Интервью, Планерка

Ольга Зосимова: «Педагогическая работа с детьми у меня в генах»

В редакции «Удмуртской правды» обсудили, как обнаружить у ребёнка талант, почему дети скандалят и нужны ли частные школы

Гостем рубрики «Планёрка» стала директор социально ориентированной некоммерческой организации «Школа-кроха» Ольга Зосимова, посвятившая свою жизнь педагогике. В прошлом вожатая, методист международного детского центра «Артек», она продолжает творить на ниве образования и вместе с командой «Школа-кроха» создаёт самые разные проекты для детей, в основном дошкольного и младшего школьного возраста, и родителей. Ольга Зосимова – член Общественной палаты Удмуртской Республики, входит в состав общественных советов при Минобрнауки Удмуртии, потому что, обладая огромным опытом общения и работы с детьми, она охотно и бескорыстно делится им. Дети – центр её вселенной, сосредоточение её интересов и компетенций, которых зачастую не хватает сегодняшним родителям.

Анна ВАРДУГИНА:

Кто вы?

– Я не раз задумывалась о том, в чём моё призвание, что я собой представляю, кто я. И вот я где-то прочитала, что призвание – это то, чем ты не можешь не заниматься. Я однозначно для себя поняла, что я не могу не работать с детьми, не могу не общаться с ними, играть, наконец. Моё призвание – это дети. В какой бы географической точке и с кем бы я ни находилась, меня всегда тянет к детям, а детей тянет ко мне. Так получается, что я всегда придумываю для них что-нибудь интересное, и это у меня не отнять.

– Откуда это у вас?

– Это у меня в генах. Обе бабушки, дед, мама – учителя. Папа тоже был учителем – учителем и художником. Начиная с седьмого класса, я подменяла маму и помогала вести уроки в начальной школе. И, видимо, вполне удачно, раз вся моя жизнь оказалась связанной с детьми.

– А кто такие дети для вас?

– В первую очередь, они такие же люди, и меня очень увлекает общение с ними. Мне интересно разговаривать с детьми на равных, причём совершенно на разные темы. Иначе просто не было бы и «Школы-кроха». Она создавалась, когда моей дочке было два года. Я поняла, что она растёт одарённым ребёнком, и важно было не упустить время. В Ижевске тогда никаких особенных занятий для детей двух лет не было вообще. Помню, я обзвонила все кружки, какие смогла, но везде мне отвечали примерно одно и то же: «Мы принимаем только с четырёх лет, да и то в танцы».

Идея «Школы-кроха» потому и возникла, что некоторые двухлетки уже умеют читать. Мои дети, например, читают с двух лет. Нет, не думайте, что в два года они бегло читали рассказы и сказки, но прочитать простые слова уже могли. Вот таких детей я и собирала в «Школе-кроха». Там же я начала обучать родителей тому, как сделать, чтобы детям было интересно заниматься. Некоторым родителям не хватает компетенций и понимания, что дети – такие же люди и заслуживают не меньшего уважения. Я, например, не позволяю себе указывать ребёнку, что ему делать, а что нет. Если, конечно, дело не касается жизни и здоровья ребёнка, его безопасности.

Татьяна ИВАНЦОВА:

– Где грань между вседозволенностью и свободой личности ребёнка?

– Что мы понимаем под вседозволенностью? То, что ребёнок кричит в общественных местах, в кафе или в парке, отбирает у других детей игрушки, проявляет агрессию? Но ведь он таким способом протестует против родительского давления, против узких рамок, в которые его ставят. Чтобы научить ребёнка жить в нашем мире, продуктивнее не запрещать ему что-то, а налаживать с ним диалог, разговаривать, объяснять причины своего беспокойства, своих запретов. Родители, как старшие друзья, нужны для того, чтобы объяснить ребёнку, почему нельзя поступать определённым образом, какие последствия будут ждать его при этом. Если выстраивать с ребёнком доверительные отношения, если общаться с ним на равных, он и сам поймёт, что можно делать, а что нельзя. Понимаете, скандал или крик ребёнка – это всегда протест. А против чего протестовать, если в семье нормальные отношения? Напоминаю, что мы сейчас говорим о детях от года до шести лет. С такими детьми надо разговаривать. Если вы думаете, что они ещё слишком малы, чтобы что-то понять, то, когда этим детям будет одиннадцать или четырнадцать, они вас не будут слушать – время упущено.

Я воспринимаю ребёнка как друга. Когда мои дети были маленькими, я одёргивала себя, заметив, что давлю на них. Я же не стану, например, указывать своей подруге, как ей поступать.

Сергей РОГОЗИН:

Надо ли воспитывать родителей? Кто должен этим заниматься?

– Однозначно надо. Мы проводим для родителей бесплатные консультации, реализуем проекты, которые направлены в первую очередь на мам и пап. В «Школе-кроха» есть игровая комната для малышей от 1 года до 4 лет, куда абсолютно бесплатно можно прийти хоть с тремя детьми. Пока они проводят время в игровой, наши специалисты общаются с родителями, учат их правильно реагировать на то, что происходит с детьми. Представьте, дети не поделили игрушку. Обычно в такой ситуации кто-нибудь из мам сразу бросается разнимать малышей, психолог же обязательно предложит дать этим детям возможность самим разобраться.

Елена БОРОДИНА:

Детям удаётся разобраться самостоятельно?

– Если дети не агрессивные, разбираются: им просто необходимо время, а иногда нужно подсказать им, как лучше поступить. Ребёнок проявляет агрессию тогда, когда мама и папа загоняют его в слишком тесные рамки: запрещают, кричат, одёргивают, отбирают вещи, которые могут заинтересовать малыша. В ответ ребёнок так или иначе выражает свой протест, показывает, что он тоже имеет право на своё мнение. А как он может это сделать? Только таким способом, какому его научили родители: криком, одёргиванием, стремлением отобрать. В реакциях и поступках ребёнка мы всегда видим только своё отражение: чему научили, то он и повторяет. При этом (напоминаю, что речь о детях-дошкольниках) родители – это идеальные создания, и ребёнок выплёскивает свой протест на кого-то другого: на брата или на сестру, на сверстников, может «отыграться» на животном или сломать игрушку.

Вообще, сегодня родители и дети другие. Наша организация существует с 2002 года, и раньше к нам приходили в основном одарённые дети от года до трёх лет, которые уже хорошо разговаривали и учились читать. Но таких становится всё меньше и меньше. Сейчас очень много детей с речевыми проблемами, детей, которые, несмотря на пяти-, шести-, семи- и даже восьмилетний возраст, очень плохо говорят и нуждаются  в логопедической поддержке или имеют низкую познавательную мотивацию.

Посмотрите, как изменилась информационная составляющая нашей жизни. Когда росли наши дети, у нас не было ни смартфонов, ни планшетов. Мы беседовали с детьми, пели с ними песни, разучивали стихи, а сейчас родители практически не разговаривают с малышами: дали ребёнку девайс, и он полностью увлечён тем, что происходит на экране. В это время артикуляционный аппарат не работает, кисти и пальцы рук практически не двигаются, а значит, не развивается и речь.

Сергей РОГОЗИН:

Сегодня молодые родители нередко разводятся, из-за чего появляются неполные семьи. Есть разница в общении с детьми, у которых есть мама и папа, и с детьми из неполных семей?

– Пока ребёнок не пошёл в школу, разница не ощущается. Проблемы появляются ближе к подростковому возрасту, когда ребёнок начинает замыкаться в себе и теряет мотивацию к учёбе. Родители дошкольников, как правило, считают своих детей слишком маленькими для того, чтобы обсуждать с ними свой развод. Они обращаются к специалистам тогда, когда теряют связь с подростком. С такой проблемой часто обращаются женщины, от которых ушёл муж, и они в одиночку воспитывают ребёнка. Мы как раз оказываем консультационные услуги для родителей детей от 0 до 18 лет. С ними работают педагоги, психологи, логопеды. Поскольку мы участвуем в федеральном проекте «Поддержка семей, имеющих детей» национального проекта «Образование», консультацию можно получить бесплатно.

Елена БОРОДИНА:

Расскажите о «Школе-кроха». В каких направлениях вы работаете? Чему учите детей?

– «Школа-кроха» – это некоммерческая организация, которая занимается реализацией самых разных проектов для детей и их родителей. Последний из них носит название «Новые возможности для детей»: мы выиграли грант Президента Российской Федерации и проводим бесплатные онлайн-занятия для дошкольников. Они начались ещё в июне, так что мы были чуть ли не первыми в России, кто начал работать с маленькими детьми в таком формате. Проект получил большой отклик, причём не только в Ижевске и в Удмуртии. Среди его участников – много детей из разных регионов России и из-за рубежа: из Казахстана, Беларуси, Молдовы, Канады, других стран мира.

Во время занятий на связи с педагогом одновременно находится до 12 человек. В течение 20 минут (именно столько длится одно занятие) дети делают всё то же самое, что и при непосредственном, «живом» участии. Ежедневно мы проводим по 5–6 занятий, каждое из которых рассчитано на тот или иной возраст – от двух до семи лет. Темы разные: «Кроха на кухне», «Кроха на спорте», «Танцы! Танцы! Танцы!», «Развиваем речь, хорошо говорим», «Этот удивительный мир!», «Учимся читать» и т.д.

Конечно, проект «Новые возможности для детей» – это настоящая палочка-выручалочка для тех, у кого нет возможности посещать кружки. Например, для детей из сёл. Во время занятий родители находятся рядом и наблюдают за тем, как педагог разговаривает с дошкольниками, какие использует методы и приёмы. Важно ещё и то, что родители видят, на что способен их ребёнок. Для них становится настоящим открытием, что их малыш в два года уже может, например, ёжика слепить или какую-то букву написать. По факту мы повышаем авторитет ребёнка в глазах родителя. Ну и, кроме того, после онлайн-занятия мы получаем обратную связь и просим уже самостоятельно повторить то или иное упражнение.

Проект «Новые возможности для детей» продлится до июня 2021 года, а буквально только что мы подвели итоги международного проекта «Турнир для иностранных школьников «Пиши! Читай!», получившего грант Министерства просвещения Российской Федерации. В нём принимали участие школьники 1 – 7 классов из Казахстана и Белоруссии. В течение трёх месяцев, с октября по декабрь, мы проводили для них в онлайн-формате разные мероприятия: конкурс видеороликов, олимпиаду, командную интеллектуальную игру. Проект завершился награждением победителей в четырёх возрастных категориях.

«Школа-кроха» также проводит международную многопредметную олимпиаду «Умосфера», серию семейных интеллектуальных игр «Кукундер и Ко», в ноябре уже в третий раз мы провели любимый нами всероссийский командный турнир по информационной безопасности «Киберсфера» для детей 1–6 классов. Это очень масштабное, яркое и интересное событие. Оно проходит ежегодно и пользуется большой популярностью. Дети очень тщательно к нему готовятся, родители тоже вникают в происходящее. «Киберсфера» включает в себя два тура – дистанционный и очный, а предваряют их несколько заочных конкурсов.

Владимир БАЙМЕТОВ:

Информация об этом проекте прозвучала в ООН?

– О том, что в Удмуртии реализуют проект, направленный на повышение информационной и компьютерной грамотности детей, знают и в ООН, и в МИДе. Дело в том, что «Киберсфера» проходит при поддержке Антитеррористической комиссии в Удмуртской Республике. АТК передаёт информацию обо всех мероприятиях по противодействию терроризму в Национальный антитеррористический комитет, а оттуда она каким-то образом уходит дальше. Мы, конечно, не имеем к этому никакого отношения, но для самого проекта «Киберсфера» – это хороший шаг в сторону межрегионального «Школы-кроха». Надо сказать, что мы не рассказываем детям 7–11 лет ни о терроризме, ни об экстремизме, потому что они могут этим заинтересоваться, но по большому счёту – это ранняя профилактика подобных явлений. На «Киберсфере» дети учатся отличать новости от фейков, видеть скрытую рекламу.

Кстати, АТК вышла к Правительству Удмуртии с предложением провести турнир по информационной безопасности во всех муниципальных образованиях республики.

Анна ВАРДУГИНА:

Скажите, каждого двухлетку можно научить читать? Или для этого ребёнок должен обладать какими-то особенными способностями?

– Методики обучения чтению широко известны, доступны – можно пользоваться любой, другое дело, åñëè òû âçÿëñÿ ÷åìó-òî ó÷èòü, òî это нужно делать систематически. Мои дети научились читать, потому что я прилагала к этому усилия. Вообще, мы не только читали: мы изучали географию, астрономию, изобразительное искусство, языки. Но далеко не каждый родитель станет в своё свободное время заниматься с детьми. Это же надо самому отложить телефон и начать разговаривать с ребёнком: читать, петь песни, рисовать, играть в игры.

– Как вы относитесь к мнению о том, что у ребёнка должно быть абсолютно беззаботное детство, хотя бы с года до пяти, и даже если он начнёт учиться лет с шести, то всё равно нагонит?

– Я же учу ребёнка читать в форме игры: мы катаем машинки, рисуем цветочки, лепим ёжиков, а ребёнок в это время учится читать. Предположим, мы слепили ёжика, прикрепили на спинку букву «О», и ёжик несёт эту самую букву «О» своим деткам, чтобы накормить их. Для ребёнка это игра – он не понимает, что в это самое время я учу его читать.

Любой ребёнок рано или поздно научится читать. Кто-то – в два года, а кто-то – в первом классе. Лучше, если у каждого ребёнка это случится в своё время. Очень часто родители малышей сомневаются: а не лишаем ли мы детей детства, усаживая их за книги или задания? В том-то и чудо, что никто их не заставляет сидеть и читать. Мало того, заставлять категорически запрещено! Только игра. А разве не игра – любимая среда обитания детей?

– Как вы проводите время всей семьёй?

– У меня двое взрослых детей, и вместе мы собираемся примерно раз в полгода – стараемся куда-нибудь выехать. Но Новый год мы празднуем ярко. Пока дети были маленькими, мы собирались большой компанией из 5–6 семей и придумывали что-нибудь интересное, конечно, в первую очередь для детей. Устраивали тематические вечеринки – морскую, индийскую, проводили балы, какие-то игры, ездили по городу и поздравляли всех, кого встретим. В этом году мы так же собираемся с друзьями и едем поздравлять, например, учеников «Школы-кроха» или участников «Киберсферы», или сообщество «Умосферы». Главное, чтобы было какое-то движение, потому что сейчас все лишены таких вот активностей.   

Татьяна ИВАНЦОВА:

Как распознать в ребёнке талант? И нужно ли это делать?

– Я очень часто выступаю перед родителями в детских садах и всегда говорю о том, что они не могут знать, чего хочет двух- или трёхлетний ребёнок. В первую очередь, он сам этого не знает. Чтобы ребёнок сам определился, кем он вырастет, нужно дать ему возможность попробовать себя в спорте, в музыке, в рисовании, нужно, чтобы он умел хорошо говорить (поэтому я всегда приглашаю на развивающие занятия в «Школу-кроха»). Когда же придёт время, он сделает самостоятельный выбор. Проблема в том, что очень мало родителей, которые готовы дать ребёнку самому решить, кем он будет. Чаще всего родители навязывают ему свои представления о том, чем ему заниматься.

Владимир БАЙМЕТОВ:

Сейчас на слуху больше образовательный центр «Сириус» с его прагматическим подходом, где дети целенаправленно погружаются в какую-то область знаний: кто-то занимается спортом, кто-то – музыкой, кто-то – биологией и химией, а в «Артеке» больше работают с личностью ребёнка. Сегодня оба подхода одинаково востребованы или побеждает прагматизм?

– Вы очень точно подметили, что в «Артеке» сосредоточены на личности ребёнка. Вожатых, которые обучаются в собственной артековской школе, настраивают на то, что ребёнок должен увидеть мир другими глазами. Основная идея, которой живёт этот детский центр, заключается в том, что мир открыт, что в нём можно жить так, как ребёнок и не представлял себе, можно по-другому взаимодействовать с людьми, налаживать другие связи. При этом в «Артеке» есть сильная школа с современным подходом к образованию, в которой работают педагоги со всей России. Проблема в том, что после окончания смены в «Артеке» с детьми никто не работает, а «Сириус» ведёт и поддерживает своих выпускников.

Сергей РОГОЗИН:

– Раньше в каждой школе была пионервожатая. Нужна ли какая-то аналогичная должность сегодня? И вообще движения, объединяющие детей и подростков, как октябрятское движение, пионерское, комсомольское?

– Сегодня существует множество общественных организаций: те же «Родники», которые занимаются с детьми младших классов и подростками, Российский союз молодёжи, нацеленный на работу с подростками и молодёжью, и многие другие. Это достаточно сильные организации. Возможно, они представлены не во всех школах, но, по крайней мере, в районах Удмуртии они проявляют себя очень активно. Руководители районных отделений тех же «Родников», по сути, играют роль пионервожатых и организуют работу с детьми, так что старая вожатская школа никуда не исчезла – её традиции нашли своё продолжение в работе тех общественных организаций, которые действуют сейчас.

Владимир БАЙМЕТОВ:

Ольга Викторовна, вы поёте и играете на гитаре. Откуда это пошло?

– Это из семьи. Дядя, брат моего отца, владел инструментом и научил играть мою сестру, а потом моего младшего брата и меня. Правда, я начала играть, скорее, из-за соперничества. Мне это было совершенно неинтересно до тех пор, пока брат не взял в руки гитару. Меня это задело, и я решила, что тоже могу. Ну и пошло-поехало. Сейчас мои дети тоже играют на гитаре. Жаль, что им негде показать свои способности (надеюсь, что я ошибаюсь). Мне в этом смысле повезло больше. Я играла, когда работала в «Артеке», там мы и с детьми много пели под гитару. На сцену выходила: побывала на Грушинском фестивале, на фестивалях авторской песни в Перми, в Ижевске выступала.

Сергей РОГОЗИН:

А в «Артеке» что пели?

– Во-первых, в «Артеке» сложилась мощная песенная база: туда же приезжали со всей страны, со всего мира, в том числе композиторы и поэты. Они писали для «Артека» песни, которые поют до сих пор. За то время, пока Крым входил в состав Украины, в репертуаре артековцев появились песни на украинском языке. Лично я пела то, что любила: Юрия Шевчука, Бориса Гребенщикова, Андрея Макаревича. И, конечно, авторские песни: и Визбора, и Окуджаву, и Новеллу Матвееву и т.д.

Александр КИРИЛИН:

Как вы относитесь к частным школам?

– Частные школы нужны, потому что я знаю примеры (из опыта психологов, которые консультируют родителей в «Школе-кроха», из общения с друзьями), когда дети совершенно не могут учиться в обычной общеобразовательной школе из-за проблем психологического или физического характера. Сейчас таких детей, которые не могут найти общий язык ни со сверстниками, ни с учителями, гораздо больше, чем 10 лет назад. Всё чаще рождаются дети с физическими и психическими особенностями. Частные же школы используют практически индивидуальный подход к каждому ребёнку, вплоть до того, что он может быть единственным учеником в классе, и учитель будет проводить для него уроки.

Анна ВАРДУГИНА:

Инклюзия в «Крохе» используется?

– Да, в той же игровой комнате (я призываю родителей: приводите детей в нашу игровую комнату совершенно бесплатно) могут находиться любые дети, в том числе с особенностями. Там есть такие зоны, где детям с особенностями очень комфортно, потому что они как будто попадают за ширму. Ребёнок видит других детей, как они ползают, играют, но при этом ему кажется, что он невидим для других.

Сергей РОГОЗИН:

Если вы занимаетесь с ребёнком и видите у него какие-то яркие способности, на которые родители не обращают внимания, даёте ли вы им рекомендации, что ребёночка надо отдать в какую-то секцию или кружок?

– Когда я вижу одарённого ребёнка (неважно, где это происходит, в самолёте или где-то ещё), я не могу промолчать. Я обязательно говорю об этом родителям. Когда в «Школу-кроха» приводят одарённых детей, я вижу, какой у них огромный потенциал, даже если детям всего полтора–два года. Мне бывает очень жалко, если этот потенциал остаётся нереализованным. Конечно, выбор всегда за родителями, потому что сам ребёнок не может ничего сделать. Я постоянно призываю родителей: учите ребёнка читать. Тем более, если он со способностями. Скорость чтения – это скорость мысли, и чем раньше ребёнок начнёт читать, тем быстрее он станет самостоятельным.

– Как сейчас прививать детям любовь к чтению? Соцсети (тот же Tik Tok) формируют у них клиповое мышление, в результате дети не в состоянии осваивать длинные формы.

– Согласна. О таком феномене говорят все учёные, академики, аналитики: хочешь быть особенным – делай то, что не делает никто. Сегодня для этого достаточно просто читать. Чтобы воспитать у ребёнка интерес к чтению, родителю надо приложить хотя бы минимум усилий, хотя бы ненадолго оторваться от интернета. Но сегодня, к сожалению, мало кто способен на такой подвиг, чтобы самому сесть и почитать с ребёнком. И эта ситуация будет только усугубляться.

Мы не сможем запретить или остановить процесс интеграции и глобальных информационных изменений, которые происходят на наших глазах. Значит, надо научить ребёнка безопасному общению в сети, умению получать знания в интернете, надо дать ему ключевые навыки, которые помогут ему учиться и переучиваться снова и снова. Не запрещать, а научить жить в разных обстоятельствах – вот что самое важное в отношениях родитель – ребёнок. Большинство взрослых ностальгирует по прошлому и считает, что будущее их детей должно быть таким же прекрасным. Пожалуйста, не портите жизнь детям и внукам: в будущем всегда будет по-другому.

Задание УП

Мне как родителю было бы интересно почитать о частных школах, тем более что эта тема очень живая и насущная. Многие родители, которые обращаются в «Школу-кроха» за консультациями, спрашивают, есть ли какая-то альтернатива общеобразовательной школе, что теряет ребёнок, если переходит в частную школу, сколько стоит такое обучение и т.д.

Вопрос УП

Исполняющий обязанности директора информационного агентства «Удмуртия» Дмитрий Винокуров задал вопрос: какие позитивные изменения вы ждёте в следующем году?

– В образовании станет больше профессионалов, которые могут работать с детьми онлайн. Конечно, уход в онлайн нельзя назвать позитивной тенденцией. Но если у нас не будет выбора и нам придётся работать в таком формате, те люди, в том числе и наша команда, которые осваивают интернет, станут ещё сильнее как профессионалы и смогут предложить какие-то новые формы и методы работы.

Я бы хотела узнать, как следующий гость «Планёрки» проводит каникулы с детьми. Если у него нет детей, то пусть расскажет, что для него значит идеальная вечеринка с друзьями.

30.12.2020

Автор материала:

Татьяна Иванцова

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта