Большой Город, Завод и великий Лес
Статьи

Большой Город, Завод и великий Лес

Американско-вавожские «Праздники древонасаждения» на Иже.

Фактически именно в огромном Лесу наш будущий Город начал 21 (10) апреля 1760 года свою бурную жизнь. Именно тогда вятские и уральские мужики стали прорубать первую просеку на восточном, высоком берегу Ижа. Так зародилась древнейшая улица Ижевска. Именуется же она, к большому стыду всех городских начальников и депутатов, не во имя наших первопроходцев, основателей города-завода, а в «честь» (весьма спорную) одного из первых большевицких вождей – Я.М. Свердлова. А вот воткинские патриоты свою полностью аналогичную по расположению и древности улицу уже давно переименовали в честь графа П.И. Шувалова. Конечно, и этот персонаж не идеален, но он хоть дал жизнь двум Камским заводам, разорившись на их строительстве.

По мере того как поперёк Ижа будет подниматься плотина, строительные работы начнут разворачиваться и на противоположном, болотистом берегу скапливающегося пруда. Всё это можно расценить как насилие над природой. Как бы то ни было, по планам, вычерченным нашими отцами-основателями А.С. Москвиным и И.М. Куроедовым, здесь поднялись, вытесняя сосны и берёзы, первые цеха и шеренги изб. Железоделательный завод вырос среди необозримых лесов, да и действовать-то он будет благодаря переработанным дарам леса. Это древесный уголь, дёготь, смола, пенька, луб, брёвна, доски… Да, лес рубили, но всё же ещё и восстанавливали. У нас функционировало специальное заводское лесничество с учёными-лесоводами. Ижевские власти строжайше запрещали рубки по берегам пруда, ограничивали строительство там не только инженерских, фабрикантских дач, но и простых «рыбацких избушек».

Вавожские садоводы

Самые первые сады на территории Удмуртии появлялись только возле храмов и исключительно благодаря священникам. Они профессионально знали это дело, изучая его наряду с богословскими дисциплинами в своих семинариях. Ну а где цветы да фруктовые деревья, там непременно и пчёлы. Культурное пчеловодство – тоже дело православных батюшек.

Впервые в России «Праздник древонасаждения» провели в 1898 году, причём под влиянием «Дня арбориста» (этот термин обозначает что-то вроде «доктора для деревьев»), который до сих пор отмечается в США в последнюю пятницу апреля. А в Вятской губернии всего через три года инициатором особого, полурелигиозного ритуала посадок стал педагог из Вавожа, попович по происхождению Аркадий Николаевич Меньшиков (1869-1930). Его соратником в этом благородном деле был местный протоиерей Михаил Стефанович Елабужский (1869-1937).Именно Меньшиков издал в Вятке в 1901 году книгу на 66 страницах под названием «Как устраивать праздники древонасаждения в школах». Эта книга выдержит три издания. Ключевой идеей автора стала уверенность в благодатной силе Леса и необходимости тщательного плана древонасаждения: «Весь народ должен быть привлечён к этому делу как к самой жизненной натуральной повинности».

Меньшиков был поэт, фантазёр и немножко художник. По его эскизам в центре села вскоре появятся всяческие ротонды и арочки с поучительными надписями о природе, «Монплезиры» и «храмики воздуха». Росли там липы и вязы, дубы и сосны, а также фруктовые деревья. А на столбиках и дощечках наш вавожанин (именно так именовали себя селяне по аналогии с малмыжанами – жителями своего уездного центра) выжег через увеличительное стекло фигурки скворца, ласточки, белочки.

Царские «Праздники древонасаждения»

24 апреля 1901 года ижевцы устроили свой самый первый, пробный «зелёный» праздник. На следующий год он состоится 10 мая и затем в 1903 году. Иногда они совпадали с отмечанием Троицы. В организации новых праздников, приучавших детей к трудолюбию и охране природы, официальные издания тех лет особо выделяют роль священников Алексея Спасского, Михаила Котлецова и учителя Петра Рябова.

Второй праздник окажется самым крупным: 1 200 учеников восьми ижевских школ и одной церковно-приходской из Ярушек. Все они пришли утром на площадь перед Александро-Невским собором с лопатами и кружками для последующего чаепития. Освятив тополя, приготовленные для посадки, отец Алексей Спасский особо подчеркнёт в своей речи «их пользу для Ижевского завода в противопожарном отношении». Дети разделились на 40 групп и направились к своим участкам. Под вечер снова соберутся у собора. Под оркестр пойдут по Троицкой (Советской). Каждая школа несла российские флаги с девизами на них «Леса – хранители вод», «Лес и вода – краса природы», «Деревья – наши зелёные друзья»… После игр и угощений разойдутся только к 9 часам вечера.

Третий праздник растянется надолго. Предварительно 20 апреля 1903 года была организована «ученическая экскурсия» в соседнюю деревню Ягул за саженцами. Купец М.П. Порсев щедро предоставил лошадей для учеников и саженцев. 21 и 25 апреля в послеобеденное время дети сами сделают все подготовительные работы на улицах Ижевска, а 12 мая состоится уже только праздничная часть древонасаждения. К 4 часам пополудни вся школьная молодёжь стала стекаться на соборную площадь, где прошёл торжественный молебен. Затем по Троицкой под звуки военного оркестра ребята снова, как в прошлом году, дойдут до «огорода двухклассного училища» (это бывший дом Жерехова), где на длинных столах тем же Порсевым было устроено «угощение чаем». Были также игры, благодарственные речи, а затем все двинутся дружной колонной в Зареку к аналогичной школе и её «огороду».

Про последующие «Праздники древонасаждения» в Ижевске никаких сведений я не нашёл. Очевидно, помешают начавшаяся война с Японией и грянувшая затем революция. Но известно, что 27 апреля 1917 года свой, правда, уже совсем «антицарский», праздник проведут в Сарапуле. Молодёжь, собравшись в Пушкинском саду с лопатами, вёдрами, лейками, подняла тогда красное знамя и под революционные песни, размахивая зелёными флажками, заложила неподалёку новый «сад Свободы».

В какой-то один из ижевских праздников (вернее всего в 1902 году) на заводской плотине были высажены освящённые батюшками тополя. Они уже постепенно умирают. Проплешины здесь становятся всё обширнее. Думается, надо заранее планировать новые посадки так, чтобы постепенно сформировался строго гармоничный ансамбль «зелёной» архитектуры и классической, дудинской. Подобный ансамбль издавна украшает Стрелку Васильевского острова в Санкт-Петербурге.

Постсоветские «Праздники лесоруба»

Вопреки экспансии мощного Завода и хищничеству отдельных жителей великий Лес даже и в позднее советское время всё равно будет проступать посреди города, радуя нас то диким цветочком, то запахом сена, то щебетаньем птиц. Более того, было время, когда лучшие старинные традиции древонасаждения не изгонялись, а развивались. Например, в деле посадки леса настоящий расцвет случился в стране в послевоенные годы. Знаменитые «сталинские» лесозащитные полосы протянулись не только где-то на степных просторах, но и вокруг Ижевска, в основном вдоль его тогдашней восточной границы. Позже их кое-где придётся разрезать ради новых заводских цехов и разных коммуникаций, но основной массив по счастью уцелел.

Зато тотальная автомобилизация города на рубеже XX и XXI веков привела к бесконтрольной вырубке насаждений вдоль практически всех улиц исторического центра. Особенно жаль южный склон нашей главной, парадной Пушкинской улицы, где аккуратные посадки 1950-х годов составляли гармоничное целое с архитектурой. Сейчас там перед домами-«сталинками» вместо шеренги благоухающих лип – только сталь, бензин, лак и прочие красоты автопрома.

Непонятно также ради чего надо было вырубать живописные, хотя и запущенные рощицы вдоль Набережной зодчего С.Е. Дудина. В цивилизованном мире, в том числе и на набережной Ниццы, якобы превзойдённой нами, принято оберегать старые деревья, любоваться их изгибами, видеть в них безмолвных свидетелей своей истории. Кстати, ижевцы настолько любят деревья, что в их честь (или в память о них?) у нас названо аж 30 улиц: по алфавиту – от Берёзовой до Ясеневой. Эту «виртуальную» любовь хорошо бы дополнить практическими работами по охране посадок.

Но одновременно со склонами набережной в историческом центре Ижевска был безжалостно добит первый Общественный сад, заложенный ещё в 1880 году. Половину его в 1930 году занял КОР (о нём я рассказывал в прошлом выпуске). Ладно, великую цель насаждения культуры можно засчитать в оправдание. Но оставшуюся-то половину сада с фигурной литой оградой 1952 года и с мемориальными досками ради чего уничтожил один наш неугомонный «градостроитель»? Оказалось, всего лишь ради огромной стоянки для министерских автомобилей и абсолютно фальшивой по материалам, пропорциям и композиции «Михайловской колонны». О подлинной, уникальной колонне и прекрасном саде вокруг неё ещё обязательно расскажу.

Евгений Шумилов

Фото их архива автора

29.04.2021

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта