Тамара Тихонова: «Соревноваться интересно с сильными противниками»
Интервью, Планерка

Тамара Тихонова: «Соревноваться интересно с сильными противниками»

В редакции поговорили о разнице между спортивными поколениями, о том, что порядочность важнее медалей, и для чего спортсменам необходимо признание на родине

Первой гостьей «Планёрки» в 2021 году стала легендарная спортсменка Тамара Тихонова – двукратная олимпийская чемпионка (свои золотые медали она получила на зимних Олимпийских играх в Калгари в 1988 г.), двукратная чемпионка мира, одна из лидеров мирового лыжного спорта 1980-х гг. Получился эмоциональный, честный разговор о том, как Удмуртия оценила её вклад в спортивную славу региона, о тренерском опыте (после завершения спортивной карьеры Тихонова была тренером молодёжной сборной Удмуртии по лыжным гонкам, возглавляла федерацию лыжного спорта УР) и о том, как пройти путь от деревенской девчонки до одной из сильнейших лыжниц планеты, не изменив своим моральным и этическим принципам.

Анна ВАРДУГИНА: Тамара Ивановна, кто вы?

– Я – олимпийская чемпионка. Все, кто профессионально занимается спортом, ставят себе одну цель – олимпийское золото. Это главный стимул работать каждый день, преодолевать себя. Но подняться на олимпийский пьедестал получается не у всех. Я смогла это сделать! Кроме этого, я – женщина. Иногда красивая, иногда капризная, иногда мудрая, иногда эмоциональная. Сама я матерью не стала, но у меня много племянников, а теперь уже и внучатые племянники растут (им 7 и 8 лет), люблю их очень и с огромным удовольствием провожу с ними время.

– Многочисленным племянникам удивляться не приходится. У вас ведь 8 братьев и сестёр, правильно?

– Да, семья у нас очень большая. Я была шестым ребёнком у своих мамы с папой. Они – из того поколения, когда для женщины было нормально рожать каждые два года. Так в их семье и было. Когда они родили пятого, врач предупредил маму, что здоровье у неё не очень и с детьми лучше остановиться. После этого мама взяла паузу в четыре года, а потом решилась ещё на одного. Родилась я. Во время родов мама умерла. Папа в честь неё назвал меня Тамарой. Поскольку выхаживать младенца ему было не под силу, он отдал меня в ижевский дом малютки. Вскоре после смерти мамы папа привёл в дом другую женщину, свою новую жену – тоже Тамару (меня, чтобы не путаться, стали звать Томой). У неё был сын-второклассник, а через какое-то время у них с отцом появилась общая дочь. Когда мне было три, меня из дома малютки забрали домой, – так мы и жили в деревенском доме: восемь детей и папа с мамой. Эта женщина действительно стала мне мамой, я никогда не чувствовала себя неродной, мы были с ней очень близки.

– Девочки ведь часто бывают «папиными дочками», любимицами отцов.

– В нашей семье такого не было. В деревне к детям относятся без лишних нежностей, практично. Мальчишки больше помогают по хозяйству, продолжают род, с ними можно ходить на охоту и рыбалку, поэтому сыновей отцы больше привечают. Может быть, мой папа в других обстоятельствах дочерей любил бы больше, но сыновей у него было только двое (при шести-то дочерях), – возможно, сыновей он считал более драгоценными. Я и сама любила играть и дружить с мальчиками. Гоняла с ними в футбол: у нас за огородом был деревенский стадион, при том, что ни больницы, ни школы, ни магазина в нашей маленькой деревне Ковалёво (это в Кезском районе) не было. По всем этим надобностям мы ходили в соседнюю деревню за 2,5 км (а если срезать путь через лес – то 2 км).

Но когда я начала выигрывать крупные соревнования, отношение отца ко мне изменилось. Он начал меня уважать.

– Вы всю деревенскую работу умеете делать?

– Не всю, но многое. Когда училась в пятом классе, работала на конной волокуше, сгребала сено в стога, потому что ребят в колхозе не хватало. Председатель знал, что я шустрая и сильная, вот и попросил отца отправить меня на колхозные работы.

Сергей РОГОЗИН: Был ли у вас телевизор? Ребёнком вы смотрели профессиональные спортивные соревнования?

– В доме напротив нашего жила семья тоже с восемью детьми, и между нашими домами возникло своеобразное соревнование. Они первыми купили велосипед, зато мы первыми купили телевизор. Я на всю жизнь запомнила, что когда мы включили его в первый раз, пела Людмила Зыкина. Ещё мы с папой, братом и одной из сестёр очень любили смотреть хоккей. Я всех хоккеистов того времени знала! Уже после победы на Олимпиаде я получила приглашение в круиз для чемпионов, и там увидела своими глазами всех хоккеистов, на которых когда-то смотрела на экране. А вот лыжные гонки по телевизору я совсем не помню, честно скажу. Даже если и видела в детстве, как бегут на соревнованиях Кулакова или Сметанина, в памяти это не отложилось.

– Как же лыжи появились в вашей жизни?

– Когда я училась в 4-м классе, в нашу школу приехали молодые специалисты, только что закончившие вуз, Василий Евграфович Чечегов и его супруга Алла Сергеевна. Чечегов начал вести лыжную секцию, и вот тогда-то я полюбила уроки физкультуры и готова была каждый день на лыжах бегать. Василий Евграфович стал нашим первым настоящим тренером. Он очень много вложил в меня и в других ребят из нашей деревни, он воспитал много хороших спортсменов, в том числе всесоюзного уровня. Олимпийская чемпионка среди его воспитанников, правда, всего одна – я.

– А лыжи у вас были собственные или в секции детям выдавали экипировку?

– Родители купили мне лыжи, но я их довольно быстро сломала – переходила в них неровно вычищенную дорогу (в школу-то я на лыжах бегала). Пришлось взять лыжи у младшей сестры – совсем детские, коротенькие, с креплениями на валенки. Но и на них я выигрывала соревнования. Когда стало понятно, что из меня будет толк, тренер выдал мне лыжи – самые простые, деревянные.

– Какими были ощущения, когда после стольких лет на «деревяшках» вы впервые встали на пластиковые лыжи?

– Когда я приезжала на соревнования, отмечала: другие девочки-участницы в лыжных комбинезонах, с пластиковыми лыжами. А у меня ни одежды специальной не было, ни лыж. Но при этом в большинстве стартов я выигрывала!

Когда мы поехали на Красногорскую гонку, тренер Алевтина Ивановна Карелина достала для меня лыжи «Ореон»… высотой 210 см. А я сама – метр с кепкой. Пришлось нам от лыжин по 10 см отпилить. Но даже так идти на них было неудобно, тогда я снова встала на свои старые лыжи – и пришла к финишу второй.

Проблем с экипировкой в те годы хватало. На одних из следующих соревнований мне снова дали длиннющие лыжи – 205 см. Да ещё и ботинки 39 размера (а я ношу 36-й). Но ботинки мне очень нравились, у них сверху была удобная резинка, чтобы снег внутрь не попадал, и я приспособилась надевать их на толстые шерстяные носки домашней вязки. Мама такие носки вязала.

Первые хорошие, подходящие мне лыжи появились, когда я после школы поступила в Можгинский ветеринарный техникум, конечно, не для того, чтобы получить эту профессию, а чтобы выступать за это учебное заведение, продолжать тренироваться у Сергея Яковлевича Плеханова, добиваться своих целей в спорте. И вот когда я только начала у него заниматься (наверное, это был 1981 год), он купил для меня пару пластиковых лыж у Галины Алексеевны Кулаковой. Зашла я в автобус, на котором мы ездили на соревнования, а они лежат на сиденьях, меня ждут. Какая я счастливая тогда была!

Правда, на Спартакиаде СССР в 1982 году эти лыжи почему-то не «поехали». В подъёме я всех обгоняю, а под горку лыжи не катятся, и на спусках меня опять обгоняют. Что ты будешь делать?! Тогда Галина Алексеевна Кулакова дала мне другие свои лыжи, и уже в них я в эстафете пришла второй.

Именно эти «другие» лыжи в том же 1982 году Кулакова подарила мне как символ преемственности поколений в лыжном спорте, когда сама завершила карьеру. С этими лыжами я участвовала во многих соревнованиях. Такие вот уникальные лыжи оказались, две олимпийские чемпионки на них бегали.

– Сегодня на соревнования спортсмены приезжают с десятком пар лыж, обработанных разными смазками, и на месте решают, какие им лучше подойдут именно для этой погоды, этой трассы. Сколько у вас было пар лыж, когда вы отправлялись на крупные соревнования?

– У нас было по 8 пар. Двое основных гоночных и одни запасные, на всякий случай. А остальные пары – для тренировок. На гоночных старались не тренироваться, берегли.

Бывало так, что я давала свои лыжи девочкам из нашей команды. На одной своей паре бежала я сама, на второй – Рая Сметанина, третью пару давала Свете Нагейкиной. Даже такой случай был. На последнем этапе Кубка мира мы со Светой Нагейкиной шли на результаты 5-е и 6-е места. И у неё лыжи что-то не «ехали». Тогда я дала ей свои вторые лыжи, хорошие. Меня спрашивали, зачем я это сделала, она же была моей основной соперницей за 5-е место. А мне было совсем не жалко! Я всегда считала, что победит сильнейший. А соревноваться интереснее с сильными противниками, которые показывают лучшие для них результаты. Не велика победа выиграть у того, у кого проблема с экипировкой или травма. А вот ты выиграй в условиях на равных! Тогда, кстати, я у Нагейкиной выиграла.

Помогать другим надо всегда, это мой принцип. Оставаться нормальным, порядочным человеком, который умеет сочувствовать и помогать, – это важнее любой медали. Сегодня я кому-то помогла, завтра мне помогут. Только так в жизни и бывает.

Возвращаясь к количеству лыж у современных спортсменов… Сегодня лыжный спорт – это настоящая наука. Великие спортсмены сегодня тестируют сто пар лыж, прежде чем выбрать наилучшие для себя. У каждого крупного спортсмена есть своя сервис-группа, которая помогает с экипировкой. В наше время всё было проще. И для меня так, как было, подходило полностью. Даже то, что сейчас спортсменам за победы дарят машины, а нам дарили хрустальные вазы (но надо же понимать, что в те годы большая хрустальная ваза была роскошью, её просто так в магазине было не купить). Нынешним спортсменам я ни в чём не завидую, только радуюсь их достижениям и всем возможностям, которые у них есть.

Татьяна НИКОЛАЕВА: Все спортсмены усиленно тренируются, а чемпионами становятся единицы. Как это получается? Вы верите в свою звезду, в свой особый дар или в ангела-хранителя, – во что-то, что помогло вам стать Олимпийской чемпионкой? Или дело только в трудолюбии и упорстве?

– Я сама до сих пор до конца не верю, что я смогла сделать это, стать Олимпийской чемпионкой. Мне кажется, я поцелованная Богом. Как иначе я смогла бы такое сделать? Например, Елена Вяльбе, Лариса Лазутина, Любовь Егорова, Анфиса Резцова объективно сильнее меня. Я же видела их на тренировках, знаю их работоспособность.

Для лыжников особенно важна олимпийская медаль в индивидуальной гонке. Там только ты сам отвечаешь за результат, это не командная медаль (как в эстафете), а твоя личная. И я выиграла олимпийскую гонку на 20 км. Я тогда не просто победила в Олимпиаде, я Анфису Резцову и всех остальных сильных соперниц победила! Вот это была победа!

Сергей РОГОЗИН: Как за вас болели в вашей родной деревне?

– Это было невероятно! Чтобы папа смог встретить меня в Москве, его забрали прямо из бани! Папа и мой первый тренер Василий Чечегов были первыми, кого я увидела, прилетев из Калгари в Москву. В Ижевске была торжественная встреча в аэропорту, потом в ДК «Металлург» и в УдГУ, где я тогда училась. Был настоящий праздник. А потом мы поехали в деревню. Уже на границе Дебёсского и Кезского районов прямо на дороге нас встречали с горячими перепечами! Никогда в жизни этого не забуду. В Кезу сначала был праздничный обед в деревенской столовой, потом все пошли в ДК. Там повесили мой огромный портрет – на все три этажа высотой. Все на меня смотрели как на кинозвезду, так хотели обнять и потрогать, что чуть шубу не разорвали. Я говорила: «Вы что, я ведь такая же, как и вы, обычная, деревенская!». Но люди не унимались. Там такое творилось, как будто к ним Гагарин приехал. После этого уже ночью поехали в родную деревню, в клуб. А там – яблоку негде упасть, столько народу. Пробираюсь между людьми, а саму колотит от счастья. Все односельчане рассказывали, что в дни гонок им было не до работы, все смотрели телевизор, болели за меня. Моя учительница удмуртского языка говорила: «Смотрю на экране, как ты едешь со спуска, руки к тебе протягиваю и держу тебя, чтобы ты только не упала». Часов до двух ночи меня расспрашивали, благодарили, обнимали.

Анна ВАРДУГИНА: А вообще в 1980-х в вашей жизни было что-то, кроме лыж?

– Всё было! У нас в команде были и дискотеки, и праздники, и дружба. Никогда мне не приходилось жалеть о том, что из-за спорта я упускаю что-то в жизни. До сих пор я считаю, что лучшие годы мой жизни были, когда я была в сборной СССР. Кроме того, было за что себя похвалить. Бывало – проедешь на лыжах по тяжёлой трассе, под дождём, 50 километров, вернёшься в комнату, примешь душ, наденешь сухую одежду, выдохнешь и говоришь: «Какой я сегодня герой!». Было очень приятное самоудовлетворение. Но не самодовольство! Я всегда знала, что завтра снова нужно работать не меньше, чтобы быть сильной. А сколько счастья и радости испытываешь, когда выигрываешь соревнования, поднимаешься на пьедестал! В обычной жизни таких сильных эмоций нет. И я благодарна судьбе, что я это всё испытала.

Владимир БАЙМЕТОВ: Расскажите, как вы учились на спортфаке УдГУ?

– Уже с 7 класса школы я училась мало, почти всё время отдавала тренировкам. Способности к учёбе у меня были, в техникуме на 1 курсе я даже получала повышенную стипендию. В университете первые два курса оставалась на второй год, потому что во время сессий была то на тренировках, то на соревнованиях – в том числе, на Олимпиаде в Калгари. Особенная история у меня произошла с предметом «история КПСС». Сколько я конспектов переписывала! Преподаватель за старание поставил троечку. А когда уже шла Олимпиада, он здесь всем сказал: четвёрку она уже заработала участием в Играх, а если гонку 20 км выиграет, поставлю ей пятёрку. И когда я вернулась с золотой медалью, он мне действительно поставил «5».

– Вы много ездили на соревнования по всему миру. Успели ли увидеть что-то, кроме спортивных баз и лыжных трасс?

– Почти ничего не успевали, всё время проводили на стадионах – тренировки, гонки. В 1991 году нам повезло: Чемпионат мира проходил в итальянском Валь-ди-Фьемме. Наша команда одержала ряд побед, и нам разрешили съездить в Рим. Получилось чудесное, очень приятное путешествие. В качестве зрителя была на Олимпиадах в Турине, Ванкувере, Нагано, Сочи. Надеюсь, что ещё удастся побывать на Олимпийских играх.

Анна ВАРДУГИНА: Вы закончили профессиональную карьеру в 1993 году. Для страны это были экономически очень непростые годы. Как вы нашли себя в новой жизни?

– Было очень тяжело. С одной стороны, я была ещё молодая, было много сил и оптимизма. С другой стороны, я долго не могла найти работу по душе. После завершения карьеры устроилась инструктором в «Иж-Планете», но, конечно, хотелось более интересной работы. Только спустя несколько лет пришла в школу № 69, набрала девочек и начала тренировать их. Уже в «нулевых» тренировала сборную наших девочек, мы добились неплохих результатов. Моя воспитанница Лилия Васильева в 2017 году стала трёхкратной чемпионкой Всемирной универсиады, а Светлана Бочкарёва – чемпионкой страны по биатлону.

– А тренировать взрослых спортсменов вы не хотели?

– Такая возможность была, но я сама не захотела: для меня важно было продолжать находить в деревнях Удмуртии талантливых девчонок, учить их кататься на лыжах и роллерах, давать им старт для развития в спорте. Честно могу сказать, работать с ними сложно. Многие из них в свои 14-16 лет ещё серьёзно не замотивированы, капризничают «хочу – не хочу». В работе с этим возрастом в нашей стране я вижу принципиальную ошибку. Сейчас разрешают возить на сборы от региона буквально по 5 юных спортсменов одного возраста. А в СССР нас по сотне ездило на такие сборы. Массовость позволяла выбирать лучших из лучших. Так и появлялись чемпионы мира, олимпийские чемпионы. А сейчас возможность выбора очень ограничена, видна только верхушка айсберга (спортивного поколения). Я бы на такие сборы отправляла минимум по 20-30 человек. Там девочки попадают в особую среду, которая их заинтересовывает, многие потом принимают решение остаться в спорте.

Ещё одна проблема новых поколений лыжниц в том, что сейчас здоровых детей практически нет. Даже деревенские, которые всегда отличались естественной силой и крепостью, стали намного слабее. Помню, однажды я собралась поехать к Галине Алексеевне Кулаковой, чтобы помочь по хозяйству – надо было таскать навоз для удобрения огорода, складывать дрова в поленницу. Девчонки, мои воспитанницы, которым было по 16-17 лет, тоже вызвались помочь. Так их едва хватило на час работы. Я в их возрасте шла на покосе наравне с мужчинами, не отставая, косила в течение целого дня. А дров и воды мы в своё время сколько перетаскали! У нас для этого было достаточно силы. А сейчас у молодёжи эта рабочая жилка куда-то делась.

В прошлые годы была ещё одна проблема. В какой-то момент спортсмены почувствовали себя слишком благополучными. Форму выдали, коттеджи и машины на их гонорары купить можно без проблем. И они как будто расслабились. Я рада, что сейчас снова возвращается понимание: нужно выигрывать. Гонорары, машины, шубы – это всё второстепенное. Работать нужно не ради этого, а ради побед. И нынешние спортсмены снова хотят выигрывать, хотят защищать честь страны, выводить Россию на первое место.

Сергей РОГОЗИН: Вы сейчас на лыжи встаёте?

– В 2020 году подлечила колени и сейчас начала выходить на лыжах – катаюсь немного классикой для удовольствия. Но ведь характер даёт о себе знать. Собираешься просто прогулочным шагом прокатиться, полюбоваться зимней природой, и не замечаешь, как начинаешь ускоряться, и вот уже катишься с приличной скоростью. Как только себя на этом ловлю, притормаживаю, смотрю, как хорошо вокруг! Сейчас я живу, наслаждаясь обычной жизнью на пенсии. Мне, наконец, не нужно ни за кем гнаться, ничего не нужно добиваться, у меня есть всё, чтобы быть довольной, спокойной.

Татьяна ШРАМКОВСКАЯ: Вы любите готовить? Есть ли фирменное блюдо?

– Перепечи! Научилась печь их у Нины Аркадьевны Парамоновой, нашей знаменитой лыжницы, трёхкратной чемпионки СССР. Тесто делаю на кефире (на пол-литра кефира достаточно двух яиц, а муки столько, сколько потребуется, чтобы тесто было мягким). Секрет именно в том, чтобы замешивать не такое крутое тесто, из которого обычно лепят корзиночки для перепечей, а более мягкое, и укладывать раскатанные кругляши теста в готовые формочки (например, для кексов), чтобы формочки стали опорами для стенок перепечей. Так перепечи получаются намного более нежными. Для начинки чаще всего использую перемолотые с луком лесные грибы. Собираю их сама, очень люблю это дело.

Сергей РОГОЗИН: В годы профессионального спорта вам приходилось держать диету?

– Ох, сколько я штрафов заплатила за лишний вес! У нас ведь проходили регулярные взвешивания. В начале года я должна была весить 54,5 кг, и на каждом взвешивании в течение сезона надо было подтверждать этот вес. Даже за 100-200 лишних граммов надо было платить денежный штраф. Эти деньги уходили в общую кассу, на них тренер покупал для всей команды орехи, мёд или ещё что-то вкусное и полезное. А у меня – генетическая предрасположенность к полноте, типично женская фигура (узкие плечи и широкие бёдра), а у других девчонок в команде фигуры были типично «спортивными», с широкими плечами и узкими бёдрами. Приходилось и есть меньше, и мочегонное понемногу перед взвешиваниями пить. Главным было остаться в команде, продолжать соревноваться. Зато теперь ем всё, что нравится, и получаю от вкусной еды удовольствие.

Елена БОРОДИНА: Считаете ли вы уникальным спортсменом россиянина Александра Большунова, трёхкратного призёра Олимпиады 2018 года?

– Он действительно очень сильный спортсмен, явление в лыжном спорте. Такие великие фигуры есть в каждом поколении. С их появлением подтягиваются и остальные спортсмены сборной – у них появляется планка, до которой нужно тянуться.

У нас одного лидера, пожалуй, не было. Сначала каждая из нас хотела одержать победу в соревнованиях с Раисой Сметаниной. С 1989 года непобедимой считалась уже Елена Вяльбе. Но когда в 1991 году в гонке на 30 км Люба Егорова обыграла Вяльбе, мир вздохнул: все любили Вяльбе, но спорт смотреть интереснее, когда результат непредсказуем. Нужна интрига!

– Как вам живётся в Удмуртии, где раньше вас уже появилась великая звезда лыжного спорта Галина Кулакова?

– За прошлые годы сложилось, что бренды Удмуртии – это Калашников и Кулакова. Из всех спортсменов из Удмуртии, которые добились высоких результатов, стали чемпионами мира, олимпийскими призёрами, она стала самой упоминаемой и чествуемой. Конечно, она заслужила всю свою славу. Она задала неимоверно высокую планку спортивных достижений. Но мне бы хотелось, чтобы и другие спортсмены, много сделавшие для славы Удмуртии и России, получили свою долю общественной благодарности. На мой взгляд, спортсмены теряют внутренний огонь, когда не получают признания. Ижевчане-биатлонисты Валерий Медведцев (олимпийский чемпион 1988 года) и Алексей Кобелев (чемпион мира по летнему биатлону) даже уехали в другие регионы, поскольку здесь их не оценили. Серебряная призёрка чемпионата мира 1989 года Юлия Шамшурина (Степанова) живёт в своей деревне в Увинском районе, о ней не вспоминают. Сейчас у нас есть Дмитрий Япаров, серебряный призёр Олимпийских игр 2014 года – спортсмен, которым мы должны гордиться. И в других дисциплинах есть свои прекрасные спортсмены. Нужно больше говорить о них, помнить об их победах. Они ведь выходят на старты не только за себя, но и за Удмуртию, за Россию.

В Удмуртии мне не раз говорили, что я оказалась недооценённой. Я сама раньше об этом не задумывалась, но ведь и правда, значительные награды от республики я начала получать только с 50 лет: к моему 50-летию Александр Волков подписал документ о выделении мне 3 млн рублей на улучшение жилищных условий, а в 2017 году Александр Бречалов подписал Указ о присуждении мне звания «Почётный гражданин Удмуртской Республики». Но сейчас мне уже не нужно ни званий, ни наград. Теперь мне хочется, чтобы больше и громче говорили о других – о тех, кто ещё продолжает карьеру, нуждается в поддержке. Спортсменам нужно знать, что их усилия замечены.

Анна ВАРДУГИНА: В марте на киноэкраны выйдет фильм «Белый снег» про Елену Вяльбе и вообще про наших лыжниц, входивших в сборную в 1990-х. Вы уже знаете, какая там будет роль у персонажа по имени Тамара Тихонова?

– Не знаю. Это ведь в первую очередь биографический фильм, посвящённый Елене Вяльбе. В центре «Белого снега» – события 1997 года, когда на Чемпионате мира Вяльбе взяла все 5 золотых медалей. Я к тому времени карьеру уже закончила, так что Тамара Тихонова там может появиться как эпизодический персонаж во флэшбэках. Но фильм я всё равно жду с нетерпением, потому что мне нравится сама идея сделать большое кино про лыжный спорт. Про хоккеистов и футболистов вон уже сколько сняли, пора и про лыжниц снимать (пока про Галину Кулакову и про меня сняты только документальные фильмы, и очень хорошие)!

Мне кажется, что и моя судьба очень кинематографична. Девочка, которая родилась в маленькой деревне (по меркам большого мира, в настоящей дыре), сразу же потеряла мать, начала свою жизнь в доме малютки, но поднялась на высшую ступень олимпийского пьедестала, – чем не жизнеутверждающая, мотивирующая киноистория?

Задание УП

– Мне бы хотелось увидеть рубрику, посвящённую труженикам села. Не «передовикам производства», а самым обычным дояркам, агрономам, механизаторам, ветеринарам. Или тем, кто воспитывает в деревне десять детей. Что это за люди, чем они живут, как им работается? Это ведь очень интересно. Поскольку 2021 год в Удмуртии объявлен Годом села, было бы очень вовремя познакомиться с теми простыми (но я уверена, очень интересными) людьми, которые у нас живут и работают на земле.

Вопрос УП

Директор ДШИ № 2 Геннадий Юсим спросил, какой подарок вы должны получить, чтобы испытать счастье?

– Если бы мне подарили билет на концерт исполнителя, которого я люблю, я была бы счастлива. В этом году в Ижевск с концертом должен приехать Эмин, – вот билету на его концерт я была бы очень рада. А всё остальное у меня есть – лыжи, большая семья, подруги. Чего ещё желать?

Следующего гостя «Планёрки» я бы спросила, чувствует ли он себя удачливым человеком, счастливчиком?

21.01.2021

Автор материала:

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта