Алеся Загумённова: «С гордостью отвечаю, что я – учитель»
Интервью, Планерка

Алеся Загумённова: «С гордостью отвечаю, что я – учитель»

В редакции поговорили о том, повышается ли престиж учительской профессии в стране и какие перспективы ждут молодых специалистов

Алеся Загумённова – победитель конкурса «Столичный педагог» в номинации «Учитель начальных классов». Ей 23 года, и 4 из них она работает в школе № 16 города Ижевска. У Алеси Анатольевны два классных руководства – всё-таки система образования испытывает дефицит кадров, особенно молодых. Первая смена, затем вторая, каждый день 6 стопок тетрадей, а по субботам – написание планов на неделю. Ещё походы с детьми в кругосветку и поездки по Удмуртии. Учитель – профессия, требующая человека целиком. У Алеси Анатольевны получается работать, как жить: просто и с любовью. У неё хватает времени на личные потребности, активный отдых, ремонт в квартире и нумизматику. В редакции Алесю буквально засыпали вопросами, потому что все помнят своё школьное детство, и хочется узнать, какая она сейчас – школа?

Анна ВАРДУГИНА:

Алеся Анатольевна, кто вы?

– Я – человек своего дела. Учитель начальных классов школы № 16. Мне очень нравится. Планирую свою дальнейшую жизнь связать со школой. Параллельно получаю высшее образование в УдГУ. Я человек творческий, с активной жизненной позицией.

– Как вы пришли в профессию?

– У меня много родственников, работающих в школе. Мне нравится их опыт. С детства я люблю детей. Братьев и сестёр родных нет, поэтому тянулась всегда с кем-то поводиться, с кем-то поиграть. Сейчас моя профессия – мой образ жизни.

– Не боитесь, что в вашей жизни, кроме работы, ничего не останется?

– Нельзя сказать, что я отдаюсь только работе. Однажды я услышала правильную фразу: нужно закрывать мирки. Вышел из школы – дверь закрыл и вместе с нею мир школы. Дома нужно уделять время себе, своим хобби, уметь отдыхать. Мой муж тоже работает в школе, но мы не обсуждаем дома работу. Зато он меня понимает, потому что иногда нужно в выходной день пойти с детьми куда-то, не знаю, как было бы, если бы он не был учителем. Нам очень легко.

– А как ваши родители отнеслись к вашему выбору профессии?

– Из родителей у меня мама, и она очень рада за меня. Мама – экономист по образованию, работает начальником цеха, но не мечтала о том, чтобы я пошла по её стопам.

Сергей РОГОЗИН:

Наблюдал однажды 1 сентября неодинаковое количество цветов в разных классах: где-то некуда ставить, а где-то очень скромно. К опытному учителю, наверное, всегда больше желающих попасть?

– Когда я училась в колледже, нам говорили, что не так сложно найти общий язык с детьми, сколько с их родителями. И я этого момента даже побаивалась. Но родители приняли меня очень хорошо. Наверное, у некоторых была боязнь: молодая учительница, без опыта, 19 лет. Прошло время, и родители признавались, что рады тому, что их дети учатся у меня. Всё сложилось просто замечательно: хороший подобрался коллектив, родители моих учеников всегда меня поддерживают и помогают. И во втором, и в четвёртом моих классах полное взаимопонимание. Отношения сложились тёплые. А цветов у меня в праздники много.

– Вы сказали, что учитесь в университете. А на кого?

– На историка. В старшие классы не собираюсь, хотя возможность преподавания будет. Я всегда стремлюсь к чему-то новому, и пошла учиться больше для себя. Специализация «краеведение», такой курс есть и в начальной школе. Второе полугодие 4-го класса – это «Окружающий мир», история. Очень легко сочетаются у меня два понятия: обучение и работа.

– К вам же приходят, по сути, детсадовцы. Когда они становятся школьниками?

– Если судить по моему опыту, то это зависит от разных факторов, даже и от года рождения детей. Это зависит и от родителей. Современный школьник очень несамостоятелен. Вся предыдущая жизнь делает его таким: вместо шнурков на ботинках и замков на куртках – липучки. Родители дополнительно стараются облегчить каждый шаг ребёнка: носят портфели, сменную обувь и уроки даже делают. И тут вдруг ситуация, когда на всех этих опекаемых мамами-бабушками детей один учитель. После физкультуры надо помочь всем одеться. В столовой каждому выдать порцию и ложку. На технологии или изо всем завязать нарукавники. Большая часть детей ждёт помощи, но я стараюсь сразу приучать к взаимовыручке. Я одна, а ребят 30. Очень важно приучить к самостоятельности. Самый сложный – первый месяц обучения. Есть такое понятие – «дети сели», т.е. стали настоящими школьниками. Ко второму полугодию обычно все уже должны таковыми стать, хотя уже в октябре можно говорить, что процесс адаптации прошёл.

Анна ВАРДУГИНА:

Скажите, какое количество детей вы бы оставили в классе, если бы это от вас зависело?

– Оптимально, считаю, 20 человек, особенно в первом классе. Когда учеников 30, за урок не успеваешь уделить нужное время каждому. Надо поправить кому-то осанку, проверить, как ребёнок держит ручку, под каким углом лежит тетрадь. Подойти по 2-3 раза удаётся не всегда.

Владимир БАЙМЕТОВ:

А как вы общаетесь с родителями? Недавно были две громкие истории, когда родители в чате поссорились и вынесли конфликт в оффлайн. Вы отслеживаете эмоции родителей?

– Один раз в четверть проходит родительское собрание. Есть и общение в чате. До 20 часов мне можно писать. То, что касается громких случаев, эта тема поднималась у нас на собрании, но нужно отметить, что у всех родителей есть отдельные чаты, которые учитель отследить не может.

Сергей РОГОЗИН:

В мою бытность школьником детей до школы запрещалось учить чтению и письму. Сейчас всё наоборот. Но степень готовности у всех разная, как быть?

– В нашей школе есть подготовительные курсы, в течение 6 месяцев отрабатывается та программа, которую они должны усвоить к первому классу. Сложностей не возникает. Почему нужно готовиться к школе? Почему нужно читать к первому классу? Меняются стандарты, а вместе с ними – образование. И, например, в учебнике математики предлагаются уже большие задачи с первых дней. Ребёнок, не умеющий читать, сразу начнёт отставать. Не считаю, что учить чтению до школы плохо, но мне не нравится, что дети приходят наученными писать: очень сложно потом переучивать.

Елена БОРОДИНА:

Случайно стала свидетельницей разговора, где одна женщина другой рассказывала, что в классе, где учится её ребёнок, есть не читающая девочка, и её никто не учит. Что вы будете делать, если к вам придёт подобный ребёнок?

– Для каждого ученика выстраивается индивидуальный маршрут на этапе поступления в первый класс. Существуют определённые карты, в которых мы фиксируем, что ребёнок уже умеет, а чему его нужно ещё обучить. Мы смотрим в течение установочного сентября, что получается, а что – нет. У меня был такой мальчик, который «не видел» строчек – писал по диагонали вверх. С таким учеником прорабатывается особый маршрут, по которому работаем. Дополнительные задания на дом, занятия в продлённой группе. Проблему не оставляем – её надо решать сразу.

– Раньше в начальной школе проверяли скорость чтения. К чему это? А позже, в старших классах, возникала проблема того, что ученики не воспринимают текст, не понимают его смысла. Как сейчас с  этим в школе?

– Я не требую быстрого чтения. Конечно, существуют определённые нормы, которых нужно достичь на разных этапах обучения. Но современное образование требует, прежде всего, понимания. Здесь умение и озаглавить текст, и поделить его на части, ответить на вопросы и придумать свои. Сдавая отчёты, мы отмечаем два критерия, но во главе угла – понимание, а не скорость. Проверка техники чтения – трудоёмкий процесс.

Сергей РОГОЗИН:

Коль зашла речь о понимании, как вы работаете с текстами XVIIIXIX века? Современные дети не понимают, наверное, выражения «Много ли в корыте корысти?» или «Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая»?

– На уроках литературного чтения обязательно проводится словарная работа. Если это кибитка, то образ на экране, рассказ истории слова. Есть ещё «родной язык», где мы разбираем целые пословицы и поговорки. Часто приходится сталкиваться с тем, что дети не знают простых, на наш взгляд, понятий. Ребята спрашивают значение непонятных им слов, чему я очень рада.

–Читают ли современные дети книги?

– Очень тяжело заставить читать. В прошлом году я проводила анкетирование – отдельно для детей и родителей. Опрос показал, что в семьях не читают.

– Когда вышла книга о Гарри Поттере, все читали запоем. Есть сейчас такое литературное произведение, которое неприлично не прочитать?

– Гарри Поттер – книга моего поколения. Я росла с этим произведением. А что же дети? У нас бывают дни, посвящённые тому или иному литературному герою, когда нужно одеться, создавая образ. И вот кастинг, посвящённый Гарри Поттеру. Что выяснилось: ребятам неинтересен данный персонаж. Они его не знают. Кино не смотрят. Мальчик с палочкой – вот все знания. Интересуют школьников, например, моего 4-го класса японские комиксы, анимэ.

– В каком возрасте у школьников начинает прослеживаться склонность к вредным привычкам?

– Обычно это можно наблюдать в пятом классе, когда дети переходят от одного учителя к предметникам, начинают чувствовать себя взрослыми. Тогда и появляются вейпы, ранний алкоголизм, энергетики. Нужно работать в данном направлении на опережение, и я тоже провожу беседы, но образно и ненавязчиво и не акцентирую на подобных темах внимание. Запреты не помогают, это известно. Ну и нельзя не брать во внимание семью, где растёт ребёнок. И поведение, и привычки закладываются именно там. Как педагог я могу дать рекомендации родителям, но запретить – нет.

Владимир БАЙМЕТОВ:

А есть ли такие фильмы, мультфильмы, которые вы рекомендовали бы к просмотру родителям, детям? Посмотрят – и станут добрее.

– Я как раз часто включаю детям советские мультики. Забытые. Вот недавно смотрели про честное слово. Ребята очень любят подобные мультфильмы, смотрят, затаив дыхание. Иногда выключаю на самом интересном моменте, и мы фантазируем – что же дальше. Дети примеряют на себя образ героя, рассуждают, хотелось ли бы дружить с ним.

Татьяна НИКОЛАЕВА:

Моя знакомая учительница рассказывает, что перемены в нынешней школе очень отличаются от тех, что для нас являются классикой. Раньше: звонок, с размаху открывается дверь, из которой вываливаются счастливые школьники. Сейчас на перемене тише, чем на уроке: все достают гаджеты. Это правда?

– На переменах дети могут достать телефон, позвонить, например, родителям. У нас есть специальная коробка с играми, играть недолго можно и в телефоне. В нынешней ситуации, связанной с пандемией, дети вообще не могут выйти в коридор. Но я вас успокою: дети остаются детьми всегда, они любят побегать и побаловаться.

– Есть ли в вашей школе отбор в классы повышенного уровня или классы выравнивания?

– Отбора нет. В назначенное время начинается приём документов, по окончании которого завуч формирует классы. Могут быть индивидуальные случаи, когда родители пишут заявления о желании попасть именно к такому учителю.

– Учитель начальных классов ведёт много предметов, у вас есть среди них любимый?

– Больше всего я люблю технологию. За первый класс мы изучили очень много техник и даже лепили из глины. Из крышек мастерили поделки, выкладывали как пазл. Освоили все виды бумаги. Стараюсь не загружать родителей при этом, заготовки делаем заранее сами. Учились пришивать пуговицы.

– Если не нагружать родителей, беречь их, справитесь ли вы одна?

– Нет, конечно. Речь шла только о технологии. Если у нас не будет равносильного взаимодействия с родителями, то в конечном итоге пострадают дети. Я стараюсь давать нагрузку, хоть и дозированно. Мы взаимодействуем в треугольнике «учитель-родитель-ребёнок».

Владимир БАЙМЕТОВ:

Нужен ли в школе педагогический коллектив? Нужно ли педагогическое сообщество, например, молодых педагогов?

– Мне очень нужно. Я могу найти подход к любому человеку, мне не важен возраст, но проблема в том, что нам не хватает времени для общения с коллегами. Коллектив необходим. Моё недавнее участие в конкурсе показало, что поддержка коллег бесценна. Есть и желание общаться с педагогами других школ, обмениваться опытом.

– Как, по-вашему, учитель имеет право на личную жизнь? Опять же нашумевший случай, когда учительница разместила фото в купальнике.

– Считаю, что любой имеет право на личную жизнь. Но учителю ни к чему выносить на публику все свои истории, необходимо придерживаться каких-то норм. Не скажу, что я себя в чём-то ущемляю, ограничивая, например, доступ к своему аккаунту в соцсетях. Это моё личное пространство, здесь я общаюсь с родными и близкими людьми. Дресс-код для учителя, думаю, тоже существует. Я не приду на урок в джинсах и кроссовках – они уместны для похода. Волосы в синий цвет тоже не покрашу.

Анна ВАРДУГИНА:

Много ли в вашей школе педагогов младше 30 лет? Какой примерно средний возраст? Много ли работающих пенсионеров?

– Я пришла в школу в 2017 году. С того времени коллектив значительно «омолодился». Сегодня средний возраст – 40-45 лет.

– Вы ещё классный руководитель. Расскажите, чем вы занимаете учеников, кроме уроков?

– Во внеклассной работе я стараюсь открывать способности детей. Если у нас театральная постановка, то кто-то – готовый актёр, поёт, танцует, кто-то хорошо занимается декорациями, а третий может всех организовать – все к чему-то пригодятся, и это «к чему-то» надо обязательно найти в ребёнке. У каждого класса существует план мероприятий на год, в который вписан и школьный план. Одно из крупных событий школы последнего времени – битва хоров, где участвовали все классы. Я за движ, и детям это очень нравится. С первым своим выпуском мы посетили в Ижевске все интересные места. За февромарт этого года побывали в батутном центре, выезжали в Лудорвай на Масленицу, были за кулисами цирка и в выставочном центре «ГалереЯ».

– Как вы думаете, почему вы победили в «Столичном педагоге»?

– Участвовать в конкурсе мне предложила администрация школы, считая, что у меня получится. Самым сложным было правильно себя замотивировать, подать заявку. Я находилась в тот момент на сессии и боялась, что попросту не хватит времени. В то же время родилось понимание, что мне это нужно, что у меня – четвёртый класс, с которым я получила свой опыт, и готова показать результат. Я дала согласие на участие, а для себя поставила цель – занять призовое место. Думаю, что правильная мотивация привела меня к победе. Изначально нужно было снять урок на видео и отправить на конкурс – таков был первый этап. Конечно, это был подготовленный урок в том смысле, что больше уделено физических сил и энергозатрат. Ученики мои знали, что будет съёмка ролика, но не более того. Невозможно отрежиссировать урок, можно лишь внимательнее отнестись к деталям. В классе царила обычная рабочая обстановка, никаких предварительных мер по дисциплине я не предпринимала. Вообще, я стараюсь быть с детьми рядом, наравне, а не сверху. Смена деятельности как форма организации любого урока используется всегда. Презентацию сменяет работа в группах, физминутка наступает после письменных заданий. Я очень хорошо чувствую своих учеников, чувствую, когда устали, и уже не будут действовать ни кнут, ни пряник – надо просто взять паузу, отдохнуть. И в этом тоже кроется мой маленький секрет победы: в понимании и близости к детям.

– Какие преобразования нужны современной школе?

– Президент Российской Федерации поставил задачу, чтобы к 2024 году школы нашей страны вошли в десятку лучших в мире. Для этого, считаю, прежде всего, надо менять подход: время изменилось, дети другие. Нужно выстроить хорошую взаимосвязь в треугольнике «родитель-учитель-ребёнок». Многие родители отдают ребёнка в школу и забывают о нём на 10 последующих лет. Но это в корне неверно. В процессе воспитания и образования должны участвовать и семья, и школа, только тогда будет нужный эффект.

Татьяна НИКОЛАЕВА:

Алеся Анатольевна, стимулирует ли государство тех, кто решил отдать себя делу учительства?

– В школе – конкретно той, где я работаю, созданы все условия. Хорошая материально-техническая база. С 1 сентября за классное руководство появилась надбавка в размере 5 000 рублей (до этого было 2 700 руб.). Для молодых специалистов введены подъёмные: 40 тысяч руб. в первый год, 60 тысяч – во второй и 80 тысяч – в третий. Считаю, что это хорошее подспорье для молодого специалиста. Проводятся различные конкурсы педагогического мастерства. Можно участвовать в проектной деятельности и выигрывать гранты. Возвращается престиж профессии. Когда меня спрашивают, где я работаю, я гордо отвечаю, что я – учитель.

УП задание

– 15 апреля на базе школы 16 будет проходить городской семинар на тему «Проектные задачи», в котором я как победитель конкурса «Столичный педагог» приму участие. Возможно, журналистам было бы интересно принять в нём участие и сделать репортаж на эту тему. И хотелось бы предложить старую, но не забытую рубрику – «Журналист меняет профессию» и сделать репортаж на тему «Один день в школе глазами редактора».

УП вопрос

Потомственный тренер, штатный инструктор по плаванию СК «Динамо» Валентин Голиков спросил, откуда черпаете силы, чтобы продолжать заниматься любимым делом?

– Во мне так много внутренних сил, что черпать пока не приходится – наоборот, я готова отдавать и отдавать.

Следующего гостя планёрки я хочу спросить: может ли один человек изменить мир?

01.04.2021

Автор материала:

Татьяна Николаева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта