Интервью, Планерка

Ярослав Балобанов: «Я получаю от жизни удовольствие»

В редакции газеты обсудили, почему в Европе нет плановых отключений горячей воды, вспомнили, когда в Ижевске вводили ЧС, а также поговорили о семейных традициях, важности образования и вандализме.

На прошлой неделе в кресле главного редактора побывал директор ООО «УКС», депутат Городской думы Ижевска шестого и седьмого созывов Ярослав Балобанов.

Ярослав Викторович родился 29 ноября 1979 года в Ижевске. Окончил среднюю общеобразовательную школу № 8. Во время учёбы дважды становился лауреатом Республиканского конкурса чтецов, занимая первые места. В старших классах был председателем Совета учащихся школы. С отличием окончил Институт права, социального управления и безопасности УдГУ по специальности «Юриспруденция», затем и аспирантуру. Позже получил красный диплом Института экономики и управления Удмуртского госуниверситета.

Почти вся трудовая жизнь Ярослава Балобанова связана со сферой энергетики, работать в которой он начал ещё на старших курсах университета – юрисконсультом в ФГУ «Удмуртгосэнергонадзор». Также был начальником организационно-правового отдела в АНО «Агентство по энергосбережению УР». Восемь лет руководил региональным правовым управлением Филиала «Удмуртский» ПАО «Т Плюс». 13 лет преподавал на кафедре «Теория и история государства и права, политических и правовых учений» Института права, социального управления и безопасности УдГУ. В должности директора ООО «УКС» работает с мая 2015 года. В этом же году в первый раз избран депутатом Городской думы Ижевска. В Гордуме седьмого созыва является председателем постоянной комиссии по вопросам ЖКХ и развития городской инфраструктуры. Женат, воспитывает трёх дочерей.

Анна ВАРДУГИНА: Вы кто, в большом философском смысле этого слова?

– В первую очередь я позитивный человек. Несмотря на то, что иногда очень сложно сохранять этот позитив, у меня все же получается. Я семьянин, муж и отец трёх прекрасных дочек. Я руководитель, – это тоже важно для моего самоопределения. Я честный человек: один из моих жизненных принципов – не обманывать людей, пообещал – сделай! Может быть, благодаря этому я второй раз баллотировался в депутаты Городской думы Ижевска. Первый раз я ещё не совсем понимал, зачем туда иду. Сейчас это уже мой осознанный выбор.

Надежда БОНДАРЕНКО: Депутатство – это для вас что?

– Для меня это общественная деятельность в чистом виде, которая, во-первых, даёт мне возможность помогать людям, моим избирателям, достучаться до власти. Во-вторых, позволяет мне самореализоваться, помогая людям. Для меня это своего рода волонтёрство. Я это понял на 3-4 году моего первого депутатского срока. Я получаю огромное удовольствие, когда удаётся кому-то помочь, сделать то, что не получилось у других. Вторая причина, по которой я пошёл в депутаты, – это желание сделать наш город лучше, используя свой профессиональный опыт и знания.

– Вы возглавили ООО «УКС» весной 2015 года, а следующей зимой в Ижевске случился коммунальный коллапс – большое количество аварий на теплосетях, введение в городе режима ЧС, приезд в Удмуртию главного федерального жилищного инспектора. Как вы тогда всё это пережили? До этого вы всегда были отличником – в школе, в вузе, на работе. Не чувствовали себя «мальчиком для битья», не хотелось всё бросить и уйти?

– Чувствовал, но уйти не хотел. А чтобы вы поняли почему, расскажу историю, как я стал директором УКСа. До того, как мне предложили это место, оно было вакантным достаточно долго: не было желающего занять эту должность. Теперь я понимаю, что все эти люди, которые отказались, были просто умнее и опытнее меня. А я тогда возглавлял региональное правовое управление Филиала «Удмуртский», сопровождал УКС как юрист, считал себя хорошим специалистом, у меня был комплекс полноценности. Есть комплекс неполноценности, когда ты не уверен в себе, а у меня, напротив, была полная уверенность в том, что нет такой работы, с которой я не справлюсь. Поэтому, когда меня вызвал директор и предложил занять эту должность, я принял решение за 15 шагов – пока шёл по коридору до своего рабочего места. Пришёл в кабинет, позвонил и сказал, что согласен. Конечно, когда я начал работать, понял, что не знаю и десятой доли того, что происходит на предприятии, но отступать было некуда, надо было работать…

Сейчас я точно знаю, если бы не та стрессовая ситуация, в которой пришлось работать, не те камни, которые летели тогда в мой огород, я бы, наверное, не стал тем, кем являюсь сегодня: руководителем большого предприятия и специалистом в области энергетики.

Анна ВАРДУГИНА: Насколько оправдано, на ваш взгляд, было введение в городе режима ЧС?

– В нашем случае это решение, возможно, было чрезмерным. Но не было бы ЧС, наверное, не было бы и концессионного соглашения, и тепловые сети продолжали бы ветшать. Так что всё было не напрасно.

Надежда БОНДАРЕНКО: Благодаря концессионному соглашению состояние тепловых сетей Ижевска за последние годы значительно улучшилось. Как вы считаете, удалось уже переломить ситуацию со старением коммуникаций? Когда наступит такой момент, что вы будете не только вкладываться в их обновление, но и зарабатывать на них?

– За четыре года аварийность на сетях снизилась на 53 процента. Но пока говорить о том, что количество перешло в качество, рано. Мы сможем выдохнуть, когда перестанем устранять порывы в авральном режиме и полностью перейдём в режим планово-предупредительных ремонтов. Я думаю, что это произойдёт через 3-4 года. Но уже сейчас могу констатировать, что с 2019 года мы начали активно заниматься именно предупредительными ремонтами, то есть не ждём, когда случится порыв на трассе, выйдет из строя насос или двигатель на ЦТП, а своевременно включаем эти объекты в ремонтный план.

Если говорить об отдаче от инвестиций, то, думаю, к точке безубыточности мы сможем подойти не раньше 2025-2027 года.

Анжела ПОЗДЕЕВА: Можно сегодня говорить о том, что имидж УКСа исправлен (изменился)?

– Пока нет, но мы над этим работаем. За последние годы мы смогли выстроить нормальные конструктивные взаимоотношения с администрацией Ижевска,  управляющими компаниями, с регулирующими органами. Конечно, этому способствует то, что мы вкладываем большие деньги в обновление теплосетевого хозяйства города: перекладываем сети, модернизируем ЦТП, сейчас в рамках уже второго концессионного соглашения начали заниматься обновлением котельных. И очевидно, что ситуация с поставками тепловой энергии и ГВС в городе исправляется. Но даже не это главное. Раньше управляющие компании воспринимали УКС как своего главного врага, и винить их за это я не могу. Они непосредственно работают с населением, и если возникают перебои с теплом или горячей водой, именно на них сыплются все жалобы. Сейчас УК, по крайней мере, 99 процентов из них, стали нашими партнёрами. У нас одна цель – предоставить горожанам качественные коммунальные услуги. Сделать это мы можем, только работая сообща.

Анна ВАРДУГИНА: У меня много друзей живёт в Европе, там не бывает двухнедельных отключений горячей воды. Почему у нас до сих пор проводятся гидравлические испытания, и можно ли от них отказаться?

– Сократить сроки плановых отключений мы можем, и это делаем. Но полностью отказаться от проведения гидравлических испытаний – нет. В Санкт-Петербурге несколько лет назад попробовали это сделать, а потом очень горько об этом пожалели. Буквально через три года у них вся тепловая система «посыпалась», потом несколько лет её пришлось восстанавливать. Сейчас они гидравят свои сети, как и все.

Связано это с тем, что у нас в стране централизованная система теплоснабжения, доставшаяся нам с советских времён. Это касается не только теплосетей, но и процесса выработки тепловой и электрической энергии. В России все электростанции объединены в единую систему. Такого сегодня ни в одной стране нет.

В Европе, как правило, здания отапливают либо небольшие котельные во дворах, либо установленный непосредственно в доме бойлер. Поэтому проверка сетей там не требуется. Произошёл порыв, заменили небольшой участок трубы – и порядок.

У нас всё по-другому: большинство городов отапливаются от одного или нескольких тепловых станций. Например, в Ижевске два крупных теплоисточника – ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, от них запитано 80 процентов зданий, все они связаны протяжёнными тепловыми сетями, которые требуют серьёзной проверки. Как я уже сказал, мы сегодня стараемся сократить время проведения гидравлических испытаний. На магистральных сетях, когда диаметр трубы более 500 мм, можем использовать роботов для внутритрубной диагностики, на квартальных – опрессовочные машины.  Разрушающий контроль, когда мы поднимаем давление в трубе до максимальных значений, – пока единственный на сегодня способ правильно оценить реальное состояние теплотрассы. Если труба его выдерживает, мы можем быть уверены, что зимой её не порвёт. Конечно, можно спорить, какая схема теплоснабжения лучше – централизованная или автономная в условиях нашего сурового климата. Но сегодня мы имеем, то, что имеем.

Игорь ЕГОРОВ: В городе много наземных сетей и выглядят они подчас совершенно непрезентабельно. Около них собираются бомжи и бродячие животные. Всё это уродует город. Собираетесь от них избавляться?

– У нас разработана специальная программа по модернизации таких участков сетей, и мы её успешно реализуем. За последние годы нам удалось «загнать под землю» около 16 км воздушных сетей. В первую очередь – это участки, которые проходят по жилым кварталам, расположены рядом со школами, детскими садами и больницами. То есть, могут быть потенциально опасны для людей. Например, на месте Рябинового сквера на ул. 9 Января ещё недавно была проложена длинная наружная теплотрасса. В течение трёх лет мы постепенно перевели коммуникации под землю. И продолжаем выполнять  такую работу в разных районах города. 

Однако полностью избавить его от воздушных теплотрасс в ближайшие десятилетия вряд ли удастся. Во-первых, это очень дорого. Во-вторых, подчас для этого нет технической возможности, да и большой необходимости в этом тоже нет.

«Воздушки» – это опять же наследие советских времён. Строили такие трассы потому, что это было намного дешевле, чем прокладывать подземную магистраль, и, как правило, на окраинах. Но город разрастался, и такие коммуникации оказывались в районах жилой застройки. Яркий пример – наземная трасса вдоль ул.10 лет Октября. Там проложена труба 800-го диаметра, чтобы её убрать под землю, надо потратить около миллиарда и вырыть целый тоннель. Но под это физически нет места. Помню, несколько лет назад шла реконструкция участка теплотрассы диаметром 1200 мм на перекрёстке ул. 10 лет Октября и 40 лет Победы, в районе ТК «Италмас». Для того чтобы вырыть котлован под укладку трубы, пришлось спустить на дно раскопа бульдозер. Это к вопросу масштабов работ. 

Но вы правы, наземные сети выглядят не очень эстетично. Решить эту проблему нам помогает большая инвестиционная программа по замене изоляции наружных коммуникаций. Один из самых крупных и значимых для города таких объектов – участок наземных тепловыводов Ижевской ТЭЦ-1 на проезде Дерябина. Вместо старой трубы в гидроизоляции из минеральной ваты там была смонтирована предизолированная. Это стальная труба в изоляции из вспененного полиэтилена, которая нанесена в заводских условиях. Сверху она защищена гофрированным кожухом из оцинкованного металла. Такие трубы очень хорошо держат тепло и имеют эстетичный вид.

К сожалению, нередко проблему некрасивых труб усугубляют сами жители. Так, недавно в посёлке Машиностроителей неизвестные повредили 70 м теплоизоляции наземной трассы. Сейчас мы её восстанавливаем. Если не удастся стянуть края срезанного покрытия, а потом склеить, придётся полностью менять теплоизоляцию. Обойдётся это в 200 тысяч рублей.

Сергей РОГОЗИН: С какими ещё случаями вандализма вам приходится сталкиваться?

– В прошлом году, например, по Ижевску прокатилась волна массового воровства крышек люков. Полицейским тогда удалось поймать злоумышленников, серийные кражи прекратились. Сейчас это уже единичные случаи. Кроме того, мы постоянно сталкиваемся со случаями потребительского экстремизма – несанкционированными врезками в наши теплосети. Проблема здесь даже не в том, что воруют тепло и горячую воду. Такие врезки нарушают тепловой режим в доме, в системе в целом.

Надежда БОНДАРЕНКО: В последние годы вы не раз поднимали вопрос о том, что в Ижевске не соблюдаются границы охранных зон тепловых сетей. На теплотрассах расположены автостоянки, торговые павильоны и так далее, а это небезопасно. Удалось решить эту проблему?

– Мы продолжаем этим заниматься. Определили охранные зоны всех теплосетей диаметром свыше 300 мм, которые представляют наибольшую опасность, и сейчас завершаем процедуру их постановки на кадастровый учёт. Параллельно ведём работу с собственниками объектов, находящихся в охранных зонах, выдаём им предписания по устранению нарушений. На тех, кто на нас не реагирует, подаём суд.

Могу сказать, что подвижки в этом вопросе есть, например, нам удалось убрать из охранных зон рекламные конструкции. Сложнее с теплотрассами, проходящими по подвалам жилых домов, в которых размещаются магазины и офисы. Лишить предпринимателей их собственности мы не можем, поэтому устанавливаем рядом с такими объектами специальные таблички, предупреждающие, что находиться здесь людям небезопасно. Это всё, что мы можем сделать на сегодняшний момент.

Сергей РОГОЗИН: Город сейчас интенсивно застраивается, значит, нужны новые коммуникации. Насколько ещё Ижевску хватит существующих тепловых мощностей?

– У нас есть расчётные показатели нагрузок, которые можем дополнительно принять, и пока их хватает. Как минимум 3-4 ближайших года город может жить спокойно.

– А что потом, строительство остановится?

– Конечно, нет. Во-первых, не все строящиеся жилые комплексы подключаются к нашим теплоисточникам. Некоторые застройщики ставят свои котельные во дворах или устанавливают газовые котельные на крышах домов. На мой профессиональный взгляд, а я уже могу называть себя профессионалом (скоро получу диплом теплотехника), крышная котельная – не лучший вариант.

Любая котельная – это опасный производственный объект, на эксплуатацию которого требуется лицензия Ростехнадзора. И если она установлена непосредственно в доме, у тебя над головой, это само по себе не внушает спокойствия. А если через 10-15 лет котёл выйдет из строя и его надо будет заменить, как его будут поднимать и заводить под крышу? То есть возникает масса вопросов с эксплуатацией таких объектов.

Во-вторых, мы ведь тоже не стоим на месте, постоянно увеличиваем свои мощности. В 2017 году построили и ввели в промышленную эксплуатацию участок магистральной трассы, обеспечивающей тепловой энергией микрорайоны «Буммаш» и «Столичный» напрямую от Ижевской ТЭЦ-2. Сейчас ведётся строительство магистрального трубопровода протяжённостью около 4 км к новому жилому микрорайону на юго-востоке города. Этот проект выгоден нам, так как позволяет загрузить тепловые мощности ТЭЦ-2, которых сегодня в избытке. Он выгоден и застройщикам, которые получат готовые коммуникации и тепло для своих домов.

Сейчас на завершающей стадии проект по строительству на территории ТЭЦ-1 новой водогрейной котельной. Её должны ввести в работу уже в этом году. В ближайшие годы обновление ждёт и Ижевскую ТЭЦ-2. Станция попала в новую федеральную программу модернизации энергетических мощностей. Там полностью заменят четвёртый энергоблок. И есть хорошие шансы, что ТЭЦ попадёт во второй этап программы с третьим энергоблоком. Это значит, что в Ижевске в ближайшие 45-50 лет гарантированно не будет дефицита тепловой энергии.

Надежда БОНДАРЕНКО: В прошлые годы, на дворовых территориях, где перекладывали большие участки сетей, вы делали дополнительное благоустройство: помимо асфальтирования и восстановления газонов, высаживали деревья и кустарники. Это был своеобразный бонус жителям за то, что всё лето они жили без горячей воды. Продолжить эту традицию не хотите?

– По большому счёту мы её продолжаем, пусть не в таких больших объёмах, как в первые годы реализации концессии. Всегда при благоустройстве дворов после ремонта стараемся сделать немного больше, чем положено по нормам. Где-то по просьбе жителей восстанавливаем тротуар, даже если мы его не вскрывали, но он ведёт к отремонтированному участку, где-то привозим больше грунта для газонов и клумб. То есть всегда стараемся учесть все потребности жителей, которые вынуждены были из-за нас терпеть неудобства.

Но мы работаем в рамках тарифа и утверждённой ремонтной программы, поэтому не можем по собственному усмотрению тратить деньги. Каждая копеечка у нас учтена и имеет целевое назначение. Но могу похвастаться – ни одного рубля, сэкономленного нами на торгах по закупке материалов, оборудования и проведению работ, головная компания у нас не забирает. Все деньги остаются в Ижевске, так как в руководстве компании понимают, что сетям нужна глобальная модернизация. Мало того, нам выделяют средства, которые не смогли потратить другие филиалы. На этот случай, у нас всегда есть запас готовых проектов. Последний такой проект: на 32 млн рублей мы закупили компенсаторы для магистральных сетей, сейчас их устанавливаем. Эти устройства защищают от разрушения каналы и опоры теплотрасс.

Елена БОРОДИНА: Сколько вам удаётся экономить на торгах?

– В этом году порядка 35 млн рублей. Это только на торговых процедурах, проводимых в рамках реализации концессионного соглашения. На эти деньги мы обновили дополнительно один тепловой пункт и переложили несколько участков тепловых сетей. Кстати, налоги наша компания тоже платит в Удмуртии, а не в Москве.

Сергей РОГОЗИН: Сейчас УКС предоставляет свои объекты – котельные, тепловые пункты – для рисунков граффити. В городе появилось уже несколько интересных арт-объектов. Не хотите провести конкурс для молодых граффити-художников?

– К сожалению, здесь наши возможности ограничены. Как я уже сказал, мы работаем в рамках тарифа и не можем тратить деньги на мероприятия, которые не направлены на обслуживание и реконструкцию наших объектов. Но мы по-прежнему открыты для предложений. В выигрыше будут все: и творческая молодёжь, и жители домов, рядом с которыми расположены ЦТП, поскольку сейчас многие тепловые пункты украшены совсем неэстетичными рисунками и надписями.

Анжела ПОЗДЕЕВА: Вы строгий руководитель?

– Нет. У нас с главным инженером распределены обязанности: я добрый начальник, а он злой. Эта схема хорошо работает.

Наталья ТЮТИНА: Сейчас вы получаете третье высшее образование. Это так необходимо, двух дипломов не достаточно, чтобы сделать карьеру в ПАО «Т Плюс»? Или вам просто нравится учиться?

– В аспирантуре у меня был замечательный научный руководитель Владимир Васильевич Посконин, он говорил, что идти учится надо только тогда, когда тебе это жизненно необходимо. Если это не так, то, значит, тебя не научили учиться. А если ты это умеешь, что мешает тебе взять книжку и изучить предмет самостоятельно?

Первое образование мне помогло стать хорошим юристом. Но у любого юриста, который работает на производстве, возникает ощущение, что ему не хватает экономических знаний. Это я знаю точно, изучал статистическую отчётность, когда преподавал в Удмуртском госуниверситете социологию права и всё это проверял. Поэтому поступил в Институт экономики и управления УдГУ и получил диплом менеджера. Это помогло мне стать директором «Удмуртских коммунальных систем». После прихода в УКС мне стало не хватать технических знаний, чтобы на равных разговаривать со специалистами-теплотехниками, и я опять пошёл учиться. Учёба в вузе помогает мне систематизировать те знания, которые я получил, лазая по теплотрассам и тепловым пунктам.

Сергей РОГОЗИН: Как ваша жена воспринимает ваше постоянное ученичество?

– Она меня поддерживает и помогает. Супруга у меня технарь по образованию, и мне кажется, ей тяжело было жить с гуманитарием. Сейчас у нас появилось больше тем для обсуждения. Недавно вот за ужином говорили об энтальпии – это технический процесс преобразования одной энергии в другую…

– А детей кто у вас воспитывает, кто делает с ними уроки?

– Конечно, жена. Даже будь у меня ещё два высших образования, я бы не смог освоить сегодняшнюю школьную программу. Был такой случай: Юля в больнице с младшей дочкой, а я со средней делаю уроки. Она училась тогда в третьем классе. Так вот из пяти заданных ей задач я смог решить только три. Да и то жена забраковала две из них. Поэтому я с ними занимаюсь только гуманитарными предметами: историей, биологией.

Елена БОРОДИНА: А кто на собрания в школу ходит?

– Ходим по очереди, у кого есть время. В школе почему-то думают, что родители все безработные. Могут назначить собрание, например, на четыре часа дня. Если у меня на это время запланировано совещание, и я пойти не могу, идёт жена. И наоборот, если она не может, иду я.

Анна ВАРДУГИНА: У вас есть какие-то семейные традиции?

– Есть. Например, Новый год мы отмечаем всегда дома и посвящаем какой-то теме. Планировать начинаем ещё с ноября, и, как правило, отталкиваемся от спиртного. Например, в этом году хотим попробовать сакэ – японское вино, закуски тоже будут соответствующие, рыбные.

Ещё у нас есть традиция по субботам ходить в баню. Я эту баню очень долго строил – лет семь, наверное. Прошёл курсы банщиков и постоянно совершенствуюсь в этом ремесле. Жене очень нравится.

Сергей РОГОЗИН: Пельмени на Новый год всей семьёй лепите?

– Нет, с этим у нас проблема. Раньше, когда был маленький, мы пытались ввести эту традицию, но не получалось: я ел тесто, а мама фарш, так что на пельмени мало что оставалось. Есть другая традиция: мясо на праздничный стол всегда готовлю я.

Надежда БОНДАРЕНКО: Ваше фирменное мясное блюдо?

– Я великолепно жарю стейки, могу сделать на глаз любой прожарки, даже если это не мраморная говядина.

Елена БОРОДИНА: Хобби у вас есть?

– Моя работа – это моё хобби. Так сложилось в моей жизни, что мне всегда везло с преподавателями и наставниками, и всегда нравилось то, чем я занимаюсь. Мне нравилось учиться, нравилось работать юристом, нравилось преподавать и сейчас мне нравится быть руководителем предприятия.

Конечно, как и у любого человека у меня есть увлечения. Например, я играю на барабанах. Купил себе пару лет назад акустическую барабанную установку, взял несколько уроков, и теперь в свободное время играю на ней. Мне очень нравится.

Люблю побродить с ружьём по лесу. Правда, давно на охоте не был. Один не хожу, но если друзья позовут, и компания хорошая подбирается, то делаю это с удовольствием.

Ещё я занимаюсь физкультурой: хожу в тренажёрный зал, а по утрам плаваю в бассейне. И мне это тоже доставляет огромное удовольствие.

Надежда БОНДАРЕНКО: Как вы считаете, ваши родители гордились бы вами, если бы были живы?

– Думаю, что очень гордились бы. Я из простой, небогатой семьи. Мама инженер, отработала 25 лет на Радиозаводе, папа работал на заводе цветного литья. Для них то, что я стал депутатом и руководителем предприятия, – это большое достижение.

Задание «УП»

Мне бы хотелось, чтобы газета провела небольшое социологическое исследование и сравнила уровень жизни ижевчан до советского периода, в советское время и сейчас по таким критериям, как уровень заработной платы, покупательская способность, на что в основном люди тратили деньги и как развлекались. Это бы мне очень помогло в моей депутатской деятельности.

Вопрос «УП»

Вопрос от предыдущего гостя «Планёрки», директора «Дворца детского (юношеского) творчества» Натальи Головковой.

– Счастливы ли вы от того, чем занимаетесь в жизни?

– Я уже ответил на этот вопрос, но повторю, мне очень нравится дело, которым я занимаюсь. Специалисты рекомендуют менять работу каждые 5-7 лет. Объясняют это тем, что если оставаться на одном месте дольше, работа превращается в рутину, и ты перестаёшь профессионально развиваться. Так вот, могу сказать, что у меня в УКСе не было ни одного одинакового дня, каждый день мне приходится решать какие-то новые проблемы. Постоянный экшен. Следующий гость пусть расскажет, как он поддерживает свой жизненный тонус.

29.10.2020

Автор материала:

Надежда Бондаренко

Надежда Бондаренко


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта