Бунт против министра просвещения
Журнал "Родина"

Бунт против министра просвещения

В борьбе за право на образование вольнослушательницы Томского университета дошли до императора

Женщины и высшее образование

До революции женщин допускали к слушанию университетских лекций, но только в виде исключения и без возможности сдать экзамены и получить диплом. Причина была в том, что в университетах обучались исключительно мужчины, а совместное обучение не запрещалось законом, но и не дозволялось. Вопрос обсуждался на самом высоком уровне, но время шло, менялись министры просвещения, а учиться женщинам по-прежнему не разрешалось. Те, у кого была возможность, уезжали учиться за границу. Ни выпускницы Смольного института, ни Высших женских курсов не приравнивались к выпускницам университетов, девушки могли стать только учительницами. Требование равноправия женщин в области образования было ведущим среди первых лозунгов женского движения.

Первая русская революция дала сильнейший импульс женскому освободительному движению. Законы 27 августа и 17 сентября 1905 года расширили университетскую самостоятельность, и через год, на заседании 17 августа 1906 года, Совет министров указывал на благоприятные для лиц женского пола подвижки: «Что касается далее вопроса о допущении женщин в высшие учебные заведения, то в минувшем учебном году этот вопрос был уже на практике разрешён университетами и некоторыми другими высшими учебными заведениями, советы которых, понимая дарованную им автономию, как распоряжения всеми делами учебных заведений, разрешили приём в последние и женщин на правах вольнослушательниц».

С дозволения мужа или родителей…

Многие российские девушки мечтали стать юристами, адвокатами, и юридические факультеты становились их сознательным выбором. Юридический факультет единственного сибирского университета в Томске быстро наполнился учащимися женского пола: к 1 января 1908 года на факультете всего обучалось 588 человек, из них 116 являлись вольнослушательницами. Они являлись выпускницами средних учебных заведений, которые смогли получить удостоверение об успешной сдаче экзамена по латинскому языку в объёме гимназического курса при одной из мужских гимназий; среди поступавших замечались девицы и замужние женщины, вдовы, девушки с детьми и без. Хотя принимались слушательницы с 17 лет, чаще поступали женщины старше 22 лет. Некоторые вернулись после обучения на юридических факультетах престижных заграничных университетов. К примеру, Викторина Макушина – дочь известного томского предпринимателя, мецената и просветителя П.И. Макушина в 1907-1908 гг. проходила курс юридических наук в Томске после обучения правоведению в Парижском университете.

Положительные отзывы о вольнослушательницах первых наборов давали профессора юридического факультета университета в Томске: «Результаты экзаменов вполне удовлетворительны… По практическим занятиям (по политической экономии) вольнослушательницы обнаружили превосходную подготовку, прекрасное умение разбираться в теоретических вопросах, способность литературного изложения». Такой отзыв дал профессор М.Н. Соболев. Он также указывал, что дамы учились прилежно и выказывали «отношение к предмету вполне сознательное». В обществе формировалось убеждение в бесперспективности дискриминации женщин в получении высшего образования.

Однако в правительственных кругах инициатива университетских советов, допустивших к учёбе в вузах женщин, встретила сопротивление. В мае 1908 года министр народного просвещения А.Н. Шварц циркулярно распорядился девушек к слушанию лекций больше не допускать. В результате с обоих факультетов Томского университета – юридического и медицинского – одновременно выбывали 260 вольнослушательниц.

Конечно, министерский циркуляр вызывал сильное недовольство, в том числе вольнослушательниц Томска. Испуганные сообщениями о запрете, они сразу послали члену Государственной Думы от Сибири Н.В. Некрасову телеграмму с просьбой узнать о собственной университетской перспективе. В столице же по поводу распоряжения Шварца вольнослушательницы собрали совещание, в заявлениях которого, кроме прочего, звучали нотки отчаяния: «Прощай, возможность учиться на Родине! Прощай, возможность для большинства получить высшее образование… А наша исстрадавшаяся Родина так нуждается в культурных силах».

Борьба за право учиться

Совет профессоров Томского университета постановил возбудить ходатайство перед министром об оставлении женщин в университете, а сами вольнослушательницы пытались донести до правительственных кабинетов мысль о трагичности своего положения: «Многие из нас перед поступлением в университет выдержали тяжёлую нравственную борьбу, рисковали многим, изменили прежний образ жизни, потерпели материальный ущерб, бросили прежние занятия и всецело отдались науке. И всё это, чтобы после двух лет добросовестной работы наравне со студентами, после того, как уже первое знакомство с наукой было сделано, когда уже усилился интерес к ней, нас лишали возможности продолжать изучение этой науки».

Недовольство российских студенток вызвало заметный резонанс, и 4 сентября 1908 года Совет министров предписал, чтобы до изменения соответствующих законов «учащиеся женского пола ни под каким видом в университет не допускались», но высказался за предоставление уже обучающимся вольнослушательницам «возможности прослушать до конца избранные ими предметы университетского курса». Найденный выход из сложившейся ситуации называли половинчатым.

29 октября 1908 года дозволение лицам женского пола окончить слушание курса на одинаковых с мужчинами условиях подтвердил император. Профессорам Томского университета разрешалось дочитать вольнослушательницам начатые курсы в свободное от занятий время и отдельно от студентов. Но преподаватели по причине недостатка персонала и нехватки аудиторий проголосовали за проведение совместных занятий.

Антифеминистские силы одержали верх: пребыванию в университетах сотен женщин (по сведениям А.Н. Шварца, на середину 1908 года в России вольнослушательницами являлись 2130 девушек) приходил конец, а в министерствах царили настроения, какие не позволяли в ближайшем будущем надеяться на отмену запрета. Один из известных противников равноправия полов министр юстиции И.Г. Щегловитов однозначно выразился по такому поводу в письме премьер-министру П.А. Столыпину 21 декабря 1909 года: «В последнее время были отдельные случаи зачисления лиц женского пола вольнослушательницами в высших мужских учебных заведениях… случаи эти представляются исключительными, обуславливались они неправильным толкованием закона и впредь, очевидно, не должны иметь места».

«Закончить начатое образование»

31 декабря 1909 года император повелел допустить оставленных слушательниц к экзаменам и предписал разработать соответствующие правила. 15 января 1910 года последние были подписаны А.Н. Шварцем. Девушкам разрешалось «закончить начатое образование», но эта процедура отягощалась добавочными препятствиями. К экзаменам они допускались, кроме прочих обычных условий, «по выдержании дополнительных испытаний по русскому языку (сочинение на заданную тему), математике, физике, латинскому языку и одному из новых языков в объёме курса мужских гимназий».

Возмущённые вольнослушательницы писали прошения с просьбой освободить их от дополнительных экзаменов, «так как подготовка к таковым, отнимая много времени, не расширяет круг тех знаний, которые мне необходимы для знания наук юридического факультета». Министерство допустило 27 слушательниц Томского университета к экзаменам в качестве экстернов, не требуя дополнительных экзаменов по математике и физике.

Весной 1912 года вольнослушательницы впервые смогли пройти испытания в юридической испытательной комиссии. Некоторые из них, в частности Л. Краскина и О.А. Бондикова, экзаменаторами характеризовались как «прекрасно подготовленные». Последняя, вдова офицера с четырьмя детьми, в возрасте 38 лет, по окончании университета заявила о желании стать профессиональным юристом и была принята в службу контроля Томской железной дороги. Заслужив репутацию энергичного и ответственного работника с «отличными» нравственными качествами, она решила пойти в адвокатуру. В 1917 году Бондикова обратилась в совет присяжных Омской судебной палаты с просьбой принять её в помощники присяжного поверенного. Сделавшись адвокатом, она устроилась столоначальником юридического отдела управления Томского округа путей сообщения. Примеры такого рода доказывали, что женщины способны к считавшимся когда-то исключительно мужскими образованию и профессиям.

В начале 1915 года Томский университет обратился в министерство народного просвещения с ходатайством о допущении женщин к слушанию лекций на юридическом факультете. 30 июля того же года Совет министров постановил разрешить приём лиц женского пола на отдельные подразделения некоторых вузов, в том числе на юридический факультет Томского университета «на свободные по окончании приёма студентов вакансии», и в 1916 году там состояло уже 19 слушательниц. Но окончательно препятствия к получению женщинами высшего образования были устранены уже в результате революции.

Юлия Казанцева, Исторический журнал «Родина»

12.03.2021

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта