Захарий Лятушевич – «протопоп всея Удмуртии»
Статьи

Захарий Лятушевич – «протопоп всея Удмуртии»

Возродим ли уникальный облик его особняка?

То, что Лятушевич дальний родственник Васнецовых, это всего лишь любопытная деталь, характеризующая особенности династических связей внутри вятского духовенства. Намного важнее непосредственная профессиональная деятельность Захария Осиевича.

Он основал собор

Ещё будучи студентом Вятской семинарии, а затем и её профессором, Захарий стремился быть первым и лучшим. Вспоминая о нём, один из современников даже назовёт Лятушевича raraavis. Первое слово одного корня с «раритетом», а аналог здесь русская «белая ворона». Понятно, что таким «раритетом» не мог не заинтересоваться Андрей Дерябин, подыскивая кадры для «города Ижа». Он брал сюда только лучших, профессионалов и универсалов.

Протоиерей (или по-старинному «протопоп») буквально значит «старший священник». В первой трети XIX века одним из немногих таковых на территории Удмуртии оказался Лятушевич. Причём, утверждаю, стал на то время самым активным, интеллектуальным и креативным среди вообще всех наших иереев (про поразительное многообразие его дел следующий выпуск «шкатулки»). Более того, столь опытному и высокоавторитетному отцу Захарию доверяли выполнять функции архиерея (епископа), какового на нашей территории долго не было. Например, он сам начинал строить храмы, сам их освящал, сам цензуровал проповеди… Первый же собственный (правда, только викариальный, то есть несамостоятельный) епископ начнёт работать в Сарапуле после 1886 года, когда при Вознесенском соборе появится соответствующая кафедра. Через три года викариатство учредят и в Глазове, но их епископы будут всегда находиться в Вятке.

Полноценному русскому городу необходимы соборы. В пресловутых «посёлках» их не бывает. Именно отец Захарий является основателем нашего заводского собора. На территории Удмуртии он первый столь комфортный, изысканно красивый и авангардный по архитектурному решению.

Предыстория здесь такова. 25 марта 1814 года Сенат, Синод и Госсовет решили воздвигнуть в столице памятник Александру I как «Великодушному Державы Восстановителю». Начались всенародные сборы средств. По призыву Лятушевича каждый седьмой мастеровой пожертвует на это от двух до трёх рублей, а заварщик стволов Андрей Глушков даст 110 рублей! Но император прикажет прекратить сборы. Деньги, оставшиеся в Ижевске, уйдут на другой, косвенный памятник ему – собор во имя небесного покровителя царя. 18 августа Лятушевич отправит епископу Гедеону эмоциональное послание по поводу созданного Дудиным четыре года назад проекта собора: «Стыдно не иметь украшенного храма на том заводе, где и последнее фабричное заведение, каковы сараи угольные, сияют благолепною Архитектурою».

2 июля 1816 года, не дождавшись ответа, протоиерей и полковник Е.Е. Грен взяли риск на себя, начав земляные работы для дудинского собора. Но это вскоре придётся прекратить, чтобы весной 1820 года начать осуществлять проект А.Д. Захарова, откорректированный С.Е. Дудиным. Лятушевич был душой этого процесса, инициатором народных пожертвований, составивших в общей сложности не менее половины всех затрат. В Госархиве УР есть огромный том, где записаны все эти пожертвования. 15 октября 1823 года сам протоиерей освятит готовый собор, снова не дождавшись епископа (но по его благословению).

Он построил дом

Многодетный протоиерей, управляющий благочинием (церковным округом), был вполне обеспеченным человеком. Не удивительно, что именно он построил себе один из первых в Ижевске каменных домов: двухэтажный, строгий по архитектуре. Новоселье состоялось в октябре 1808 года. Автором, разумеется, стал Семён Дудин. Но всего через два года ему же придётся приспособить дом Лятушевича под временный храм, поскольку обе ижевские церкви сгорели. А для протоиерея по его просьбе той же осенью 1810 года Дудин возвёл рядом новый дом – одноэтажный, но зато с мезонином и оригинальным полукруглым выступом на главном фасаде. Я предполагаю, что друзья задумали здесь своеобразную имитацию алтарного выступа (апсиды). Он положен по канонам церковной архитектуры, но отсутствовал в соседнем временном храме. Зодчий же всегда мыслил ансамблями, и новый дом протоиерея стал символически дополнять храм.

Фото из архива автора

По архитектуре второму дому наиболее созвучны ампирные особнячки, выросшие в Москве после пожара 1812 года. Они уютные, одноэтажные, с мезонином и скромным декором. Но ни там, ни где-либо ещё в России не найти ничего подобного нашей «апсиде». Для жилья это редчайшая форма. Замечу, что нависающие эркеры – совсем иное, а «фонарики» (застеклённые выступы) бывают только в роскошных дворцах. Образ подлинного (не нынешнего, подпорченного) дома Лятушевича определяли такие понятия, как уют и гармония, симметрия и лаконичность.

Этот единственный частный ампирный особняк, сохранившийся на территории Удмуртии, является одним из восьми ижевских памятников федерального значения. Он отражает вкусы как зодчего, так и конкретного владельца-заказчика. Все остальные жилые дома с элементами ордерной архитектуры (в том числе многострадальный «Казённый дом командира ИОЗ») относятся к позднему классицизму. Это также единственная сохранившаяся жилая постройка С.Е. Дудина. Хотелось бы обойтись здесь без досадных проколов, подобных тем, что случились в прошлом при реставрации Арсенала и Александро-Невского собора.

Но рядом возвели домище

Прошло два века, и вот один из застройщиков разместил в охранной зоне уникального исторического особняка, впритык к Национальной библиотеке огромное здание. Жильцам обещана «Бескомпромиссная роскошь». Да, здание комфортабельно и по-своему красиво. Но почему именно здесь? Если уж его всё-таки разрешили возвести, то ту реставрацию, что дана в обременение застройщикам, надо делать качественно и уж действительно «бескомпромиссно». Исторический объект федерального уровня не терпит фальши. Такие же здания, ещё краше и роскошнее, появятся на месте «хрущёвок» десятками, но в исторической перспективе никто из ижевских патриотов никогда не помянет эти псевдоклассицистические или постмодернистские роскошества добрым словом. А вот двухвековой особняк Лятушевича мы помним, ценим и всегда будем считать шедевром, воплощающим душу Ижевска.

На правах биографа Дудина и Лятушевича осмелюсь от их имени высказать всего две претензии. Во-первых, к асимметрии фасада, грубо нарушающей его аутентичность. Эта досада возникла в 1927 году из-за пристройки для Госбанка северного крыла на четыре окна. Чёткая симметрия главного фасада – главная черта ампира. Асимметрия допускается только в плане. Сносить пристрой не призываю, но зрительно отделить его (цветом или иначе) от исторической части здания необходимо.

Вторая досада: историческую правду нарушают очертания семи оконных проёмов. Они лучковые, не имеющие никакого отношения к проекту выдающегося зодчего. Растесал окна в 1868 году врио заводского архитектора Н.И. Коковихин. Он же уничтожил арочное окно мезонина. Чувству гармонии и вообще искусству зодчества этот инженер не учился, но его отец, И.Т. Коковихин, хотя бы служил чертёжником при С.Е. Дудине. Старую ошибку усугубила «полуреставрация», начатая по неплохому проекту 1992 года от «Спецпроектреставрации». Тогда подлатали стены и возродили арочное окно. Спасибо и на этом. Но не успели смягчить асимметрию и не восстановили прямоугольные оконные проёмы со столь характерными для Дудина сандриками над ними. Более того, над окнами налепили архивольты, нелепо упирающиеся в профилированные тяги.

Кому-то всё это покажется мелочью. Мол, вставляйте хоть еврорамы, лишь бы не капало. Но есть профессиональная честь Архитектора, есть чувство стиля и нерушимые критерии классической Архитектуры. Спешка и погоня за дешевизной на федеральном объекте не допустимы. К сожалению, Агентство по охране объектов культурного наследия УР согласовало новый проект реставрации, оставляющий отмеченные выше огрехи. Кстати, этот некачественный проект делал тот же самый «реставратор», из-за неграмотности которого полностью уничтожен одноэтажный «магазин Рифтина», бывший неотъемлемой частью охраняемого государством ансамбля купеческих домов. Сейчас на этом месте (Горького, 74) большая «дыра», стыдливо прикрытая фанерой. Дождёмся такой же «дыры» и на улице Сивкова?

Окончание следует

Евгений Шумилов

18.12.2020

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта