Одиссея Ивана Петрова, сына Соломона
Статьи

Одиссея Ивана Петрова, сына Соломона

«Иван Петрофф Ижевский» и его сын-конкурент

Продолжение. Начало в №№ 2, 3 за 21, 28 января

Алёша Пешков – «контрабандист» петровских ружей

Осенью 1888 года от Нижнего Новгорода до Каспийского моря совершил рядовой рейс вполне обычный пароход. Необычно только то, что среди груза на четырёх баржах прятались ящики из нижегородского оружейного магазина И.Ф. Петрова. Их нелегально переправляли в Персию. Один из матросов проболтался об этом вольнонаёмному помощнику рулевого на пароходе Алёше Пешкову. Это будущий писатель Максим Горький. Таким образом он поучаствовал, хотя и невольно, в контрабанде, о чём расскажет потом в «Моих университетах».

Для чего персам (иранцам) тайно понадобились петровские ружья, не знаю. Возможно, они дешевле казённых. Но точно знаю, что в том же году фабрикант внёс весомый вклад в благоустройство Ижевска, изготовив по заказу завода 77 железных фонарей с медными лампадами для керосина. Их установят на столбах вдоль плотины и на территории завода. Казённых ламповщиков, обслуживающих эту осветительную систему, обычно будут увольнять в середине мая, когда ночи становились короче. То была мелочишка для фабриканта. Главный его доход 1888 года – от 1200 охотничьих ружей, собранных 88 работниками.

А на следующий год новый казус с ружьями. Начальник завода генерал-майор И.И. Патрус 13 мая с возмущением доложил вятским губернским властям, что в правление завода неоднократно присылали повреждённые или даже разорванные охотничьи ружья, на стволах которых стояло клеймо «И.О.З.», но отсутствовало клеймо о прохождении этим стволом пороховой пробы на разрыв. Виноваты фабриканты, в том числе Петров. Они приобретали заводские стволы, но положенную пробу проводить скупились. Именно после этого уездное полицейское управление обяжет всех фабрикантов и кустарей нашего города-завода клеймить свои ружья не по-заводскому (сокращением «И.О.З.»), а чисто городским словом «Ижевск».

Весной 1897 года с разрешения губернских властей наш герой отпечатал большой лист в красивой рамке под названием «Правила внутреннего распорядка на ружейной фабрике И.Ф. Петрова в Ижевском заводе». В 15 параграфах там жёстко определялись требования к рабочим. За вычетом двухчасового перерыва на обед взрослые должны были работать с 7 утра до 7 вечера, подростки соответственно с 9 до 6, а малолетние рабочие с 9 до 5 часов. Позже длительность рабочего дня всё-таки будет снижаться. Но всегда здесь нещадно штрафовали за курение в неуказанном месте, за опоздание, грязь у станка, азартные игры и матерщину. Сторожам разрешалось обыскивать всех при выходе с фабричного двора.

Тем не менее, психологический климат царил нормальный, почти домашний. Легендарными среди ижевцев были щедрые петровские подарки своим работягам: карманные часы Павла Буре на юбилей и целые дома на свадьбу. Иван Петров никогда не заморачивался приобретением каких-то званий и титулов, хотя бы купеческих. Гордился простыми понятиями «ижевский оружейник» и «сельский обыватель». Но вот зато медалей за свою продукцию он получил больше, чем все остальные оружейные фабриканты вместе взятые.

Большая семья фабриканта

Семейное дело крепло и умножалось через десятки складов, магазинов и домов, причём по всей России, а ещё были банковские счета и производственные корпуса. Но Иван Петров измерял богатство делового человека прежде всего наличием сыновей, способных продолжить дело. У нашего героя с этим всё в порядке.

Пока ещё не фабрикант, а просто владелец домашней мастерской Иван Петров 26 января 1869 года обвенчался в соборе с Натальей Феоктистовой (она же Феклистова). Невеста тоже происходила из семьи мастерового, но была на два года старше жениха, что крайне редко у нас. Брак по расчёту? Как бы то ни было, он окажется счастливым. Семья станет на диво многодетной: семь сыновей и восемь дочерей и одна приёмная-подкидыш. По советским нормам это следовало отметить орденом «Мать-героиня». Её намного более старшая сестра, так и оставшаяся незамужней, станет домоправительницей большого хозяйства Петровых на Пятой заречной улице. Тут же в качестве «призреваемой» долго будет обитать крёстная мать фабриканта.

Быт здесь царил не купеческий с его показушными излишествами и не дворянский с его церемониями, а вполне мещанский. Всё шло патриархально, размеренно, с долгими молитвами и душевными разговорами. Петровы держали две дачи – ближнюю рядом с будущим кинотеатром «Италмас» и дальнюю, на Воложке. Чтобы доставлять туда гостей, а оттуда дрова, даже завели маленькую флотилию из катера и двух моторных лодок. Пристань была в так называемом Заливе, засыпанном с полвека назад.

Всем сыновьям нашлась работа на фабрике – и физическая, и управленческая. Никакого труда они не гнушались, как и отец. Михаил, первенец, помогал по представительской части. Например, съездив вместо отца в Брюссель, привёз позолоченную высшую награду с дипломом: «Месье Иван Петрофф Ижевский награждается Главным призом 4-го салона искусств и ремёсел, проходившего под покровительством короля Леопольда». Другой сын, Иван, ряд лет являлся управляющим фабрики отца.

Василий же поначалу был настолько проказлив, что матушка специально (есть свидетельства) носила плётку за поясом. Повзрослев и выучившись, юноша всё же мощно включится в семейное дело, особо изобретательно проявляя себя по части рекламы. Впервые у нас покупателей начали завлекать всякими бонусами: ножички с затейливыми надписями, портсигары и серии открыток с видами Ижевска или знаменитыми «14-ю житейскими советами» от младшего фабриканта.

В 1902 году Петровы приобрели оружейную мастерскую Алексея и Михаила Будаковых. Она располагалась на Базарной, у берега Ижа, насчитывая полтора десятка рабочих. Хозяином здесь стал Василий. Он отделился от отца и даже построил за Гольянским трактом собственную дачу (она постепенно перерастёт в санаторий «Металлург»). Раздел семейного дела был чрезвычайно редок среди наших фабрикантов. Зачем дробить предприятие, поднятое общими усилиями? В крайнем случае создали бы некое объединение, товарищество, как Бодалёвы. Возможно, отец рассчитывал подстраховать семью дополнительным центром прибыли, но не исключён какой-то конфликт. Не зря же однажды, в марте 1913 года, в газетной рекламе отцовских ружей появится поразительная фраза: «Прошу не смешивать с однофамильцем». Пиар-ход или реальная ссора?

Петровы – «революционеры»

Подчёркнутый демократизм и чрезмерная предпринимательская активность отца и сына будут периодически давать основания властям считать их весьма подозрительными. Всё началось в феврале 1906 года, когда задержали семь ящиков, отправленных Василием в Симбирск. Посчитали, что он отправляет боевое оружие под видом охотничьего. Грань здесь действительно расплывчата. Станки для нарезки стволов примитивных «сибирских» винтовок у ижевских фабрикантов были, но для трёхлинеек они не годились.

10 марта Василия Петрова всё же арестуют, но вскоре выпустят. А 20 июня следующего года возникнет подобная ситуация с фабрикой отца, откуда партия оружия ушла на бурлящий Кавказ. В результате 1 ноября вятский губернатор прикажет закрыть фабрику. Без работы останутся 250 рабочих и сотня надомников. А через две недели ещё и Василия обвинят в тайной переписке с одним «анархистом-коммунистом» из Харькова, сочтя, что ижевец – член той же партии.

Вот апофеоз этой тёмной бизнес-истории. В ночь на 7 февраля 1910 года начальник уездной жандармерии ротмистр А.И. Будогосский начал многодневные обыски и допросы всех ижевских оружейных фабрикантов и кустарей. В сарапульскую тюрьму отправят 11 человек. Ивана Петрова, учитывая его преклонный возраст и болезнь, оставят дома, но под присмотром полиции. Василий же подлежал «административной высылке в одну из западных губерний Сибири на три года». Он уже прощался со всеми и в мае даже выпустил открытку с собственным портретом и подписью «В память о невольном прощании с Ижевском». В борьбу пришлось включиться отцу. От имени «материально и сердечно убитых безвинных скитальцев ижевлян» (такая форма самоназвания звучала особо трогательно) он начнёт настойчиво слать письма, статьи, телеграммы в разные инстанции и столичные газеты, объясняя аресты доносами завистников и неудачников. Помогло.

С началом Первой мировой войны отец и сын спокойно выполняют оборонные заказы для казённого оружейного завода. В основном это сверление стволов трёхлинейной винтовки Мосина из заготовок от металлургов. Петровы – законопослушные патриоты, но, тем не менее, в декабре 1914 года сарапульские жандармы снова обеспокоились и стали подвергать просмотру всю их переписку. Причина: «определённые сведения об изготовлении ими по тайным заказам воспрещённых нарезных ружей».

Крах самодержавия настрадавшиеся фабриканты встретят как «зарю новой жизни». Василий сразу стал основателем и лидером местного отделения партии конституционных демократов. Он купил типографию и начал издавать газету «Народная свобода». На тех машинах чуть позже будет печататься и «Ижевская правда», но уже яростно «антипетровская».

Окончание следует

05.02.2021

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта