Статьи

Энвиль, который поставил Ижевску прививку свободы

В XXI веке в Ижевске не было более яркого, провоцирующего, в чём-то авантюрного, безусловно заметного, присутствующего, кажется, во всех областях общественной жизни, и эффективного менеджера культуры в самом широком смысле этого слова, чем Энвиль Касимов.

На несколько жизней хватит

За неполных 60 лет он успел очень много. В день его смерти ленты соцсетей были заполнены словами любви, сожаления, нежелания верить в его уход (ну вдруг всё же розыгрыш, как несколько лет назад – публичное обещание сменить пол?). Делал выставки – персональные и коллективные, придумывал и проводил фестивали, писал и издавал книги (стихи и короткую ироничную прозу), привозил в Ижевск классных художников и поэтов (в начале года это был мастер короткого стиха Герман Лукомников), руководил старейшей республиканской газетой (и прививал консервативной в чём-то редакции чувство внутренней свободы, смелости, куража), участвовал в обсуждениях Общественной палаты Удмуртской Республики, входил в «Генеральский клуб» и клуб любителей сигар, выращивал свой «Арт-лес» (арт-заповедник, где среди берёз стоят предметы современного искусства, от которых порой захватывает дух). Всего этого хватило бы на нескольких человек – он успевал всё один.

Ему было бесконечно интересно жить – и жить на всю катушку, интересно, со вкусом, с почти детским любопытством. Ему были интересны явления и люди. Каждое интервью с гостем «Удмуртской правды» в придуманном им проекте «Планёрка» (он добровольно уступал кресло главреда очередному собеседнику, побуждая того почувствовать собственную значимость) он начинал с вопроса «Кто вы?». Сам он отвечал на этот вопрос «В первую очередь я – художник. В самом широком смысле. То есть творец на земле, создающий свой собственный мир, по своему замыслу». Так он и жил.

Он в самом деле был настоящим художником. Окончил знаменитую «суриковку», институт искусств им. Сурикова, но стал не «академистом», а одним из лидеров андеграунда в Удмуртии. Был сооснователем арт-объединений «Танатос» и «Лодка», одним из тех, благодаря кому в 1988 году в Ижевске состоялась первая выставка нонконформистского искусства «Да!». Его картины и арт-объекты выставлялись в Москве, Петербурге, Перми, Ижевске и ещё десятках точек на карте мира. Сегодня его работы – в коллекциях музея современного искусства «Эрарта» (СПб), «ПЕРММ» (Пермь), УРМИИ (Ижевск), в частных коллекциях в России и за рубежом. Он хотел преобразить Ижевск – и делал это. При его деятельной поддержке проходили многочисленные фестивали стрит-арта, выставочные проекты, он придумал и сделал фестиваль «Теория относительности», арт-ассамблею «Ижевский Арсенал. Всё из дерева», ввёл в культурное поле термин «почётный удмурт» и одноимённое звание (его обладателями стали Юрий Гагарин, Джон Леннон, Альберт Эйнштейн, Казимир Малевич, Эмир Кустурица и многие другие). Мечтал о появлении в Ижевске большого музея современного искусства и о новом, достойном здании для «классического» музея изобразительных искусств.

Как Ижевск изменился

Все эти годы Касимов культивировал эту среду, выращивая единомышленников по свободомыслию, по раздвижению привычных рамок – провоцировал обывателей и вдохновлял всех, в ком был огонь творчества. То, что он делал, влияло и на художников (в первую очередь, молодых), и на аудиторию. Сегодня несколько тысяч человек, живущих в Ижевске (а также за его пределами) можно называть его вольными и невольными учениками и, без сомнения, последователями.

Год назад мы говорили с Касимовым об этом в его ставшим легендой красном кабинете на Пастухова, 13. Пришло время опубликовать в «УП» то интервью.

Энвиль Касимов: В конце 80-х мы, молодые художники, поняли: запреты больше не работают. Мы знали, что мы – часть нового общества, более свободного, готового попробовать жить не так, как при «совке». Этот драйв, эта вибрация энергии внутри нас передавалась вовне – российские художники стали интересны внешнему миру, мы начали продавать наши работы на Запад, выставлялись. Мой друг, художник Сергей Орлов, тогда вернулся в Ижевск и начал преподавать, я закончил четвёртый курс Суриковского художественного института и тоже был уверен, что после учебы вернусь в Ижевск. И творческая энергия из нас просто пёрла. Я помню, как мы приехали в деревню Большая Уча на заработки, и за месяц зафигачили авторскую живопись на двух этажах местной школы и ещё в каких-то хозяйственных постройках (там не было ничего провокационного, но это был и не безликий кондовый соцзаказ). И нам было радостно от мысли, что молодые ребята, школьники, будут учиться в художественной атмосфере. И заказчики искусства тогда тоже оценивали художников высоко. При средней зарплате инженера 120 рублей нам заплатили по 2-3 тысячи, огромные деньжищи по тем временам. Там же, кстати, мы начали погружаться в мир традиционной удмуртской культуры – ходили на воршудные места, слушали местные мифы и легенды, потом мы начали работать с этой темой более глубоко.

После этого в 1988 году в Ижевске мы сделали выставку авангардного искусства «ДА!». Чтобы организовать её, скинулись по полторы тысячи рублей. Нам хотелось предъявить себя городу, заявить о том, что мы – пришли. Выставка состоялась в Театре оперы и балета УР. Нам очень помогли художник Валентин Белых, который был главным художником этого театра, и бывшая тогда министром культуры Анетта Петровна Сидорова. Работы на выставке были провокационными даже по нынешним временам («Гроб из Афганистана», портрет Горбачёва с чёрной гудроновой метлой на лице). Александр Юминов и Михаил Аникаев (потом ставшие идеологами Ижевской электронной волны) сняли своё первое откровенное видео на камеру, которую мой родственник привёз из Франции.

В выставке приняли участие более ста художников. Но самое главное, на выставке было очень много зрителей: по количеству проданных на выставку билетов мы точно знаем, что выставку «ДА!» посмотрели более 10 тысяч человек. Люди валом валили! Это значит, что художники выразили именно те вопросы, тревоги, болевые точки, которые были у народа. После этого Ижевск изменился.

Современные урбанисты говорят, что в городе возможны преобразования, если их поддерживают 4-5 тысяч людей – этого активного ядра горожан достаточно. А у нас было 10 тысяч горожан, которые открыли для себя современное искусство, а вместе с ним новый образ мышления, отношения к тем или иным ценностям. Более 10 тысяч человек получили эту прививку свободы. Причём среди них было очень много студентов, да вообще молодых людей – эта выставка повлияла на всё их дальнейшее мировоззрение. Благодаря выставке интеллектуалы, творческие, действующие люди Ижевска нашли друг друга, сплотились. После этого они начали организовывать дискуссионные клубы, где обсуждались и насущные проблемы города, и даже философские вопросы. Сформировался новый культурный слой Ижевска и республики.

Преображение себя

Тридцать лет назад Касимов и Орлов входили в арт-группу «Танатос», радикально исследовали тему смерти – одну из ключевых в мировом искусстве, поскольку таинство смерти, перетекание жизни в смерть одновременно пугало, завораживало и интриговало человечество с древнейших времён. Опыт переживания смерти как одного из состояний жизни занимает важное место в традиционных верованиях многих народов (в том числе удмуртов), в духовных и шаманских практиках. Сначала «Танатос» открыл в Ижевске филиал могилы Малевича – знакового для современных концептуалистов художника. Затем провели на ней перформанс с поджиганием человека – московский художник Михаил Рошняк в пылающей одежде выполз из могилы и пополз по картофельному полю – вглубь, к горизонту.

Энвиль Касимов: Настоящие художники всегда занимаются исследованием чего-то иного. Это верно и в отношении иконописца, написавшего Владимирскую Богоматерь, и Андрея Рублёва с его «Троицей», и Леонардо да Винчи, и Казимира Малевича.

Конечно, в молодости мы были эпатажны: эпатаж – это способ исследования мира. На взгляд со стороны, мы с Орловым сейчас гораздо более спокойны, практически буржуазны. Орлов даже провёл выставку в автосалоне премиум-класса, я много лет занимался политикой, сейчас возглавляю республиканскую общественно-политическую газету. Но для самого себя я сейчас более радикален, чем в молодости. Тогда я ходил бритый налысо, в чёрной одежде и кирзовых сапогах, в этом был внешний радикализм. Сейчас я больше думаю о смысле жизни, о том, что такое космос, Вселенная, жизнь и смерть – это более смелые для человеческого разума вещи.

Преображение среды

Энвиль Касимов: В Ижевске сложилась уникальная ситуация. Мы научили власть не отрицать, а принимать современное искусство с его провокационностью, революционностью, острыми темами. Научили не мешать художникам. Это дало поразительный результат. В Ижевске сложилось уникальное взаимодействие современных художников и Русской православной церкви. Митрополит Ижевский и Удмуртский Викторин лично благословляет резчиков по льду, и они делают скульптуры фестиваля Ледовых ангелов и архангелов не только рядом с храмом, но и у родника имени Дмитрия Пригова (московский поэт и художник, один из основоположников современного концептуального искусства. – Прим.авт.) Это фантастическая история для любого другого города, а здесь это – жизнь.

Несмотря на то, что в городе пока нет музея современного искусства (и вообще выставочных площадок явно недостаточно при таком количестве постоянно что-то создающих художников), у нас очень насыщенная среда и много зрителей. Каждое событие привлекает большую аудиторию, в том числе молодёжную. Когда в 2011 году знаменитый галерист Марат Гельман увидел, сколько людей приходит на открытие выставок современного искусства в Ижевске, он был потрясён: такого интереса к актуальному творческому процессу он не видел ни в Москве, ни в Европе. В Ижевске – благодатная среда для искусства и для преобразования города средствами искусства.

Мы с Орловым считаем, что заниматься молодыми художниками – принципиально. За последние годы мы с ним сделали ряд значительных выставок с молодыми авторами: было важно показать их городу и самим им дать почувствовать вкус признания. Денег мы на этих проектах не зарабатываем. Напротив, ищем и находим деньги на их реализацию. И это оправданно, потому что именно художники становятся новым лицом города, именно арт-среда делает Ижевск притягательным для внешнего мира. Живое искусство, выросшее на железе и бетоне заводов.

Культурная политика в действии

Касимов и Орлов – инициаторы и организаторы большей части арт-фестивалей Ижевска последних 15 лет. По сути то, что они делают – это и есть настоящая культурная политика и формирование благоприятной городской среды, о которой постоянно говорится на официальных мероприятиях.

Энвиль Касимов: Город – это в первую очередь не общественный транспорт, не дороги. Город – это музеи, выставочные и концертные залы. Ижевск расцветёт, только если здесь станет больше культуры. Людям станет здесь так интересно, что не надо будет никуда уезжать.

В 2011 году мы хотели преобразить город с помощью стрит-арта. Расписывать набережную и центр Ижевска нам не позволили, тогда мы сделали фестиваль в микрорайоне Старки. Это была депрессивная территория, где сама среда была деструктивна: дома обветшавшие, благоустройства – ноль, типичная детская забава на улицах – драка. Мы привлекли подростков к фестивалю, позволили им где-то помогать художникам, где-то просто наблюдать. Жители Старков, в том числе юные, поняли, что это происходит для них. Я был там недавно: исчезли работы только на тех фасадах, которые были отремонтированы за эти годы. Все остальные – целы! Не загажены, не завандалены. Люди восприняли эти фрески на штукатурке фасадов как их собственную галерею под открытым небом и сберегли её!

Второй фестиваль стрит-арта мы провели уже в районе улицы Авангардной (фактическими руководителями там уже были Лена Касимова и Дмитрий Черемных). И там работы до сих пор живы! Ставший знаменитым Страус, Девочка с косичками…

В 2018 году художники вышли на набережную и в городские дворы. Началось активное публичное обсуждение того, какой должна быть городская среда. Теперь молодые художники работают в городских пространствах, как будто это что-то само собой разумеющееся.

В 2018 году Касимов инициировал выставку «ДАР», которая принципиально переломила ситуацию во взаимоотношениях Удмуртского республиканского музея изобразительных искусств и художников. В советские годы музеи получали финансирование на покупку произведений искусства в свои фонды. В новейшем времени эта практика кончились, музеям не на что пополнять фонды. В итоге в Удмуртском республиканском музее изобразительных искусств, где собрана неплохая коллекция искусства XVIII-XX вв., совсем не было собственной коллекции искусства XXI века. Касимов и Орлов привлекли к проекту наиболее интересных художников республики и оговорили условие: представленные на выставке «ДАР» работы безвозмездно переходят в собственность музея. В результате в УРМИИ сформировалась впечатляющая основа для дальнейшей коллекции современного искусства.

Энвиль Касимов говорит с Александром Бречаловым
о влиянии современного искусства на развитие общества

Энвиль Касимов: Рад, что мы это сделали. Время от времени что-то подобное я слышал от других художников, но придумать каждый может, главное – сделать. Не можешь сделать в одиночку, надо искать единомышленников, которые помогут – среди коллег (художников или журналистов, если мы говорим о газетных проектах), в бизнесе, во власти. Остаются не слова, а дела.

P.S. У творческих работ и общественных проектов Энвиля Касимова противников, возможно, почти столько же, сколько сторонников, но величина его фигуры очевидна для всех. Его присутствие в истории и мифологии Ижевска теперь навсегда.


Проекты Энвиля Касимова

Премия «Почётный удмурт»

появилась в начале двухтысячных и сначала воспринималась самими авторами, Энвилем Касимовым и Сергеем Орловым, как некая культурная провокация. В основу мифологии премии легла удмуртская традиция устраивать «кенотаф», символическую могилу похороненного на чужбине родственника. Художники объявили, что все самые значительные события в истории человечества происходили с участием удмуртов. Таким образом заявлялось, что Удмуртия чувствует свою причастность к мировой истории, осознаёт себя не культурной, научной и социальной периферией, а важной частью глобального мира. В итоге премия стала символизировать гордость за родную землю, высказанную языком современным, немного ироничным, но оттого не менее искренним.

Энвиль Касимов и «Почётный
удмурт» Артемий Троицкий с нагрудным знаком,
подтверждающим звание.

При этом каждое присуждение премии – не случайно. Авторы премии «Почётный удмурт» обнаруживают те или иные переклички между судьбой героя, получающего премию, и историей Удмуртии. Так, Казимир Малевич был награждён премией «Почётный удмурт» за то, что его творчество в значительной степени повлияло на сознание удмуртских художников, положив начало развитию авангардного искусства в республике. Альберт Эйнштейн и открытая им теория относительности определили развитие науки и общественной мысли во второй половине ХХ века – и, возможно, его работа не была бы завершена без влияния Маргариты Воронцовой-Конёнковой, уроженки Сарапула. Сегодня в числе «Почётных удмуртов» – Казимир Малевич, Юрий Гагарин, Сергей Курёхин, Альберт Эйнштейн, Стив Джобс, Джон Леннон, Дмитрий Пригов, Эмир Кустурица, Марат Гельман, Агния Барто.

«Письма, летящие сквозь времена»

В течение нескольких лет Энвиль Касимов отправлял рукописные, написанные чернильным пером письма по реальным адресам людям из разных эпох, повлиявших на его мировоззрение и мироощущение – Альберту Эйнштейну, Чарли Чаплину, Пабло Пикассо, Харменсу ван Рейну Рембрандту, Казимиру Малевичу, Юрию Гагарину, Карлу Марксу, Мао Дзэдуну, Марлен Дитрих, Мэрилин Монро… Главной идеей проекта стала мысль, что наши герои живы, пока мы помним о них и обращаемся к ним как к живым. К «друзьям по переписке» художник обращается с мягкой, часто иронической интонацией старого друга. Просит Эрнестушку Че Гевару бросить затею с революцией в Боливии и приехать в гости в Удмуртию, потому что под сигару кумышка ничуть не хуже рома. Винсента Ван Гога убеждает не отрезать себе больше никаких частей тела. Владимира Маяковского предостерегает держать под рукой огнестрельное оружие: не дай Бог, может случиться беда, и страна потеряет великого поэта. А Альберту Германовичу Эйнштейну передаёт тёплый привет от его давней любви, сарапульской красавицы и агента НКВД Маргариты Конёнковой. Всего письма были написаны 36 адресатам, из них 30 вернулись в Ижевск – покрытые почтовыми штампами из десятков стран мира. В 2011 году письма и конверты писем стали основой персональной выставки.

«ПротоБарби»

В течение многих лет Энвиль Касимов создавал серию работ «ПротоБарби» – критическое осмысление ценностей массовой культуры, где внешние атрибуты красоты (тонкая талия, длинные ноги, да и вообще «модельная» внешность) становятся более значимы, чем интеллект, гуманизм, внутренняя свобода. Забальзамированные куриные головы и черепа крупных животных (чаще всего – коров) художник соединял с телами кукол Барби и манекенами, создавая легко прочитываемые метафоры, при этом его «цыпочки» и «тёлочки», скорее, пугают, чем притягивают. Второй слой смыслов проекта – диалог современного искусства с древней культурой. Антропоморфные тела и птичьи или звериные головы «ПротоБарби» Касимова напоминают об искусстве Древнего Египта, где именно в таком виде изображались боги. Это развёртывание смыслов даёт простор для интерпретаций, что вообще свойственно современному искусству.

ПротоБарби и художница из Эстонии, открывшая для
себя Удмуртию в 2019 году благодаря Касимову. Фото Сергея Рогозина

«Будмурт»

В 2018 году в УРМИИ был представлен совместный проект Энвиля Касимова и Сергея Орлова «Будмурт», переосмысляющий тему духовного поиска и развитие личности и создающий несколько пластов восприятия. На поверхности лежит слияние имени Будды и удмуртского слова «мурт», которое значит и «человек», и вообще «сущее создание». Будмурт в таком случае оказывается «гармоничным существом». Есть и ещё одна смысловая игра, БУДмурт оказывается человеком БУДущего. А если смыслы сложить, то окажется, что будмурт – это следующая ступень развития человека.  Выставка представляла собой инсталляцию, в которую вошли вырезанные из фанеры полутораметровой ширины и высоты силуэты сидящего в позе Будды человека. Фигуры покрыты природными и искусственными материалами и расписаны знаками и орнаментами.

Сергей Орлов, Энвиль Касимов и Будмурт

Выставка «Интервенция #лук»

В 2019 году в УРМИИ, а затем в пермском музее современного искусства PERMM состоялась выставка Энвиля Касимова «Интервенция #лук». Основным сюжетом серии, которую художник создавал в течение 2018 года, стал обычный репчатый лук – он пробивается через камень, проявляется на рыбьей чешуе или оказывается увековеченным в золоте. Совмещая символику материала, изображения и места, художник визуализирует трансформацию смыслов и предлагает зрителю переосмыслить значение обыденных вещей в нашей жизни. Кроме того, играя со смыслами слов «лук» и «look» (образ), Энвиль Касимов создаёт дополнительный акцент на значимости создаваемого образа и всего «внешнего» в нашей жизни. Но в этом есть и ирония – символизм и внутреннее содержание остается для автора более важным. К этим картинам и арт-объектам можно относиться как к ребусам: серийность и повторение одних и тех же сюжетов, вариативность техник придают «простому» сюжету новый смысл.

Выставка
«Интервенция #лук». Фото Сергея Рогозина

30.07.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта