Статьи

Цвет Удмуртии

«УП» продолжает знакомить с героями кураторского проекта Энвиля Касимова, объединившего около 80 художников Удмуртии разных поколений и приуроченного к 100-летию государственности республики.

Продолжение. Начало в №39, 40

Впервые живописцы, графики, скульпторы, перформеры и видеохудожники получили возможность рассказать о своём творческом методе, о смыслах, заложенных в их работах, и об историях, стоящих за сюжетами.

Андрей Галимзянов

«Минус 30». Дерево, тонировка, 2019 г.

– Сюжеты своих скульптур я беру из жизни, много работаю с образами животных и детей. Когда-то одна из моих коллег подарила мне лыжи для моих дочерей. Лыжи оказались раритетные, 1984 года – на год старше меня! И тут же, мгновенно, я вспомнил типичную историю из советского детства, и подумал, что это может быть отличным сюжетом для скульптуры. Помните, когда зимой было 30 градусов мороза, уроки в школах отменяли? Но вместо того, чтобы сидеть дома, дети тут же с радостью высыпали на улицу, мчались в ближайший лес кататься на лыжах. Холодища! Щёки красные, почти бордовые, пальцы стынут, а мы катаемся – вжух с горок – и нам весело! В сто раз лучше, чем сидеть в тёплом классе на уроке. Боюсь, большинство современных детей в минус 30 засядет дома с гаджетами…

Я с удовольствием работаю с металлом, камнем, глиной, гипсом, бетоном, да хоть с пенопластом… Но дерево для меня всегда было привычным, родным материалом: я профессиональный резчик, художник по дереву. В этой работе мне хотелось сохранить единство материала: раз лыжи деревянные, то и вся скульптура должна быть такой же. Мой персонаж – это и я сам, и мои дети, и любой ребёнок, который пережил этот бесшабашный восторг от лыжного катания морозным зимним днём.

Ильяс Нурмухаметов (1926-2000)

«Портрет Азина». Холст, масло, 1971 г. Собрание Национального музея УР им. Кузебая Герда

– Героя Гражданской войны Азина отец начал рисовать ещё в 1950-х годах. Он считал его фигурой не меньшего (а, может быть, и большего) масштаба, чем Чапаев. Сначала он трактовал Азина как мученика революции. Первые наброски были сделаны в популярном тогда драматическом стиле – это были многофигурные композиции, изображавшие сцену казни Азина: виселица, белогвардейцы, собравшиеся вокруг местные жители. Со временем художник пришёл к представлению об Азине как об эпическом герое, рыцаре революции. Он задумал представить его на монументальном полотне, сделать единственным ядром сюжета. Работая над эскизами, в поисках натуры обратился к преподавателю ижевского худграфа Алексею Холмогорову. Тот порекомендовал в качестве модели первокурсника Владимира Тишина (впоследствии известного художника). Папаха, будёновка и даже шашка – из семейной коллекции.

В итоге стоящий в гордой позе Азин выглядит как богатырь, полный внутренней решимости и силы герой эпоса. Все цвета на картине «звучат» в полную силу, нет промежуточных тонов и оттенков. Таким образом художник добился графической выразительности, плакатности. Это решение образа Азина он позже использовал при иллюстрировании романа «Красные и белые» Алдан-Семёнова, беллетризованной биографии железного комдива. А в 1986 году отец написал картину «Взятие Ижевска» со своим любимым героем.

Рашид Нурмухаметов, сын художника

Сергей Орлов

«Закрытый портал № 2». Холст, акрил, 2011 г.

– Я возвращаю искусству изначальный сакральный смысл. Искусство – это форма познания Вселенной, и его настоящая задача – помощь человеку в установке связи между зримым миром и незримыми мирами. Каждая картина – это мембрана, портал в другие миры.

Я около двадцати лет изучаю изобразительные традиции разных народов, разных эпох и вижу, как в них отражается дух невидимого мира. У человечества сохранились визуальные коды, которые прошли через тысячелетия и позволяют понять устройство Вселенной. Я хотел с помощью современного изобразительного языка показать, что мы и сейчас на подсознательном уровне считываем эти коды и в глубине души знаем, что мир не так прост.

В этой серии несколько картин называются «Закрытый портал» и одна – «Открытый портал». Проект связан с древними визуальными, культурными слоями. Там могут прочитываться и архаичные традиции – финно-угорские, славянские, африканские, тибетские (но нет прямых цитат, ощущается только дух тысячелетних визуальных кодов) и даже отсылки к детскому рисунку. В пространстве этих картин нет верха и низа (понятия «верх», «низ», «слева», «справа» там вообще ничего не значат), фигуры расположены по кругу, напоминая о вечном движении по спирали, так что каждую из этих картин можно экспонировать в любом положении.

Константин Резницкий

Брошь «Керри-блю-терьер». Серебро, белемнит, аметист, 2001 г.

– Образ работы и её название ювелиру диктуют материалы, с которыми он работает. На ярмарке в Ижевске я купил раковину белемнита, возраст которой – не менее 18 миллионов лет. Всё это время раковина древнего моллюска лежала в толще породы. Тысячелетие за тысячелетием она подверглась воздействию подземных солей и кислот: в образовавшуюся полость проник сульфид железа – образовался минерал пирит (в Америке во время золотой лихорадки его называли «золотом дураков», потому что его кристаллы отливают золотом, и некоторые золотоискатели обманывались). За миллионы лет пирит принял форму раковины и окаменел.

Я отшлифовал этот камень, обработал. Пирит на полированных срезах стал блестящим. И вдруг он напомнил мне пса породы керри-блю-терьер, который жил у моих друзей. Когда на стол клали сыр, который он очень любил, этот милый дружелюбный пёс привставал и забавно вытягивал нос. Форма камня точно воспроизводила это движение. Как только у меня сложился этот образ, работа была завершена на одном дыхании, легко и с удовольствием. Глаз я сделал из аметиста. Судьба у работы оказалась счастливой, она была представлена на многих престижных выставках, получила много позитивных отзывов.

Валентин Белых

«Нагорная часть села Ижевский завод. Вид до 1917 года»

– Около десяти лет назад я начал серию картин со старыми видами городов Удмуртии. Начал с видов дореволюционного Воткинска, продолжил Сарапулом и дошёл до Глазова и Ижевска. В серии уже около 20 картин.

Основная часть моего творчества связана с историей Удмуртии – с древнейших, языческих времён. Я был художником-постановщиком фильма «Тени Алангасара», как театральный художник создавал сценографию спектаклей по удмуртским легендам и историческим сюжетам. Я с удовольствием погружался в изучение ушедших эпох, а XIX век люблю особенно – это Золотой век культуры, искусства, городского быта. Меня приводит в восторг архитектура храмов и усадеб той поры, одежда барышень и господ.

К счастью, есть фотографии городов Удмуртии, сделанные более ста лет назад. По ним увлекательно работать: восстанавливать облик старых улиц, зданий, насыщать их цветом, фактурой, менять точку обзора. Это же необычайно интересно – найти хорошее старое фото, сделанное с земли, и написать, как этот уголок города выглядел с высоты птичьего полёта – это не сложно, когда знаешь законы перспективы и понимаешь законы архитектуры.

Не отрицаю, что романтизирую старину. В моих картинах – не бытовой уровень восприятия, а поэтизированный. Я хочу передать свой восторг перед красотой наших городов. Но за этим эмоциональным образом – документальная правда.

23.10.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта