Интервью

Соло для саксофона

В 45 лет ижевчанка освоила альт-саксофон, а в 55 батюшка благословил её оставить бизнес и пойти работать к детям с ограниченными возможностями

Светлана Калинина – профессиональный мультимузыкант, детский композитор, арт-директор джаз-кабаре квартета Avokado, клоунесса Нескучайка и счастливая мама двоих детей. В течение 5 лет Светлана занималась с особыми детьми как волонтёр, а выйдя на пенсию, пришла на постоянную работу в Республиканский реабилитационный центр «Адели». Светлана так видит свою миссию. Она пишет коррекционные песни для детей на основе ритмотерапии.

Жизнь этой красивой женщины, как жизнь любого взрослого человека, наполнена взлётами и падениями, но однажды она надела маску клоунессы и привыкла к ней. Маска сидит, как влитая – не жмёт, не слетает. Рыжие волосы, ярко-голубые глаза, уголки губ всегда вверх. Нескучайка, одним словом.

Девушка с Урала

– Вся моя жизнь связана с детьми, – начинает свою историю Светлана Калинина.– Будучи ещё школьницей, в 16 лет я пришла работать в ДК «Ижмаш». Первая моя запись в трудовой книжке – «концертмейстер детского пионерского хора». Я очень успешно окончила музыкальную школу № 2 по классу фортепиано. Затем – Республиканский музыкальный колледж. Меня ждало распределение в славный город Камбарку, и тут папа мне говорит: «Чего сидеть? Лето, длинный отпуск. Поезжай на юг. Там полно пионерских лагерей, баз отдыха. Бери аккордеон и поезжай».

– Ну, дельный же совет, мы все с педагогическим образованием так жили в то время – в отпуске работали по лагерям. Вы поехали?

– Да, я поехала. В одной руке дерматиновый чемодан, в другой – аккордеон. Вся прелесть моего положения заключалась в том, что денег мне выдали только в одну сторону. Приезжаю в Сочи, ко мне подходят местные «бизнесмены» предложить квартиру, но быстро отходят: мой внешний вид красноречив. Да, я не тяну на платёжеспособную отдыхающую. Отец дал телефон знакомого, чтобы я могла переночевать хотя бы первую ночь в чужом городе. И вот наутро я прихожу в сочинский отдел культуры со словами: «Я девушка с Урала». Они как давай хохотать. А кто вас направил? А откуда вы взялись? А трудовая? Так у вас даже медосмотра нет. А я им отвечаю, что всё это решаемо, а вот то, что денег на обратную дорогу у меня нет, это посерьёзнее. Тогда меня направили в пионерлагерь «Ласточка» от Волжского автозавода. Всё зависело от директора Валерия Яковлевича Фонштейна. Не возьмёт – ну, значит, всё. И тут на моё счастье увольняется музыкальный работник «Ласточки». А лагерь, конечно, шикарный. Но и работа – по полной программе. Зарядка, затем песни попеть с каждым отрядом, каждый день спуститься к морю с аккордеоном, и там тоже с каждым отрядом песни. Приезжали делегации из Франции, Италии, их надо было веселить. И даже Владимир Шаинский посетил лагерь. Много тогда случилось в моей жизни знаковых встреч. Было и трудно, и интересно очень.

– Вам повезло. А если бы не уволилась тогда музыкальный работник, что бы вы делали? Папа серьёзно вас погружал во взрослую жизнь. Нет?

– Мой папа, Юрий Алексеевич Бегенев, работал заместителем директора ДК «Ижмаш». Воспитывался с 10 лет в детском доме. Привыкший к тому, что ничего с неба не падает, он и нас, детей, учил зарабатывать и приучал к самостоятельности. Мы жили большой семьёй: родители, бабушка, мои младшие сестра и брат, рыжий кот. Всегда устраивали музыкальные квартирники, пели и танцевали дома, к праздникам готовили стенгазеты. И мы постоянно выступали. Папа играл на баяне, мама – на контрабасе, домре и мандолине. «Лучшая музыкальная семья завода «Ижмаш» – это звание мы держали прочно. Так что, какие обиды могли быть на родителей и папу, в частности? Позже и я своих сына и дочь приучала к серьёзному отношению к работе. С 5 лет каждый из них помогал мне в качестве «диджея». Я иду на мероприятие, они сидят на магнитофонах. Включали-выключали. 50 рублей зарплата. Вовремя не включил – зарплаты нет. Чётко. Дисциплина у нас в крови. Дети знали, что надо принести реквизит, фонограмму прописать. Мы – семья. Все друг за друга.

Святая к музыке любовь

– Ваша взрослая жизнь началась в Камбарке. Каким было это начало трудовой биографии?

– Сложным. Одна центральная улица, ни одного светофора. Музыкальная школа в двухэтажном деревянном здании. Туалет на улице. Хотелось уехать сразу. Мне дали двухкомнатную квартиру – только работай, пожалуйста. Но меня и это не удерживало. После Ижевска, где проходят фестивали, приезжают артисты, я оказалась словно в деревне. Для меня, 21-летней девушки, это стало мощным стрессом.

– Сбежали или остались?

– Осталась, я же всё-таки дисциплинированная. Собрала всех коллег, и мы даже создали клуб любителей музыки. Устраивали концерты ко всем праздникам, много выступали. Мы умудрялись давать в месяц 24 концерта. В итоге наша музыкальная школа прославилась на всю республику. Но как только закончился срок отработки после распределения, я вернулась в Ижевск, устроилась в ДК «Строитель», стала заведующей детским отделом. Пожалуй, здесь я сформировалась полностью как женщина-праздник. В это понятие я вкладываю всё: написание сценариев, проведение мероприятий, радость, эмоции. А учителем в проведении праздников считаю Любовь Николаевну Авилову, которая в Сочи возглавляла отдел культуры. Она всё звала меня к себе на постоянную работу, 13 лет мы переписывались от почтового ящика к почтовому. Я же работала в Сочи только летом – то день Нептуна, то день моря или цветов, то армянская свадьба. Любовь Николаевна учила писать сценарии и подсказывала, как сплотить совершенно разных людей. Когда, наконец, я собралась к ней переехать, Любови Николаевны не стало. Мы дружили 20 лет.

– А как появился бизнес?

– Пришло время, и он родился. Ко мне, как к работнику культуры, постоянно обращались за помощью, люди хотели семейных праздников. В формате рабочего дня невозможно было всех удовлетворить. Есть спрос – появилось предложение. «Праздник празднуем вместе» – так называлось моё мини-агентство. Я стала ведущей взрослых мероприятий и клоунессой Нескучайкой для детей. Когда встречаюсь с коллегами по цеху, мы разговариваем по-мультяшному: «Привет, Люся-говорюся! Как твои дела, Пуфик? Приходи в гости, Степашка».

– Наверное, вы хорошо зарабатывали, это же был самый расцвет шоу-бизнеса? Но вдруг вы идёте учиться игре на саксофоне.

– Человек не может жить без мечты. Бизнес приносил хороший доход и шёл параллельно основной работе. Занятия музыкой я забросила, не хватало времени на друзей, с мужем развелись, и в этом и моя вина тоже. Ни 8 Марта, ни в Новый год дома меня не было. Кому понравится? Задаю я себе вопрос: «Света, а у тебя есть мечта? Вот чего ты хочешь? Вот чтобы прямо мечта-мечта?» И отвечаю себе, что хочу играть на саксофоне. Тут как раз дочку отдала в девятую школу на отделение изобразительного искусства, потому что заметила, что она полюбила рисовать. Пока её ждала с урока, было свободное время. Пришла к Галине Алексеевне Нуриевой – педагогу по классу саксофона: хочу заниматься. С тех пор моя жизнь изменилась полностью.

– Вы же музыкант, нетрудно идти дальше.

– Саксофон – очень интересный инструмент. Если ты никогда не видел духового инструмента, учиться на нём очень сложно. По-другому работают лёгкие, дыхание, другое звукоизвлечение. А ещё соседи, которые не могли вынести моё «ду-ду-ду» и целый год стучали по батарее. С 1-го по 9-й этаж. Занятия на саксофоне давались мне очень трудно. Я ревела. Какая мечта, Света? Но. Я изменила имидж. У меня появились знакомые музыканты и вокалисты. И в результате организовался коллектив – квартет Avokado. В нашем составе такие инструменты, как аккордеон, кахон, гитара, банджо, альт-саксофон. Нашей группе уже почти полтора года, и нас знают как в Ижевске, так и в Удмуртии. Мы разные. Учитель музыки, строитель, афганец-общественник, музыкальный работник. Но нас объединила святая к музыке любовь, и мы здесь тоже несём свою миссию. Мы даём толчок людям, особенно взрослым, продолжая традиции хорошей музыки.

«Адели», мне с тобою по пути

– Три года назад вы пришли в реабилитационный центр «Адели» на постоянную работу после пятилетнего волонтёрства. Вы закрыли праздничное агентство?

– Деньги – большой соблазн, но однажды я сказала себе, что пора остановиться. И я поехала исповедоваться. Впервые. Батюшка сказал, что надо всё оставить и идти работать к детям с ограниченными возможностями. «Это будет твоя миссия» – такие были слова. У меня сразу всё пошло в «Адели»: ребята запели, затанцевали. На открытие центра подготовили оркестр шумовых инструментов. В зале – Гуцериев, Бречалов, Киркоров. Открывается занавес, и сидят малыши. В народных костюмах, да с ограниченными возможностями. Я увидела, что у Киркорова потекли слезы. Он подошёл, каждого обнял, прижал к себе. Всех присутствующих очень тронул этот эмоциональный момент, и многие в зале не скрывали своих слёз…

– Вся наша жизнь – ритм, он окружает нас повсюду, – говорит Светлана. – Если прислушаться, то этот ритм мы услышим в дровах, потрескивающих в печи. В стуке колёс. В шуме моря. Для чего нам нужен ритм? Для физического и эмоционального развития ребёнка.

На этих словах Светлана водружает на стол принесённые колокольчик и тамбурин, губную гармошку и деревянные ложки. Целый арсенал инструментов, из которого я выделяю этакий шейкер – баночку с горохом. И мы тут же начинаем… играть и петь. Я понимаю, что мелкую моторику и мне пора развивать: не все задания, придуманные для малышей, я могу выполнить.

У Светланы накопился целый альбом песен по ритмотерапии, которые она сочинила сама. Предстоит большая работа по выпуску диска, которого ждут не дождутся родители и их дети.

Вот такая Нескучайка – тактичная, интеллигентная и очень открытая и ранимая. Как все клоуны. Обнять и не отпускать.

15.01.2021

Автор материала:

Татьяна Николаева

Татьяна Николаева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта