Статьи

Цвет Удмуртии

Художники рассказывают, какая эмоциональная и интеллектуальная работа стоит за произведениями искусства

22 октября в Выставочном центре «Галерея» откроется выставка «Цвет Удмуртии» (0+), приуроченная к 100-летию государственности республики и представляющая ведущих художников Удмуртии разных поколений и художественных школ, работающих в разных жанрах (от станковой живописи, графики и скульптуры до видеоарта и инсталляций). Особенностью проекта «Цвет Удмуртии» стал акцент на личностях художников, на попытке заглянуть в их творческую лабораторию, узнать истории, стоящие за сюжетами. Автор проекта Энвиль Касимов прямо говорил, что цветом Удмуртии, общественной элитой, считает самих художников с их особенным, индивидуальным видением мира. А их собственные рассказы позволяют заглянуть в их творческие вселенные.

Расиф Батыршин

«Портрет матери»

 Холст, масло, 2016 г.

– Как правило, я работаю в жанрах пейзажа и натюрморта (и сам я пейзажи люблю, и, прямо скажу, продаются они лучше). Но среди самых важных для меня картин – портрет. Портрет мамы. Я долго собирался нарисовать его: много раз делал наброски, этюды. Но каждый раз чувствовал: что-то не то. Портрет отца я написал намного раньше, а к портрету мамы шёл много лет. И когда она уже была больна, я понял: откладывать нельзя. Она уже не могла ходить, постоянно сидела, и одна из поз показалась мне наиболее выразительной: я выбрал точку, с которой буду писать, и начал работать. Конечно, это личная для меня картина. Но я рад, что другие люди тоже безошибочно угадывают характер мамы по этому портрету и видят в нём что-то важное для себя.

Для чего мне было писать этот портрет? Конечно, у мамы были фотографии, в том числе, сделанные мной. Но живописного портрета они не заменяют. Художник, пока рисует, созерцает свою модель. Он видит то важное, неуловимое, что фотография ухватить не может – манеру двигаться, смотреть, наклонять голову, слушать, характерную только для этого человека. И он старается выхватить это и подчеркнуть в портрете. В этом, а не в точной фиксации черт лица задача художника. Настоящий живописец – тонкий психолог. Надеюсь, что ещё выполню свою задумку: напишу парный портрет родителей.

Геннадий Кутлыбаев

«Палэзь» («Рябина»)

 Известняк, 2016.

– Я задумал в серии аллегорических работ через женскую красоту передать красоту природы – идея для искусства не новая, это делали многие художники. Но я решил использовать образы деревьев, растений, которые растут в Удмуртии. Первая работа называлась «Смородина», она была сделана из мрамора.

Эскиз «Рябины» делал из глины, и сразу в натуральную величину. Потом дорабатывал в гипсе. А для самой работы использовал известняк из деревни Асаново Алнашского района. Когда-то он был частью каменных ступеней к храму. Когда старая церковь разрушилась, было принято решение построить новую, а потёртые от времени ступени и крыльцо просто выкинули. Как раз в то время я оказался в Асаново, увидел сваленный камень, и когда выяснил, что местные ничего не собираются с ним делать, попросил его для себя. Мне его не просто отдали, а с попутным грузом отправили в Ижевск.

Так у работы появился дополнительный смысл: она создана из храмового материала, то есть взятого из места, где год за годом проходили службы во имя любви, гармонии, высшей красоты. Скульптура как бы говорит: природа – это тоже храм красоты, а женщина – самое очевидное её воплощение.

Наталья Костюнина

«Сорока». Из серии «Деревня Шихостанка»

Бумага, акварель, 2019 год

– Последние несколько лет акварель – моя любимая техника. Соединяю в работах технику «по сухому» и «а ля прима», не стесняюсь добавлять белила, карандаш, тушь или линер – всё, что нужно для выразительности.

В прошлом году сделала серию работ «Деревня Шихостанка», посвящённую удмуртской деревне. Эта работа – осенняя. Мне хотелось сохранить впечатление от того, как последний тёплый солнечный луч в конце сентября – начале октября, совершенно золотой, освещает изумрудный лес. Я люблю яркие (почти тропические) цвета. В Удмуртии насыщенного цвета не очень много, но моя натура провоцирует меня фиксировать моменты, когда мир вокруг действительно яркий. В серых буднях мне хочется найти праздник. Поэтому мои картины – это работа с цветом. Если угодно, раскрашивание реальности.

Обычно я рисую с натуры, но эту серию создавала по фотографиям. Меня вдохновили кадры удмуртского фотохудожника Евгения Аксёнова, который живёт в этой самой деревне Шихостанке и круглый год, почти ежедневно, публикует в соцсетях свежие фотографии – рассветы, закаты, поля, леса, улочки. Снимков сотни, и каждый раз это новое состояние. Я не копировала эти фотографии: они лишь стали для меня отправными точками для создания композиции, а цветом и светом я их наполняла в соответствии с собственным ощущением.

Генрих Верещагин

«Путина на Амуре. Ностальгия»

Холст, масло, 2010 г.

– Этот сюжет прошёл со мной через десятилетия. Ещё в начале 1970-х эта работа была напечатана в газете «Труд», – тогда она была выполнена в жанре линогравюры, а для меня это были свежие впечатления: я прошёл на грузовом теплоходе по Амуру от Благовещенска до Николаевска-на-Амуре. Но и после того, как я переехал с Дальнего Востока в Ижевск, я не прекратил писать пейзажи по эскизам, сделанным на Амуре. И много лет хотел вернуться к сюжету путины, когда красная рыба заходит из моря в реки на нерест, и рыбаки торопятся выйти на лов. Я сам бывал на ловле кеты и горбуши (был и наблюдателем, и участником – помогал рыбакам вытаскивать с лодок на берег тяжёлые сети с уловом), и мне хотелось отобразить этот процесс в живописи, – всё же я заканчивал живописный факультет, а графика была увлечением.

Чтобы набрать этюдный материал, ездил на Каму – писал лодки, состояния и оттенки неба и воды, наблюдал, как волны идут за судном. А зарисовки с типажами рыбаков – мальчика и старика – были сделаны ещё в Приамурье. В изображении рыбацкого судёнышка есть детали традиционной нанайской лодки (например, резная уточка на носу). Собака на борту – это документальный момент, на Амуре во многих домах собаки были членами семей и вместе с людьми выходили на реку.

P.S. Замечательный художник Генрих Верещагин не дожил до открытия выставки «Цвет Удмуртии» совсем немного – его не стало 27 сентября. Живописцу было 88 лет.

Продолжение следует

09.10.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта