились ароматизировать. Так в Грасе зародилась современная парфюмерия, а сам город сейчас принято считать столицей парфюмерии. Там сосредоточено много различных производств, разбиты плантации, где выращивают ароматные травы, цветы – климат для этого там благоприятный.

Если говорить о России, то остаётся только надеяться, что парфюмерия будет развиваться. А пока работать сложно, ведь у нас даже нет своей сырьевой базы.

Между тем история русской парфюмерии очень интересна, но о ней мало знают в нашей стране. Например, фабрика «А.Сиу и К» изготавливала флаконы индивидуально для каждого покупателя и была нишей парфюмерии luxury. Если «Брокар и Ко» выпускали продукцию и для простого народа, то «А.Сиу и К» больше работал для элиты.

Парфюмерия раньше была прерогативой богатых людей и стоила очень дорого, пока А. Брокар не начал выпускать дешёвое мыло и продавать его на ярмарках. А крестьяне после того, как продали в городе свои сельскохозяйственные продукты, конечно, хотели привезти семьям подарки, и они начали покупать его мыло, которое было доступно. Так в быт крестьян вошли средства гигиены – мыло и зубной порошок.

– Для чего создают странные запахи? Например, духи с запахом чеснока, запахом железной дороги?

– Для нас – они странные люди, но, наверное, для них странными кажемся мы. Поэтому странные ароматы, как и многое другое «странное» в мире, имеют право на существование. У нас в коллекции был запах, посвящённый автомобильным гонкам – это запах жжёной резины. Но он нашёл своего покупателя – мы всё продали. Всегда есть люди, которые хотят чего-то необычного. Проект «Воздух Граса» – это собрание редких брендов парфюмерии и косметики со всего мира, я всегда в поиске чего-то уникального для наших гостей.

– Вы для себя уже создали аромат?

– Сапожник, как говорится, без сапог. Но есть один аромат, который пахнет июлем – медоносами, смородиновым чаем и старой пыльной книгой. Когда я уезжаю в командировки, я делаю себе этот запах, чтобы мысленно возвращаться домой.

Татьяна НИКОЛАЕВА:

Чем, по-вашему, пахнет счастье? Есть у вас формула счастья?

– Формулу счастья каждый выбирает сам для себя. Для меня счастье пахнет домом, где всегда солнечно от папиных шуток, пахнет столярной мастерской супруга, мамиными руками и детскими макушками. Я вообще люблю запахи и иногда специально жду полуночи, чтобы насладиться моментом: цветёт черемуха, воздух становится влажным и свежим, поют соловьи. Я люблю смотреть на бескрайние поля. Люблю запах молока, пыльных книг, запах старой веранды и разогретых на солнце смородиновых листьев, запах прибитой дождём пыли, запах южного города, который ударяет в нос, когда ты только что вышел с трапа самолёта. Запахи – они всюду…

– У оперного певца, наверное, есть кошмар – потерять голос. Вы боитесь остаться без обоняния, особенно в свете последних событий, связанных с ковидом?

– Конечно, боюсь. И вот здесь опять про счастье. В прошлом году во время пандемии люди поняли, насколько мир становится безликим без запахов. Современное поколение не сосредотачивается на запахах. А ведь наше обоняние часто считается одним из самых загадочных из пяти чувств. Запах играл жизненно важную роль в обеспечении нашего выживания на протяжении всей нашей эволюции. Только благодаря нашей способности различать тысячи уникальных запахов мы можем определить угрозу и понять, когда мы находимся в безопасности.

Анна ВАРДУГИНА:

Мне очень понравилось, что вы говорите «ПОНЮХАТЬ духи». Вы используете нормальный глагол. Даме «нюхать» неприлично – это пошло ещё с викторианской эпохи. Как вы относитесь к тому, что нам предлагают «послушать» ароматы?

– Можно и так, и так. Но я всё делаю в жизни так, как хочу. Хочу говорить «нюхать». Наверное, слово «слушать» пошло от того, что в парфюмерии много общего с музыкой. Вот парфюмерный орган, например. Но мы же нюхаем. Хотя вы можете слушать.

Надежда БОНДАРЕНКО:

Как вы оцениваете культуру ношения ароматов?

– Мне бы хотелось, чтобы люди соблюдали парфюмерный этикет. Это несложно – всё определяется мерой. И, конечно, есть ряд профессий, где не следует пользоваться духами совсем: например, врач.

– Как надо носить духи?

– Я почти 25 лет в сфере парфюмерии. Правило всегда одно: при выборе духов душа должна петь. Нет указаний, куда наносить. Всё это придумки маркетологов. Можно под волосы, можно на пульсирующие точки, на одежду, если уверены, что не останется пятен. Нанести в воздух и войти в облако. Как угодно. В жаркую погоду летом, когда хочется сладенького, можно нанести на щиколотку. Запахи поднимаются вверх. Главное, знать меру.

– А выбирать?

– Если духи выбираете для себя, то необходимо исходить только из собственных предпочтений, не всегда стоит опираться на совет подруги или эксперта из модного журнала. Когда сделаете выбор, нужно обязательно нанести на себя и походить с ним весь день. Свой аромат вы сразу узнаете, а вот если от аромата хоть чуть-чуть не по себе, стоит поискать другой вариант.

Духи должны приносить только радость и положительные эмоции, и выбор аромата не терпит суеты.

УП задание

Хочется, чтобы вы больше писали о Сарапуле. У нас много интересных людей, мест, туристических маршрутов. Наш проект «Воздух Граса» в формате «магазин-музей-мастерская» – таких локаций в России нет. Ко мне приезжают из Норильска, Иркутска, а из Ижевска не едут.

УП вопрос

Начальник Главного Управления МЧС России по УР, генерал-майор Пётр Фомин спрашивает, что нужно сделать, чтобы люди снова начали ходить в библиотеку, читать бумажные книги и газеты?

– Всё идёт из семьи. Нужно рассказывать детям о том, что книги – это что-то вечное, настоящее. Книга может стать семейной ценностью и передаваться из поколения в поколение, в книге остаётся тепло рук человека, который читал эту книгу.

Следующего гостя хочу спросить, есть ли у вас в жизни девиз и своя миссия?

Фото Сергея Рогозина

20.05.2021

Автор материала:

Татьяна Николаева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта