Интервью

Две войны Владимира Каманцева

Вратарь сборной России по следж-хоккею рассказал о войне, борьбе с зависимостью, спорте и настоящем счастье

Владимир Каманцев – следж-хоккеист, серебряный призёр Паралимпийских игр 2014 года в Сочи, многодетный отец. Но прежде чем всё это появилось в его жизни, он прошёл сложный путь.

Каманцева призвали в армию весной 1999 года, он попал в десант. Вскоре началась вторая чеченская кампания, и он вместе с товарищами отправился на войну. 20 февраля 2000 года стал переломным в жизни 20-летнего солдата. Разведгруппа попала в засаду около селения Шатой. В тяжёлом бою Владимир Каманцев получил контузию и два ранения: одна пуля перебила лучевую кость на руке, а вторая попала в бедро, пробив седалищный нерв. Одна война для Владимира закончилась, но началась другая. В течение полутора лет он «мотался» по госпиталям. В попытках сохранить ему ногу врачи провели около 20 операций, но её всё же пришлось ампутировать.

Отчаяние привело к употреблению алкоголя и наркотиков. Прошло около 10 лет, прежде чем пришло осознание – больше так жить нельзя. Друзья помогли Владимиру Каманцеву попасть в один из реабилитационных центров Санкт-Петербурга, где ему удалось справиться с зависимостью. В 2011 году он вернулся в Ижевск, где по совету товарищей занялся следж-хоккеем.

«Мужчина всегда должен оставаться мужчиной»

– Какими качествами должен обладать настоящий десантник?

– В первую очередь, нужно уметь держать ответ за свои слова – если что-то пообещал, то должен сделать. И делать должен немножко больше, чем остальные люди: в два раза больше подтянуться, в два раза больше отжаться, в два раза быстрее вставать – всё делать быстро, качественно. Любить свою Родину, а Родина – это наши родные, близкие, все, кто находится рядом. Стараться своей жизнью показать, что мужчина всегда должен оставаться мужчиной, в любой ситуации.

– Выхотели попасть в ВДВ, стать десантником?

– Да, хотел. Мой школьный друг, одноклассник, после училища попал в воздушно-десантные войска, служил в разведроте, и я хотел пойти по его стопам. К тому же я считал, что годы службы должны пройти с пользой, не хотел отсиживаться в штабе. Но в ВДВ меня взяли не сразу.

В мае 1999 года мне пришла повестка из военкомата. Прошёл медосмотр, проверили все документы. Сначала меня хотели отправить служить поближе к дому, потому что мама оставалась одна, и распределили в войска связи под Сарапул. Но я не согласился туда идти, мне не хотелось сидеть два года на одном месте. Поэтому попросился в десант. Сдал на отлично все тесты, и меня взяли. Нашу группу, 25 человек, отправили в город Камышин Волгоградской области. Так я оказался в 56-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригаде.

«Это был лишь один из этапов моей жизни»

Как вы оказались на войне в Чечне?

– Началась служба. Мы почти всё время были на учениях. И вот в конце июля – начале августа приехали в часть. Стало известно, что банда боевиков вошла в Республику Дагестан. Пришёл приказ – ввести во всех частях Северо-Кавказского округа боевое положение. Наша часть отреагировала одной из первых – ребята, которые были старше по призыву, начали уходить на войну, а мы дальше продолжали своё обучение. Я на тот момент в армии находился всего четыре месяца.

Потом пришло время менять ребят, у которых заканчивалась служба. И в ноябре 1999 года поехали мы. Нас собрали в штабе, около 200 человек, начальник штаба сказал: «Ребята, пацанов надо менять. Заставлять никого не могу. Кто едет со мной в Чечню – шаг вперёд». Все вышли, ни один не остался.

Вы помните тот роковой день, когда получили ранения?

– Тот день помню, как сейчас – всё до мельчайших подробностей. Но с высоты прожитых лет я не считаю его роковым. Это был лишь один из этапов моей жизни. Я видел и раненых, и убитых ребят, и мне казалось, что со мной это не случится, а тут бах – и случилось. И вот сейчас я смотрю на это и понимаю, что мне ещё повезло – я стою практически на своих ногах, руки, голова – всё на месте. Слава бойцам, которые вытащили из-под пуль меня и ещё одного офицера, оправдав наш девиз – «Десантники своих не бросают».

Другая война

Как быстро удалось начать новую жизнь после войны?

– Новую жизнь удалось начать, не поверите, только через 10 лет. Травмы были нелёгкие – контузия и два ранения (в руку и тяжёлое ранение в ногу). Я полтора года «мотался» по госпиталям.

Затем в моей жизни появился алкоголь – пили мы сильно, страшно, каждый день. Потом пришли наркотики – тоже сильно и страшно, с остервенением, на самоуничтожение. С переменным успехом я то бросал, то опять начинал. У меня было много передозировок, несколько раз висел на волоске от смерти, даже после войны. Полгода войны и 10 лет войны с самим собой – две войны, можно сказать.


Десантник должен уметь держать ответ за свои слова – если что-то пообещал, то должен сделать. И делать должен немножко больше, чем остальные люди: в два раза больше подтянуться, в два раза больше отжаться, в два раза быстрее вставать.


Кто вам помог выбраться из этого?

– В первую очередь, мне помог Бог – через людей, через ситуации. Я уже был практически на дне жизни, стал антигероем, когда ко мне приехал товарищ, который прошёл реабилитацию и избавился от наркотической зависимости. Чтобы с ним встретиться, я надел последние чистые штаны – старался держать лицо, а у меня уже 17 зубов не хватало. Конечно, он видел, что у меня серьёзные проблемы, и предложил поехать на реабилитацию. Я решился на это только через год, когда мне уже стало «тесно» жить. Уехал в Санкт-Петербург и около года жил в монастыре. Покаялся, признал свою греховную жизнь, попросил Господа, чтобы он мне указал путь в новую жизнь.

В это же время ребята-афганцы, конкретно Наиль Зиятдинов, договорились, чтобы мне провели операцию в военной хирургии Санкт-Петербурга. Тогда у меня ещё была нога, но поскольку пуля перебила седалищный нерв, ниже колена я ничего не чувствовал. Мне ампутировали пальцы и начали удалять стопу. Меня долго уговаривали сохранить остаток ноги, но я принял решение, что её нужно ампутировать.

Через год вернулся домой с целью оформить инвалидность и получить протез. Затем я хотел вернуться в Санкт-Петербург, чтобы служить в монастыре, но обстоятельства сложились по-другому.

Второе дыхание

Когда в вашей жизни появился следж-хоккей?

– После того, как приехал в Ижевск из Питера, Наиль Зиятдинов рассказал мне про местную следж-хоккейную команду и предложил попробовать позаниматься с ребятами. Так, в 2011 году я пришёл в команду. Сначала катался «в поле», потом мне предложили встать на ворота. Я сначала не хотел, думал: как это так я буду на воротах стоять, когда все там бьются. Но наш капитан мне сказал: «Слушай, Вова, у тебя серьёзная задача, как ты начнёшь работу, так команда и будет играть». И всё, потихоньку я втянулся. Меня пригласили в сборную – сначала в резерв, потом в основной состав. Так плавно вышли на Паралимпиаду в Сочи в 2014 году, где взяли «серебро», стали вице-чемпионами. Проиграли только американцам.

Две войны Владимира Каманцева
Фото: wikimedia.org

Какие эмоции тогда испытали?

– Эмоции – это вообще страшная штука. Они опустошают, выжигают человека, поэтому мы очень боялись и переживали, что нас не хватит до конца. Потому что после каждой игры эмоции захлёстывали, а когда мы выиграли у американцев в своей группе, впервые за всю историю, вы представляете, какой там был адреналин! Возможно, этот момент как-то сказался на нашем результате, не хватило концентрации. Это была большая ответственность и огромное психологическое давление. Эмоции незабываемые, я так больше не «прохватывал» нигде.

Чем планируете заниматься после следж-хоккея?

– Уже сейчас я сотрудничаю с детской следж-хоккейной лигой. Один-два раза в год езжу по городам, где проходят сборы, и провожу занятия с детьми – тренирую вратарей, передаю им свои умения, навыки и мастерство. Рассказываю о каких-то своих хитростях. Когда была самоизоляция из-за коронавируса, мы проводили онлайн-зарядки. Ребятам нравится, и мне нравится с ними работать, поэтому это одно из направлений, в котором я вижу себя в будущем.

Ещё в этом году я заканчиваю магистратуру в ИжГТУ по направлению «физическая культура и спорт». Возможно, в дальнейшем буду преподавать.

Расскажите про свою семью?

– У меня большая и дружная семья. Мы с женой воспитываем трёх парней: 11 лет, 4 года и 6 месяцев. Старший, Лёшка, занимается боксом и английским. Средний, Мирон, ходит на хоккей и гимнастику. Мишка пока всё время проводит с мамой.

Стараемся как можно чаще быть вместе. Старшего сына, если есть возможность, беру с собой на сборы. Здесь он с нами тренируется, видит, что ребята даже без ног занимаются – это его мотивирует. Мне очень нравится, что наши ребята являются для многих примером.

Вы счастливый человек?

– Да, я счастливый человек. Самое главное моё счастье, что я обрёл Бога в своей жизни. Второй момент – это моя семья. Третий – это возможность послужить людям, для меня это важно. Я уже нашёл свой путь и теперь могу помочь другим встать на свой. И, конечно, здорово, что есть хоккей, которым я занимаюсь уже почти 10 лет. Это кайф. Во всём этом заключается моё счастье.

13.08.2020

Автор материала:

Диана Алексеева

Диана Алексеева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта