Журнал "Родина", Статьи

Камские абордажи атамана Гурьки

Предания и свидетельства о шайке разбойников, наводивших ужас на Сарапульский уезд в конце XVIII века

Пещеры разбойника Гурьки

В 1862 г. в газете «Вятские губернские ведомости» появилась заметка, в которой описывались пещеры, расположенные на юго-востоке губернии – в Сарапульском уезде, на берегу Камы. И пересказывалось предание о разбойнике Гурьке, шайка которого, по словам местных жителей, квартировала в этих пещерах.

В трёх верстах от села Чегандинского (Сарапульского уезда), вниз по течению Камы тянется цепь гор, обросших сверху кустарником и замечательных своим слоистым грунтом земли. В этих горах находятся две пещеры… В этих пещерах много проходов, которые расположены уступами, и ведут в небольшие комнатки.

Выделанные комнаты и разбросанные по земле угли и служат для простолюдинов фактом, что в этих пещерах, более полутораста лет тому назад, жил разбойник Гурька со своими товарищами. Этот разбойник, по мнению стариков, был колдун, знался с чертовщиной, одним только голосом своим он мог остановить судно на всём его ходу: судно трещало, кружилось, и не могло двинуться вперёд; разбойники в лодке подплывали к нему, осаждали, и если не было со стороны осаждённых послов с подарками к атаману, то цеплялись за судно с криком: «сарынь на кичьку», выгружали всё, что более им нравилось, и затем уже отпускали судно плыть своим путём-дорогою». По словам местного жителя, крестьяне в конце концов сожгли разбойников.

Шайки до двух десятков человек

Почти до середины XIX в. разбой на Руси был явлением заурядным. В старину разбойники действовали по рекам и разве только зимой подкарауливали купцов на больших дорогах. Местность по Каме от Елабуги до Сарапула славилась разбойниками. Разбойники атаковали купеческие суда и рыбацкие лодки, совершали набеги на дома поселян побогаче и священнослужителей. В тёплое время года разбойники обычно появлялись «с воды». Их шайки достигали двух десятков человек. Вооружены они были не только холодным, но и огнестрельным оружием, с которым лихо умели управляться. А на их лодках могли быть даже небольшие пушки. Против них выдвигались отряды правительственных войск. Борьба с разбойниками была нелёгкой ещё и потому, что местные жители помогали им (по знакомству или из страха) – кормили, укрывали, а нередко и сами к ним присоединялись.

«Все четыре человека згорели»

В Каракулинской волости Сарапульского уезда, у слияния Камы и Белой, неподалёку от Чеганды находилось село Колесниково – настоящая столица пиратов.

В мае 1789 г. в Колесникове была замечена очередная «разбойническая партия». Из Елабуги для ликвидации разбойников был направлен военный отряд. О том, что там произошло, Елабужский нижний земский суд доносил в Вятку:

«…Уже появившаяся в Каракулинской волости на реке Каме в числе пяти человек злодеиская партия правящим суда сего должность земского исправника дворянским заседателем Овсянниковым с воинскою четырёх человек командою сего маия 15-го числа Елабугской округи Каракулинской волости в селе Колесникове найдена, которая, будучи того села у крестьянина Михаила Носачева для грабежу имения в доме, чинила целые сутки с командою сражение, и между тем, вырвавшись, один разбоиник ис того дому бежал, а оставшиеся четыре человека, запершись в ызбе и нарубя на всех того дому стенах бойницы, производили беспрестанно из ружей ст р елбу картечами, причём и ранили тяшко ис команды двух салдат и десять человек понятых, а затем, видя злодеи оные, что им убежать и сокрыт ь ся уже никак не можно, то зажгли у крестьянина Носачева с умыслу или нечаянно дом и, не вышед из оного, все четыре человека згорели, о чём производится… на месте обследование…»

В августе там объявилась ещё одна «партия» из трёх человек. Поймав местного крестьянина, удившего рыбу, разбойники выдвинули ультиматум, потребовав «с Каракулинской волости для поминовения згоревших их братьев денег четыре ста рублёв, устращивая при том, есть ли де оных дано не будет, то в Каракулинской волосте обывателские домы все вызжены будут».

Итак, в мае 1789 г. посреди большого села случилось настоящее сражение: целые сутки грохотала пальба, были ранены двое солдат и десять крестьян. За этим последовала ужасная гибель разбойников в пожаре.

В третьем выпуске издания 1920-х гг., «Пермского краеведческого сборника», появилась статья журналиста и краеведа В.А. Весновского о камских разбойниках. Там среди прочих легендарных разбойников упомянут атаман Гурька, который, по утверждению автора, действовал на Каме в начале XIX в.: «Народная легенда говорит, что «Гурьку, даже царь не шевелил» и только «в случае войны брал к себе на службу». В этом суждении, очевидно, отразилось представление, что атаман происходил из солдат: среди разбойников и вправду бывало немало беглых солдат и рекрутов.

Весновский полагал, что гурьками в Сарапульском уезде могли называть всяких разбойников. Это предание Весновский приводил со ссылкой на книгу священника, литератора и краеведа Н.Н. Блинова. Однако у Блинова совсем иной вариант предания, а именно: «В селе Каракулине, передают, бывший там атаман Гурька с одиннадцатью казаками потребовал к себе в избу для веселья девиц. Не смея ослушаться, каракулинцы, исполнив требование, порешили избавиться от злодеев. Когда те перепились и женщины выбежали из избы, её обложили соломою, предварительно завалив выходы бревнами. Все злодеи сгорели». Блинов полагал, что этот Гурька – один из атаманов пугачёвского воинства (пугачёвцы заходили в эти прикамские земли), то есть относил событие, о котором сохранилась память в предании, к 1773-1774 гг.

Рождение легенды

Итак, в документе Елабужского нижнего земского суда от 1789 г., судя по всему, упомянуто то самое событие, которое стало основой предания о разбойничьей шайке атамана Гурьки, записанного В.Ф. Кудрявцевым на рубеже 1850-1860-х гг. (а различные его варианты распространялись и в XX в.).

Предание о сгоревших разбойниках – любопытный пример того, как фольклоризируется рассказ об историческом событии. Те места и вправду кишели разбойниками, четверо из которых погибли в пожаре. И в тех же местах и вправду были пещеры. В народной памяти всё это соединилось. Атаман же получил имя Гурька (то есть Гурий). Судя по архивным источникам, реальные разбойники были жестокими грабителями и садистами. Однако прикамские злодеи в писаниях историков и беллетристов могли обретать черты народных героев. И при каждом следующем пересказе, при очередной переработке легендарная история получала дополнительные подробности.

Владимир Коршунков, Исторический журнал «Родина»

Печатается в сокращении

27.08.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта