Женщины города на Иже:  железные ижевки, милые барышни и пролетарка Роза
Статьи

Женщины города на Иже: железные ижевки, милые барышни и пролетарка Роза

Купеческий Сарапуль (с мягким знаком по старомодной транскрипции) можно воспринимать как «женский» город. Именно здесь, на Каме (и она женского рода), были первые на территории Удмуртии женский Благовещенский монастырь и женская гимназия, а также всякие дамские общества плюс легендарная «кавалерист-девица».

Оружейный ИжевскЪ (с ударением на «речном» слоге и грозным металлическим скрежетом в конце топонима) безусловно следует считать сугубо мужским, военизированным, «генеральским» городом-заводом. Да и заглавная река у нас мужского рода. Всю эту суровость смягчали в меру своей душевности, красоты и таланта наши женщины.

Как же Вас называть?

Диапазон большой – от ижачки до ижевчаночки. Первый, краткий вариант этникона ни в одном архивном документе или книге не встречал, но его всё же вполне могли применять в быту, так как в XIX веке существовал общий этникон «ижаки». Второй вариант, конечно, грациозен, но уместен лишь при обращении к юным особам.

В дореволюционном и довоенном Ижевске ижевцы чаще именовали своих подруг ижевками. Со временем говорить так будет неудобно, поскольку подобным образом охотники России начали называть ружья ижевского производства. Железные ижевки были, может быть, не самые роскошные по отделке, но они всё более уверенно конкурировали с двуствольными тулками. Их делали туляки, женившиеся на тулячках, а ижевцы, выходит, на ружьях-ижевках? Поэтому, думается, в наши дни лучше использовать бытовавшее прежде ласковое обращение «ижевлянки». Оно симметрично «ижевлянам», то есть жителям официального «села Ижево», как нас назвали в 1867 году. Окончание же «-чане» и «-чанки», которое в феврале 1967 года запустили для р-р-романтики местные комсомольцы, слишком уж по-советски шаблонно.

В годы Гражданской войны «красные» газетчики обычно клеймили в своих фельетонах домохозяек-ижевок. Мол, все они ограниченные, консервативные особы, которые тянут мужей в мелкобуржуазное болото. Это тоже надолго закрепит негативные ассоциации с данным термином. Корни такого отношения уходят ещё в крепостнические времена, когда на девочек казённого пайка не полагалось. Их рождение становилось обузой для семьи.

Позже начальствующие лица будут предпочитать обращаться к женщинам Ижевска абстрактно, обобщённо. Держитесь, мол, наши замечательные стахановки, боевые подруги, славные труженицы и так далее.

От покорности и неграмотности – к самостоятельности и политкорректности

Первое известное мне использование физического труда ижевок для завода относится к лету 1813 года. Подёнщицы начали тогда таскать для расширения плотины глину из обрыва на месте будущего пивзавода Ивана Бодалёва. Они получили на этом за строительный сезон какую-то свою долю от 2228 рублей, работая вместе с мужчинами. Следующим же летом только они одни принесут своим семьям 467 рублей «за глину». Надо помнить, что подённая оплата ижевкам всегда была процентов на 20 ниже, чем мужчинам.

Непосредственно в цехах – среди печей и молотов, машин и колёс – женщины долгое время вообще не работали. От того и смертность среди них значительно меньше, и большинство долгожителей – именно они. Русско-турецкая война впервые поднимет женскую индустриальную «волну»: к 1880 году в числе 5488 заводских рабочих будет 140 женщин и 13 девочек. Все девочки работали в ствольном цехе, там же трудились на станках большинство женщин. Начало массового производства трёхлинейной винтовки в 1893 году резко увеличит количество станочниц. Причём, при падении производства увольнять их будут первыми, а на выходе вахтёры обыскивали их наравне с мужиками.

Будут заняты дамы и на более тонких заводских операциях. Например, две старшие дочери аптекаря Николая Рисса после окончания гимназии стали развешивать порох для опробования стволов. А в годы Первой мировой войны без женщин завод уже вообще никак не мог обойтись. В апреле 1916 года впервые в нашей истории 15 браковщиц, лакировщиц, лаборанток и иных специалисток наградят от имени царя серебряными медалями «За усердие» на красной ленте ордена святого Станислава.

В 1889 году в земской больнице появилась первая женщина-врач. Полагалось писать только так, чтобы предупредить пациента. Это Виктория Антушевич, специалист по блуждающей пневмонии. В советское же время женщины всё увереннее будут теснить мужчин в сфере медицины.

Никаких особых феминисток у нас до революции не водилось. Разве только лишь Вера Богдановская сочувствовала таковым до приезда в Ижевск. Подробный рассказ об её «Истории любви» вы могли прочитать год назад. Дух свободы постепенно проникал ещё и с учительницами из разночинцев. Ижевская женская гимназия в отличие от мужской считалась более «левой». Учительницы там порой разучивали с гимназистками революционные песни. Но во время Ижевского восстания их революционный пыл всё же направится на поддержку большинства, то есть противников большевиков.

Нынче у феминисток юбилей. Ровно полтора века назад в Польше (тогдашней части России) родилась Роза Люксембург, будущая революционерка, борец за права женщин и подруга Клары Цеткин. Кстати, в УР почему-то нет ни одной улицы, названной в честь знаменитых подруг, но зато почтены Робеспьер, Либкнехт и куча совсем уж странных персонажей. А вот ижевская работница Перминова 15 января 1924 года не побоялась принести свою малышку в зал горсовета на общее собрание рабочих-делегаток только для того, чтобы оно устроило ей не поповские, а «красные крестины». Коллективная крёстная (то есть все делегатки) вспомнила, что ровно два года назад была убита Люксембург и поэтому в память о ней нарекла девочку Розой.

Редчайший факт: с декабря 1941 года по октябрь 1943-го председателем горисполкома служила Лариса Николаевна Крутова. В истории города она оказалась единственной женщиной на столь ответственном посту, да ещё в самое суровое время. Современный, сугубо «мужской» Ижевск отстаёт от европейских норм гендерной политкорректности. Только четыре депутатки в Городской думе и лишь одна дама в руководстве администрации города. Да и среди Почётных граждан Ижевска сейчас только три женщины. Это знаменитые лыжницы Галина Кулакова и Тамара Тихонова, а также педагог Надежда Заварзина. А бизнесвумен во главе крупных предприятий после Зои Степновой вообще что-то не видно. Но и до революции деловых женщин было маловато. Нашёл упоминания только о бизнесе коренной ижевки Прасковьи Цуцкаревой. В 1872 году она открыла трактир на Старой улице (К. Маркса), а позже где-то поблизости ещё пивную лавку, кондитерскую и гостиницу, первую в Ижевске.

Забытые Матери-героини

Все писавшие об истории города выпускали из виду эту славную категорию его жительниц. Исправляю ситуацию. Впервые публикую ниже перечень тех, кто удостоился ордена «Мать-героиня». Его вручали только тем, кто родил и воспитал десять и более детей. Поразительно, что подписание «всесоюзным старостой» М.И. Калининым Указа об учреждении этого ордена (8 июля 1944 года) пришлось на праздник Петра и Февронии, православных святых – покровителей семейного благополучия. День их памяти официально считается сейчас в России Днём семьи, любви и верности. Во многих городах, в том числе в столице Удмуртии, установлены памятники этим святым. Хорошо бы, чтобы на постаменте там написали имена ижевских героинь.

 Это Агриппина Ивановна Бутусова и Евдокия Гурьяновна Орехова (1945 г.), Евдокия Фёдоровна Морозова (1946 г.), Екатерина Фёдоровна Курочкина (1950 г.), Анастасия Константиновна Щуклина (1951 г.), Елизавета Николаевна Чекмарёва (1952 г.), Мария Ивановна Ломаева (1953 г.), Зоя Захаровна Березовская (1954 г.), Валентина Григорьевна Погудина и Сулейха Сулейманова (1960 г.), Июлия Фёдоровна Полтанова (1962 г.). Вполне вероятно, что в Ижевске могло быть ещё несколько героических матерей, удостоенных данного ордена. Этих же мне удалось выявить только в результате изучения архивных дел горисполкома, который оказывал в послевоенные годы материальную помощь таким матерям.

Немало многодетных семей было и в царские времена, причём во всех сословиях. Мастер на мартене Савелий Селюков, что из старообрядцев-единоверцев, имел семь сыновей и двух дочерей. Карьера заботливого отца пойдёт в гору. Он дослужится до чина надворного советника. У генерал-майора Василия Новикова, женившегося сначала на польке, а потом на немке, было восемь сыновей. Все пойдут по стопам отца: два генерала, два полковника, два подполковника, один артиллерийский чиновник и один доктор технических наук.

Ещё в 1837 году самой первой и долгое время единственной женщиной в штате завода стала «казённая повивальная бабка» (одна из немногих в губернии) Настасья Авдеева с годовым окладом 300 рублей. А первый роддом у нас завели на 56 тысяч рублей, пожертвованных Анной Петровой в 1911 году. Стояло заведение на месте нынешней Доски почёта УР, что по-своему символично.

Евгений Шумилов

04.03.2021

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта