Статьи

Андрей Ельцов: «Нужно оставаться человеком в любой ситуации»

Современные детективы и сериалы зачастую навязывают шаблонный (и достаточно искажённый) образ следователя – этакого супергероя с пистолетом на шикарной иномарке, с лёгкостью срывающего хитрые планы преступников и блестяще раскрывающего запутанные дела.

На самом деле работа следователя зачастую незаметна, достаточно бюрократична, монотонна и скрупулёзна, хотя романтика и творчество в ней всё-таки присутствуют, уверяет Андрей ЕЛЬЦОВ, посвятивший следствию больше 20 лет.

Сегодня Андрей Анатольевич (между прочим, полковник юстиции, заслуженный юрист Удмуртской Республики) на пенсии. О годах работы в следственных органах он вспоминает с благодарностью и теплотой.

Путь в профессию

Андрей Ельцов родился в семье простых советских рабочих, детство прошло на рабочей окраине Ижевска. Он, как и большинство его друзей, вполне мог пойти в ПТУ, технический вуз, на завод. Но юношу, взахлёб читающего Каверина, Дюма, Жюль Верна, советские детективы, манила совершенно другая работа: не конвейерная и рутинная, а та, в которой нашлось бы место приключениям и романтике. Правда, подышать заводским воздухом Андрею Анатольевичу всё же довелось.

– После школы пытался поступить на юрфак, но не прошёл по конкурсу, – рассказывает он. – Чтобы не терять время впустую, пошёл работать на завод токарем. Деталь за деталью, непрерывный гул станка, острая горячая стружка, едкие испарения машинного масла… И так каждый день. Быстро понял, что это не моё, но не потому, что боюсь физического труда. Нет, просто было в тягость ежедневно, словно робот, выполнять одну и ту же работу. Параллельно я вновь готовился к вступительным экзаменам в университет – завод ещё больше укоренил во мне уверенность в том, что нужно учиться. Поступая во второй раз, получил хорошие оценки, но меня всё равно не приняли, так как не было стажа работы (на юрфак в те времена брали преимущественно достаточно зрелых людей). И только третья попытка поступить на вожделенный факультет увенчалась успехом. А до этого пришлось познакомиться с премудростями труда санитара на скорой помощи, отслужить в Советской Армии, поработать техником по сигнализации во вневедомственной охране. В общем, начало пути в профессию было интересным и многообещающим.

Первое интервью

Будучи студентом, Андрей Ельцов был общественным помощником следователя в прокуратуре Октябрьского района Ижевска. Хорошо проявил себя в 1991 году: его, студента 4-го курса, приняли в эту прокуратуру на должность следователя. Оттуда через 4 года он перешёл в прокуратуру Удмуртской Республики на должность старшего следователя. Потом была работа следователем по особо важным делам в прокуратуре Ижевска, после ликвидации которой Ельцова назначили заместителем прокурора Малопургинского района. Там он занимался надзором за следствием и дознанием. Единственный период в его биографии, не связанный напрямую со следствием, – последующие несколько лет работы в должности помощника прокурора республики по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний. Последние три года до выхода на заслуженный отдых был руководителем следственного отдела по Индустриальному району Ижевска.

За время службы в следственных органах Андрей Ельцов дал не один десяток интервью, не раз был героем телевизионных сюжетов:

– Кстати, моё первое интервью опубликовали в «Удмуртской правде» в 1991 году. Заметка под названием «Утренний обход» была посвящена делу о серийном педофиле. В начале девяностых в Ижевске молодой мужчина обманным путём проникал в квартиры, в которых находились дети – одни, без родителей, и совершал свои отвратительные злодеяния. Та заметка носила не столько информационный, сколько воспитательный характер – чтобы родители не теряли бдительность. До сих пор помню концовку публикации: «Не сенсации ради, а родителям на заметку. Такова цель нашей публикации. Об этом же просил следователь прокуратуры Октябрьского района Андрей Ельцов».

Работать в 90-е было интересно

В профессиональной биографии Андрея Ельцова есть один любопытный факт – он является последним следователем Удмуртии, чей подследственный судом был приговорен к смертной казни.

– Это было так называемое дело Салахова. В 1996 году всю республику потрясло убийство четырёх человек возле Южного кладбища. Кроме того, при задержании преступник стрелял в сотрудников милиции. Убийцу приговорили к смертной казни, но приговор позже заменили пожизненным заключением. К тому времени в России как раз уже ввели мораторий на смертную казнь, – вспоминает Андрей Анатольевич.

Отвечая на вопрос, какое дело запомнилось на всю жизнь, Андрей Ельцов говорит, что таких немало. Каждое – это огромный труд, многочасовая работа с обвиняемыми, потерпевшими и свидетелями, кропотливые (порой многосуточные) осмотры мест происшествий, работа в выходные и праздничные дни.

Из наиболее памятных дел Ельцов называет уголовное дело по обвинению в середине 90-х одного из начальников РОВД республики, возомнившего себя местным «шерифом», стоящим выше закона:

– На его совести были многочисленные пытки и унижения людей, а главное – создание в районе атмосферы всеобщего страха. Мы расследовали его преступления совместно с сотрудниками органов ФСБ. Но даже это не помешало обвиняемому (который избежал ареста благодаря «внезапной» болезни) организовать круглосуточную слежку за членами следственной группы. Препятствовали нам тогда отовсюду, звонили со всех уровней. В критический момент удалось преодолеть давление лишь при помощи журналистов НТВ, которые вовремя показали небольшой сюжет о нашем фигуранте. Главным итогом той кропотливой и сложной работы стал даже не приговор, а то, что с улиц райцентра ушли страх и напряжение.

Ельцов признаётся, работать простым следователем было гораздо интереснее, чем впоследствии руководителем следственного органа:

– Должность начальника – это всё-таки рутина. Понятие процессуальной самостоятельности означает, что следователь сам направляет ход расследования и принимает решения. Это, конечно, накладывает огромную ответственность, но в итоге делает труд следователя живым и интересным. Поэтому работа увлекает, главное справляться с ней. С тех пор, когда сам работал следователем, я ценю в коллегах способность принимать самостоятельные решения и отвечать за них. Уверен, что сегодняшние следователи по-прежнему добросовестно исполняют свой долг и преодолевают трудности.

А ещё Андрей Анатольевич уверен, каким бы ни был подследственный, нужно относиться к нему по-человечески, и вообще, нужно оставаться человеком в любой ситуации.

– Возьмём, к примеру, обыск. Никогда даже в мыслях не возникало – оставить после себя на месте обыска беспорядок, мы старались любую сдвинутую вещь вернуть на место. Никогда бы не позволил себе выломать без крайней необходимости двери или окна, привлечь к участию излишнюю толпу силовиков, изъять планшет у ребёнка (если очень надо, можно просто скачать информацию). Нельзя превращать следственное действие из средства доказывания в карательный механизм.

Холодный ум и здравый смысл

Андрей Анатольевич, смотрите фильмы про следователей?

– Когда фильм правдоподобный, его можно смотреть, но таких мало. Не понятно только, почему режиссёры и сценаристы, работая над картиной, не консультируются с профессионалами? Кстати, коробят и типичные оговорки ваших коллег. Во-первых, уголовные дела «возбуждаются», а не «заводятся». Во-вторых, не бывает «ордеров» и «санкций» на арест или обыск, а бывают «постановления». В-третьих, наказание в виде лишения свободы многие журналисты упорно ошибочно называют «тюрьмой». А тюремное заключение – это лишь редко применяемый самый суровый вариант лишения свободы.

Наверняка в вашей практике были дела о преступлениях, которые угнетали морально?

– Многое в работе следователя может негативно воздействовать на психику. Главное, уметь абстрагироваться от моральной составляющей преступления. Хорошему следователю не важно, расследует он дело в отношении сотрудника полиции или, допустим, лесоруба, в отношении доброго интеллигента или отпетого маньяка, нужно просто отключить эмоции и включить холодный ум и здравый смысл. Это умение – один из залогов успеха. Как иначе расследовать, например, убийства детей, факты педофилии?

Ваша принципиальность мешала или помогала в работе?

– В работе помогала, в карьере, возможно, мешала. Но я ни о чём не жалею. Я добился определённых высот в профессии, но самое главное, честно исполнил свой служебный долг, и сегодня мне не стыдно смотреть в глаза людям и своим детям.


Дома папа «выключал» в себе следователя

Старший сын Андрея Ельцова Евгений пошёл по стопам отца. После окончания Санкт-Петербургского юридического института – филиала академии Генеральной прокуратуры РФ молодой специалист по распределению попал в Камбарку на должность следователя.

Евгений Ельцов

Первый рабочий день Евгения выпал на 31 декабря 2015 года. Мало того, новоиспечённому следователю пришлось дежурить в новогоднюю ночь и все последующие дни и ночи новогодних каникул. Благо, обошлось без серьёзных происшествий.

– Первое время я жил прямо в отделе, так как родных и знакомых в Камбарке не было, а о том, что меня направляют в этот город, узнал лишь за день до этого. Наспех собрали вещи, и в этот же вечер отец привёз меня в Камбарку, – вспоминает Евгений Андреевич.

С испытанием Ельцов-младший справился успешно. Сегодня он уже работает в должности старшего следователя Камбарского межрайонного отдела следственного управления Следственного комитета России по Удмуртской Республике. Коллектив отдела, как говорит Евгений, стал для него второй семьёй, которая обязательно поможет и поддержит.

Конечно, послужной список Евгения Андреевича пока ещё гораздо скромнее отцовского, но и работает он всего лишь третий год (в 2018-2019 годах Евгений проходил службу в армии. – Прим. ред.). Так что большие победы и успех ещё впереди. Тем более что руководство и коллеги отзываются о следователе Ельцове как о грамотном, ответственном и принципиальном сотруднике.

Для Евгения Ельцова примером всегда остаётся отец. В детстве он им гордился, а сегодня, когда уже воочию увидел все радости и тяготы профессии следователя, к этому чувству добавилось ещё и безграничное уважение.

– Когда я был ребёнком, папа редко рассказывал о работе. И сейчас я понимаю, почему. Приходя домой, он снимал форму и «выключал» в себе следователя. Становился просто папой: играл со мной и братом, помогал с уроками, смотрел с нами фильмы и мультики, – рассказывает Евгений.

Так же, как и Ельцов-старший, младший считает, что следователь – профессия творческая.

– Каждое новое дело идёт по своему сценарию, не похожему на предыдущий, – говорит он. – В каждом – свои приёмы и методы. Начиная расследование, не знаешь, к какому результату в итоге придёшь, к чему выведет распутанная нить следствия. Особенную гордость испытываешь за себя и коллег, когда удаётся найти истинного виновника и помочь пострадавшим. Ради таких моментов стоит работать и жить!


30.10.2020

Автор материала:

Наталья Тютина

Наталья Тютина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта