Статьи

Иноземцы дерябинского призыва

Оружейники и сталевары, инструментальщики и лекари, часовщики и гравёры (1807-1812)

Среди городов Удмуртии Ижевск, бесспорно, самый «иноземный». У нас до революции тех, кто добровольно переселился из «иных земель», проживало множество, а вот в Глазове и Сарапуле – никого, лишь пленные. В Воткинске же иностранцев были единицы, да и те в основном переведённые из Ижевска.

Год 1807-й: первые контракты

Завербованные иностранцы – это и хорошо, и плохо. Прекрасно, что передали опыт, навыки, технологии, культурные традиции… А ещё профессиональный инструментарий, привезённый с собой, и бытовые «гаджеты», которыми всегда богата западноевропейская культура. Например, редкие музыкальные инструменты или немецкие машинки для изготовления сосисок, появившиеся в ряде ижевских домов. Позитивным можно считать и генетическое обогащение русской крови, случившееся в результате межнациональных браков. Плохо же то, что некоторые иностранцы оказались корыстны, заносчивы и спесивы. Такие презирали русских мастеровых и не спешили передавать им свой опыт, даже если эту обязанность записали в контракт.

Прямо скажем, все «понаехавшие», какие бы они ни были, прельстились твёрдым русским рублём. Щедрость правительства и заводского начальства неимоверна. Затраты на содержание иностранцев значительно превышали расходы на отечественных мастеров. Но у Дерябина не было иной возможности выполнить данное ему 20 февраля 1807 года поручение Александра I об открытии оружейного завода. Свободных оружейников не имелось, Тульский завод отказался поделиться кадрами. Туляки быстрее и на порядок дешевле справились бы у нас с поставленной императором задачей, но в предгрозовой ситуации власти посчитали, что время дороже денег.

Итак, 26 февраля Дерябин подписал в Петербурге контракт с Фридрихом Поппе (1770-1816), назначив его «Главным оружейным мастером». Эта должность предполагает поштучную приёмку готовых ружей. Годовой оклад немцу установили втрое больший, чем другим иностранным оружейникам – 1200 рублей. Жить он будет в большой усадьбе на Осиновом мысу, где сейчас ТЭЦ, а на Подборенке через четыре года выстроит ещё и дачу. Там прудик и мельница с шестью парами жерновов. Казна позже выкупит её за 5320 рублей. Восстановление немецкой, образцовой по конструкции мельницы могло бы стать главной туристической приманкой Колтомы.

27 февраля повелением императора в полное распоряжение Дерябина поступил «фабрикант стальных изделий из Данцига» Давид Гильгер. В соответствии с контрактом, подписанным на десять лет, он обязался завербовать для нового завода 63 оружейника и 60 инструментальщиков. В Ижевске должен открыть инструментальную мастерскую и стать её управляющим. Это не осуществится, но его брат Рихард займётся изготовлением инструментов для ижевцев в Воткинске.

Летом 1808 года эксперименты по плавке стали в тиглях провёл Давид Петерсон, сначала в Воткинске, а затем в Ижевске. Воткинцы же изготовят осенью на своей инструментальной фабрике 20 оружейных замков. Кооперация двух заводов – это одно из ноу-хау Дерябина.

Ещё будучи в Вене, Дерябин заключил также контракт с доктором медицины венгром Дьёрдем Зюзичем, но на Иж тот прибудет только летом 1808 года. Он проведёт на заводах ведомства Дерябина три года и не исключено, что обратит внимание на «родственников» по языку – удмуртов.

Для большинства иноземцев путь на Урал стал настоящим подвигом. Не зная языка, через распутицу, лишения и болезни (некоторые умрут ещё по дороге) они месяцами будут добираться на берега Ижа, а затем и Вотки. Важным мотивом переселения стало стремление покинуть театр ведения наполеоновских войн.

Первые оружейники – немцы.

5 марта в штат формально ещё не существующего завода были зачислены уроженцы ганноверского города Герценберг, оружейники Филипп Боде и Генрих Бейне. Люди серьёзные, ехали навсегда. Вскоре они женятся на местных, значительно более молодых девушках. Это русская, православная Мария и местная немка, лютеранка Екатерина. Так начались две очень важные ижевские династии. О славной династии Боде я вскоре расскажу особо. А у Бейне это три сына (в том числе архивариус, историк Ижевского завода Эдуард и академик-скульптор Август) и три дочери. Младшая Матильда доживёт до конца XIX века в доме № 74 на Старой улице, получая за отца пенсию от российского государства. Все они лютеране.

Первая партия из 15 немцев приехала в конце апреля. Наряду с Бейне, Боде и Поппе это ещё опытный кузнечный мастер Карл Флеминг. Вторая партия из 19 человек, в основном датчане и шведы, доберётся к сентябрю. Старшим там был знавший русский язык Андреас Экгольм, взятый на завод как переплётчик «на французский манир». Именно он будет переводить русским ученикам оружейные секреты своих земляков. Осенью прибудут ещё две партии из 52 и 12 специалистов. В их числе два гравёра – Вольф Гольденфаг и Иоганн Калмер. Именно из-за них наши гравёры до сих пор держат резец «по-немецки», не как туляки.

Большинство иноземцев «дерябинского призыва» приезжали без жён и детей. Естественно, жизнь заставляла их, католиков и лютеран, обзаводиться супругой из числа местных православных. Венчание шло исключительно по православному обряду в Пророко-Ильинской церкви, а затем в Александро-Невском соборе. Важно то, что наши невесты при этом никогда не изменяли своей вере, а их женихи или уже мужья – довольно часто. Второе поколение ижевских иностранцев сможет найти собственную пару из единоверцев, хотя и полукровок.

Первые ружья – французские, но против Наполеона

Только к декабрю 1807 года кое-как собрали семь солдатских гладкоствольных семилинейных ружей, заряжаемых с дула. Делались они не по лекалам и не по чертежам, а на глазок – по образцовой модели, предоставленной начальством. Этот образец – от французов. Уже несколько веков эти наши союзники-противники создавали самое совершенное оружие, и изобрести что-то новое было чрезвычайно трудно.

Ружья были сделаны руками 24 иностранных мастеров и 48 их подмастерьев. При них стояли на подхвате у верстаков 202 русских ученика, запоминая с помощью Экгольма названия операций и инструментов. С каждым годом количество русских мастеровых-оружейников будет неуклонно увеличиваться. А некоторые иноземцы сбегут, не выдержав бытовых трудностей.

Осенью 1808 года Гильгер, находясь в Германии и «подвергаясь опасностям» (по его словам), продолжал вербовать специалистов. Но Дерябин выразил недовольство тем, что он подбирает в основном инструментальщиков, требуя «хотя бы двух таких мастеров, кои знают во всём пространстве и совершенстве дело белого и огнестрельного оружия так, чтобы могли они управлять оружейными мастерствами и быть на заводе Главными мастерами».

Через полгода эпопея по массовой вербовке на завод иноземцев (порой не очень нужных) закончится счастливо для дерябинского агента. Александр I подписал указ, по которому «…в уважение заслуг Фабриканта Гильгера, и тех личных опасностей, которым подвергался он, жертвуя не только будущим спокойствием, но и самою жизнью, при вызове из чужих краёв 134 мастеровых с их семействами, присланными для Камско-Ижевского оружейного завода и для фабрики железных и стальных изделий…» даруется ему годовой пенсион в 2500 рублей. Явный перебор.

1812 год. Отечественная война. На наш завод большие надежды, но полностью производство так и не удалось развернуть. Опытных кадров мало, да и дудинский корпус не достроен. 29 июля Фридрих Поппе отправил докладную с предложениями по более интенсивному обучению русских мастеров иностранными оружейниками: «Сие неоспоримо, что мы довели русских мастеров до такой степени, что они довольно порядочно знают своё дело». 26 августа Тульский завод начал эвакуацию в Ижевск, что должно было стать мощным импульсом. Но уже 7 сентября эвакуацию остановили. Ничего, справимся сами. Поппе будет лично отмечать в ежемесячных ведомостях поимённо, сколько ружей сделали иностранцы и русские.

В декабре 1815 года датчанин, «галантерейный мастер» Христиан Шиотц, работая совершенно бесплатно вместе с русскими мастеровыми, собрал в каморке под башней большие часы с курантами. Это самые первые и долгое время единственные уличные, «общественные» часы в нашем крае. Вместе с колонной и орлом на ней они стали ярким символом победы в Отечественной войне. Время работает на Россию!

***

По пути, проторённому Дерябиным, за весь дореволюционный период в Ижевск прибудет до двухсот иностранцев, так или иначе усиливших мощь державы. Не менее трёх десятков из них перейдут в российское подданство. Мы должны быть благодарны и тем, и другим – за науку, за их искусство.

Евгений Шумилов

28.08.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта