Интервью, Статьи

Дикие орхидеи Петра Бутолина

Житель Кезского района двадцать лет наблюдает за редкими растениями в родной деревне.

Пётр Бутолин, житель деревни Гулейшур Кезского района, – человек от земли в буквальном смысле. И всё было бы стандартно, если бы не его романтическое увлечение – поиск и охрана орхидей, а также других редких растений на территории уникального, по его мнению, природного места на удмуртской земле.

Статус памятника природы урочище «Гулейшурское» получило благодаря Петру Бутолину, его неугомонному характеру и настойчивости. В систему особо охраняемых территорий «Гулейшурское» уже вошло, но в реестр региона пока не попало. Бутолин этого ждёт. Потому что именно здесь сосредоточено множество редких растений. Их нужно сохранить, уверен гулейшурец.

На этих землях Пётр много что знает, холит и лелеет. Порядка двадцати лет наблюдает за орхидеями. Ну, вот как вы себе их представляете? Райским растением в цветочном магазине? Мы тоже так думали, пока не увидели.

Дикие орхидеи Петра Бутолина

Пётр ищет, находит, отмечает особенности редких растений на территории этих земель. А ещё не даёт покоя местным учёным из УдГУ. Биологи время от времени наведываются сюда с экспедициями, а Пётр Витальевич делится с ним тем, что обнаружил.

Я родился в Гулейшуре

Пётр Витальевич – из местных. Его дед в своё время занимался разного рода растениеводческими экспериментами, которые тогда были ещё в диковинку в деревнях – яблонями увлекался. Пётр не успел его узнать, ему было всего два года, когда деда не стало. Однако за тем, как растут яблони, наблюдать довелось – у деревенских соседей. Теперь у Бутолиных свой огромный яблоневый сад, где хозяин даёт волю своим биологическим фантазиям. Хотя сам по образованию совсем не биолог.

– Я хотел пойти на агронома. Но так как мне сразу отказались выдать паспорт в сельсовете, потому как родители состояли в колхозе, я оскорбился и пошёл учиться на военного. После окончания больше десяти лет служил на подводной лодке на Дальнем Востоке. Вернулся сюда, когда мне было уже 30 лет, и я – военный пенсионер. Так сложилось, что и колхоз здесь возглавлял одно время. Потом вышел на пенсию. Сколько я растений привёз из Приморского края! Вон видите, из-за забора лилии даурские торчат? Они оттуда.

Подошли ближе к дому. Да, лилии алеют, сирень амурская источает густой аромат, мощно раскинулся маньчжурский орех, уссурийские яблоня и груша намерены дать плоды. Если Петру Бутолину сейчас 66, то вся эта красота вокруг его дома живёт уже 36 лет.

Про свою деревню Пётр Витальевич говорит так: раньше всё было иначе. Сейчас здесь всего восемь дворов, а было 25. Жизнь вся иначе была устроена.

«Гулейшур – столица орхидей Удмуртии»

Говоря так, вроде бы шутит Пётр Витальевич, но вполне серьёзно ведёт нас к близлежащему роднику:

– Вон, видите, это пальчатокоренник. Вон, сиреневый такой, с мелкими цветами на стебле.

– Пальчик… что?

– Пальчатокоренник. Так называется этот цветок из семейства орхидных. Корень его похож на растопыренные пальцы. Но если по-простому называть, то орхидея. Здесь, на небольшой территории, растёт небывалое количество для наших мест орхидей. В Удмуртии, я уверен, больше нет таких территорий. И нет таких орхидей в регионе, которые бы не росли здесь. Их более 10 видов, но надо выявлять, доказывать.

Мы идём вверх на холм, который местные называют по-удмуртски Игайвыр-гора. Отсюда открывается красивейший вид. Вот видна сизая дымка ельника, за ней – нежная зелень тополей, а там и Чепца. Отсюда можно увидеть три района Удмуртии – Балезинский, Игринский, а за холмами – Дебёсский. Пётр Витальевич показывает условные границы особо охраняемой территории.

– Вы на общественных началах будируете тему по особо охраняемой территории?

– Пишу письма в инстанции, информирую Минприроды о нарушениях, сотрудничаю с биологами.

– А зачем вам это нужно?

– Это не мне нужно, а всем нам.

– Кто-то вообще о таких вещах не задумывается.

– Кто не понимает – это временное явление. У нас пока сильное потребительское отношение ко всему. Лишь бы карман набить. Раньше мужики рыбачить ходили пешком, чтобы тихо всё было вокруг, чтобы с природой слиться, а сейчас?

– Вы верите, что когда-то будет иначе?

– Вот потому то и надо сделать сейчас особо охраняемую территорию. Пока идёт это потребительское отношение.

– Кто хозяин жизни: природа или человек?

– Претендует человек, но природа более сильна. Сколько не молись, сколько не планируй, природа своё возьмёт. А мы хотим за десять лет подмять под себя всё, что создавалось миллионами лет. Не получится. Если мы природу загубим, человек тоже умрёт. Это всё звенья одной цепи. Программа первого класса.

– Из исчезнувших видов растений на этой территории что-то находили?

– Здесь – белокопытник хладостойкий, камнеломку болотную – в поломской стороне, недалеко отсюда. Их уже не находили в республике. Вот саркосома шаровидная, например. Возможно, самая большая популяция этого вида растёт у нас, в Удмуртии. Если говорить о местах в России, где за ним наблюдают. Оно занесено в Красную Книгу России.

По гулейшурским полям и болотам

Увлечённый человек этот Пётр Витальевич. Знает каждый куст, каждую травинку. Спустились с холма, идём по ведомой ему тропе. Трава по пояс гладит его, ветер обнимает, манжетка роняет росистую слезу на сапоги коренастого мужчины в камуфляже.

– Пётр Витальевич, а есть растения, которые бы вы очень хотели включить в Красную Книгу Удмуртии?

– Да вот пальчатокоренники все и нужно включить. Думаю, со временем так и будет. Некоторые включены, другие пока что нет. Всё же меняется. Поля местами не скашиваются, зарастают. Образуется подлесок. Так меняется и растительный мир, – размышляет наш проводник в сказочный мир орхидей. Целенаправленно идёт к дереву ивы, раздвигает ветви. – Вот, это гроздовник змееголовый. Из Красной Книги Удмуртии. Чуть дальше будем искать гроздовник полулунный. У него листья похожи на месяц, потому так и называется. Он претендует на включение в Красную Книгу Удмуртии.

Снова трава по пояс, снова вдыхаем терпкий, горько-сладкий, медовый аромат трав.

– О, вот видите, это любка двулистная. Тоже из орхидных. Но она отцветает уже.

Тут мой спутник, тоже биолог, а по совместительству краевед и блогер Александр Кондратьев рассказывает:

– По-удмуртски это звучит как солдатка-турын. Женщины когда-то всё знали о свойствах этой травы. Вдовые солдатки могли опоить отваром такой травы мужчину. Это ж как виагра современная.

Снова шуршим травой, идём по кромке леса. Пётр Витальевич показывает розовые и сиреневатые пальчатокоренники:

– А эта вот, с длинным «носом» – орхидея Фукса. Стандартная. Ещё в лесу есть пальчатокоренник Траунштейнера. В лесу их немало. Но иногда они цветут, а иногда нет.

– По вашим наблюдениям, каких видов стало больше или меньше?

– Луговых стало меньше – зарастают травой. В лесу пока на том же уровне, что и 15-20 лет назад. Есть бледного сиреневого цвета, розовые, белые. Помню, жара была однажды, засуха сильная. Случилось нашествие мышей. Так они все коренья выгрызли. Растение само оставалось зелёным, а корня не было. Давайте-ка я вас свожу в одно место, где я мальчишкой ещё в первый раз увидел этот красивый цветок – орхидею. Тогда я на него внимание обратил, – увлекает нас проводник за собой в лес.

Тут же, метрах в пяти от кромки леса, начинается болото. Чав, чав, чав – вязнем на тропе, по которой уже достаточно далеко от нас ушёл Пётр Витальевич. Раздвигаем ветви деревьев, проваливаемся, но любопытство ведет вперёд.

– Идите по доскам, они чувствуются в воде! Это ещё мой дед прокладывал их, когда председателем в здешнем колхозе работал. А мы мальчишками по этой дороге на работу бегали, – вспоминает Пётр Витальевич, когда мы его почти догнали. – Вот они, эти цветы. Такие же, как я вам показывал, но это как раз те, из моего детства.

Чавкаем дальше, прыгаем с кочки на кочку, радуемся девственным белоснежным каллам. Они склонили «головы» так низко, словно хотят напиться. Тёмным изумрудом блестят на солнце их глянцевые листья. Отошли от кромки леса всего метров двести, а такое ощущение, что зашли глубоко в тайгу. И ароматы хвойного леса с мхами и болотами не спутать ни с чем. Так Родина пахнет – глубокие, тягучие леса Удмуртии.

Пётр Витальевич ведёт куда-то конкретно, целенаправленно, нас не посвящает. Всё тут живое, всё дышит глубоко и степенно – ярко-зелёный плаун, мягкий высоченный хвощ, шёлковыми зелёными пятнами оставляет мазки на пейзаже отцветший майник двулистный, раскинулся резными листьями-руками кочедыжник.

Вдруг Пётр Витальевич присел, потом вскочил и, когда мы были на подходе, стал руками, словно крыльями, махать. Как будто большая птица гнездо закрывает, где вот-вот вылупятся птенцы:

– Здесь тоже пальчатокоренники растут. Не топчите. Тут самая маленькая, невзрачная орхидея Удмуртии – мякотница однолистная.

И точно. Стал он руками раздвигать траву, а там показался лист, характерный для этого растения.

Выходим из леса на залитую солнцем, сырую поляну. Здесь, словно множество свечей – сиреневых и розовых – цветут орхидеи. Таких больших мы не видели. Ай да Пётр Витальевич! Надо ж, какой сюрприз на «десерт» устроил!

– На этой поляне в основном пальчатокоренник балтийский. Занесён в Красную Книгу России. Здесь столько балтийской орхидеи, что обычный вид – редкость для этого места. Всего-то участок 9-10 соток, и такое средоточие цветов. Крупные соцветия, листья в крапинку, сочные стебли.

Честно, мы уже не понимаем, где какой вид, как его определить – балтийский это или кроваво-красный? Нам кажется, что все они похожи. А Пётр Витальевич не устает объяснять, утверждает, что у одного из видов цветок трёхгубный, а у другого – нет. И вообще они разные. Ему лучше знать. Их здесь – на лугах и в лесах – более 10 видов, а гибриды никто не подсчитывал. Пётр Витальевич тут, среди орхидей и других растений, как леший или водяной – знает почти всё. А самым красивым всё-таки считает орхидею крапчатый венерин башмачок. Но к середине июня, по его словам, она уже отцвела. Да и место, где этот башмачок глаз радует, находится не здесь.

Ещё немного пути, поисков орхидей в конкретных местах – и мы оказываемся у забора, который отделяет саму деревню от леса и лугов. Пётр Витальевич закрывает за собой калитку, словно в другой мир, ведомый только ему, ну и ещё некоторым учёным-биологам.

Ольга Кожемякина

11.09.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта