Статьи

Куда ведёт Эспланада?

От сквера Победы до «видовой площадки на косогоре»

Вся история любого города, весь его характер и смысл существования могут и должны раскрываться через архитектурные ансамбли. Для удмуртской столицы самым главным, наиболее выразительным и мощным ансамблем такого рода в последние полвека всё увереннее становится Эспланада. Правда, далеко не все понимают, что же ею считать, из чего она состоит, когда и благодаря кому зародилась.

Дудинское начало и советское продолжение

На рубеже 1808 и 1809 годов Семён Емельянович Дудин завершил создание самого первого генерального плана развития Ижевска. До этого у нас выполнялись только планы, фиксирующие застройку. В феврале Александр I утвердил генплан (23 чертежа и акварельная панорама). Самым эффектным элементом планировки Нагорной части стал широкий бульвар, ведущий от дома Дерябина к пруду. Роскошный дом, самый большой в Ижевске (его даже назовут «дворцом») Андрей Фёдорович выстроил по проекту Дудина северо-западнее нынешнего Михайловского собора к октябрю 1808 года за собственный счёт, затратив 6247 рублей. Он надеялся, что «горный город» Ижевск станет центром горнозаводского округа, а его начальнику положен по статусу дворец. Статус округа мы не получили, поскольку оказались переданы в военное ведомство, но бульвар – первый в Ижевске – успели закончить, а дом Дерябина будет отдан под квартиры чиновников.

Рядом с «дворцом», севернее его, Дудин и Дерябин намеревались воздвигнуть капитальный Арсенал, проект которого зодчий разрабатывал ещё в Италии. Но лет через десять из соображений безопасности строительство пришлось начать значительно дальше – восточнее, уберегая Арсенал и пороховой погреб от соседства с бурно растущими жилыми кварталами. Из тех же соображений территория к западу от Арсенала долгое время не будет застраиваться капитально. Вплоть до 1960-х годов здесь преобладали пустыри, заводские склады и вспомогательные службы.

Вот так постепенно и сформировался тот огромный территориальный резерв в самом центре города, на который не могли не упасть «жадные взоры» авторов генеральных планов столицы УАССР. Ей по статусу требовался величественный архитектурный центр, поэтому уже 22 июня 1936 года, ровно за пять лет до начала войны, Совнарком РСФСР одобрил идею Эспланады, идущей от Арсенала. 1 февраля 1938 года Совнарком УАССР утвердил генплан, где эта идея конкретизирована. Её автор, Д.И. Геймансон, ничего не знал о С.Е. Дудине, не видел его проектов и даже заявил, что Главный корпус завода никакой ценности не представляет, а оба собора надо снести. Такие уж были времена. Но градостроительная идея была красивая: семь террас спускаются к пруду от театра с шестиколонным портиком.

Осуществлению этого проекта помешала война, и лишь весной 1961 года началась расчистка будущей Эспланады от всяческого «старья». Больно, но ради столичности надо. На эспланаде отметятся многие ижевские архитекторы. Назову только тех, кто получил за неё Государственную премию УАССР: П.П. Берш, Д.Ф. Калабин, Н.И. Нелюбина, В.П. Орлов (1985 г.) Свои заслуги у ленинградских проектировщиков Л.И. Маковеева и Г.Е. Александрова.

Разноликие площади Эспланады

Эспланада – не почтовый адрес, а наименование крупного градостроительного ансамбля. Именно так, звучно и точно, называют свой центр пермяки. У нас к этому термину народ не привык, хотя ижевская Эспланада древнее и краше. Более или менее обособленные части нашего ансамбля могут иметь и уже имеют собственные названия, подчёркивающие их функцию.

Сквер Победы (бывшая Карлутская площадь), от которого начинается главная градостроительная ось Ижевска, стал камерным из-за довольно высоких зданий и разросшихся деревьев. В 1967 году здесь зажгли Вечный огонь – символ скорби по павшим в Великой Отечественной войне. Атмосферу сквера стало определять понятие «тихая печаль». Шум и смех здесь неуместны даже в День Победы.

Шумная Центральная площадь, следующая на этой оси, названа так в 1967 году по завершении Дома Советов (Верховного Совета, Совета министров и обкома партии). Сразу появится трибуна для руководства, а на северной грани площади – портреты членов политбюро. Через 22 года их уже не будут выставлять. Хорошо, что в 1983 году не успели (помешает перестройка) осуществить проект переноса сюда памятника Ленину от библиотеки его имени. Памятник поставили там в 1958 году временно, до окончания площади. Не воздвигли на ней и статуй каких-либо других вождей, хотя в 1952 году архитекторы рисовали эскизы монумента «Ленин указывает путь Сталину». Постепенно именно Эспланада аккумулирует всю общественную активность. В перестройку здесь уже загремят 20-тысячные митинги (18 февраля 1990 г.).

Переломным для Эспланады стал 1970 год. В феврале сдали первую из 14-этажных «брежневок», сменяющих «хрущёвки». 4 июня утвердили проект «центральной видовой площадки со сквером на косогоре» – это под монумент «Дружба народов». 22 декабря было решено отодвинуть отсюда к улице Кирова планируемое строительство Дворца пионеров.

Монумент и площадь завершили в 1972 году широтную градостроительную ось Ижевска. По контрасту со сквером Победы здесь совершенно другой образ. Площадь открыта, оптимистична. Она вся устремлена в будущее! Монумент посвящён 400-летию «присоединения Удмуртии к России». Бог с ней, древней историей. В изображениях нет никакой архаики. Нет Ивана Грозного, стрельцов, бояр и удмуртских жрецов. Кузнец, кующий оружие – он всегда кузнец. Солдат – не 1812 года, а Великой Отечественной войны, с ижевской винтовкой. На тыловой стороне монумента три образца стрелкового оружия периода войны, в том числе ижевских заводов. Это пистолет-пулемёт Шпагина, противотанковое ружьё и трёхлинейка (изобразить АК было нельзя по соображениям секретности). Две крестьянки, символизирующие Удмуртию и Россию, тоже отнюдь не архаичны. Такими селяне были и во время войны, когда вся республика так или иначе «пахала» на Ижевск, обеспечивая его всем необходимым.

Несмотря на недавнюю модернизацию, эта обширная и безымянная пока площадь выглядит пустовато. Но монумент, по замыслу народного художника УАССР Александра Бурганова и его коллег-соавторов, должен был включать две невысокие стелы, раскрывающие в мозаиках историю Удмуртии. Работу начинали мастерские Худфонда, но денег в 1972 году не хватило, а позже про завершение ансамбля забыли.

Маленький Дефанс по-шевкуновски

Есть в Париже дальний район Дефанс, яркий образец французского понимания зодчества. Там элегантность и гармония, монументальность, но и человечность. Пластичные по форме высотки чередуются с полуабстрактными скульптурами в качественных материалах. Это настоящая европейская эспланада, причём именно французская, выказывающая то, что Блок назвал «острый галльский ум». В Ижевске уже есть маленький «осколок» Дефанса – Национальный банк на Советской (1997 г.). Это первый у нас образец хай-тека и постмодернистской иронии: Ленин смотрится в зеркальце банка.

Банк талантливо спроектировал Владимир Шевкунов, а его сын Данил создаёт сейчас на Эспланаде, ниже улицы К. Маркса, нечто аналогичное по пластике, но более масштабное. Жилые комплексы Шевкунова придают новый, мощный ритм Эспланаде. Два года назад это был «Колизей», а сейчас рядом завершается «Республика». В двух башнях последнего присутствует удмуртский оттенок – не в лоб, а как тонкий намёк на кружевное плетение по нижней части этих 22-этажных зданий. Они расположены на едином стилобате, скруглены в форме «суперэллипса» и ритмизированы белой алюминиевой сеткой поверх меняющихся при разном освещении стеклянных фасадов. А почему «Колизей»? Напомню, Ижевск – родина уральского классицизма, и классические реминисценции для нас органичны. Здание крупное, но не громоздкое из-за особого характера перспективных сокращений и тонкой игры крупных членений фасада. Это «римская» аркада и наложенная выше неё светлая «гребёнка».

Поскольку требуется выдержать симметрию силуэта Эспланады при восприятии с пруда, то напротив шевкуновских башен предусмотрены ещё две. Долю асимметрии вносит памятник истории – фабрика Евдокимова, единственная полностью сохранившаяся из четырёх оружейных фабрик. Рано или поздно её придётся реконструировать для культурных целей.

Столице – столичность!

Мы – национальная столица, и наш главный архитектурный ансамбль должен отражать удмуртское своеобразие. Топорно такое не сделать. Помню, один крупный начальник периода перестройки предлагал национальную «изюминку» – возводить бетонные кеносы (удмуртские амбары, нередко прекрасные по архитектуре). Но замена «родного» материала – скользкий путь. Максимум возможного в данной ситуации – дизайн малых архитектурных форм с использованием удмуртского орнамента, а также введение какой-то особенной «зелёной архитектуры».

По счастью, у нас не успели водрузить среди островка берёз мифологических персонажей топорной работы деревенских умельцев, что мы видим во многих райцентрах. Зато, к сожалению, десять лет назад в создаваемый высокими профессионалами элегантный ансамбль столичного уровня всё же пролез кургузый «шедевр» самодеятельных авторов – уродец «Ижик».

Эспланада – это изменчивая, часто обновляемая и порой спорная «внутренняя начинка» (всякие там плитки, скамьи, фонари, фонтаны…) плюс внешний, постоянный архитектурный каркас, выражающий суть столицы, соответствующий её масштабу и ритму времени. Город должен развиваться. В XXI век нельзя входить с милыми избушками в тени кустов сирени. На окраине они могут быть прекрасны, но центру требуется другой масштаб.

Евгений Шумилов

13.08.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта