Статьи

Тайна«склепа № 2»

Доблестные заводские генералы и их разорённые могилы

Большинство тайн старого Ижевска – из хтонического мира. Это всё то, что связано с подземельями и подводными глубинами, подвалами и пещерами, разрушенными могилами и склепами. Оттуда и всякие фольклорные страшилки. Даже наша «заглавная» река Иж, по мнению иных учёных, названа якобы в честь «подземно-подводного ящера-быка Ош». Выходит, мы языческий Крокодильск?

Археологи поневоле

Октябрь 1983 года. В ходе реконструкции кинотеатра «Колосс» и прокладки коммуникаций для детского кафе «Колосок», что должно открыться в бывшей мертвецкой под алтарём бывшего собора, рабочие наткнулись на два склепа. В одном, дальнем и оставшемся неизвестным мне по номеру, – останки священника конца XIX века, а в другом, более старом склепе (как я утверждаю под историческим «№ 2»), – кого-то в мундире. Одной из первых версий было: это С.Е. Дудин! Всё самое ценное из склепов сами землекопы и набежавшие «любители старины» быстро разграбили. О перезахоронении останков не возникало и речи. Про охранную зону исторического памятника и согласование на право вести здесь земляные работы у нас и слыхом не слыхивали. Когда ведущий археолог краеведческого музея Таисия Ивановна Останина примчалась на место самовольных «раскопок», ей всё-таки удалось спасти хотя бы некоторые артефакты. Они сейчас в коллекции Национального музея УР.

Апрель 2020 года. На субботнике по благоустройству сотрудники предприятия «Электротех» не поленились облагородить соседний заросший ров, попутно расчистив от мусора массивный (центнера два) обломок гранитного креста. Он православный, но конфигурация его необычна, а редкий у нас материал свидетельствуют о высоком статусе персонажа. Судя по всему, советские безбожники притащили крест в конце 1920-х годов, чтобы укрепить берег водоотводного канала у старого ложевого цеха. Ничего не утверждаю, но не исключено, что находка связана с теми склепами и соборным кладбищем, ближайшим к месту находки. Информацию об умершем можно получить, только вытащив все обломки из рва и расчистив их. Кто займётся?

Второй «склеп» (по-польски, «торговая лавка»), ближайший к алтарному выступу, представлял собой полуподземное кирпичное сооружение высотой более полутора метров. Мог ли крест увенчивать его? Вполне. Но нет ни одной дореволюционной фотографии кладбища у Александро-Невского собора. Оно самое престижное из пяти дореволюционных кладбищ, а формировалось ещё с 1779 года, когда сюда была перенесена из Зареки деревянная Пророко-Ильинская церковь.

Бронзовая ручка гроба из склепа

За собором на этом месте в историческом центре Ижевска позже будет закреплено 1849 кв. саженей, включая 185 кв. саженей самого здания. Но в 1922 году большевики отдадут всё это раскольникам-обновленцам. Вот акт ревизии: «На крыше собора выросло несколько берёз. В ограде постоянно пасётся скот, ломая могильные памятники». Чугунная ограда вскоре будет сдана в металлолом по 1450 рублей за тонну. Можно сказать, обновленцы легко «сдали» великолепный некогда собор безбожной власти на поругание.

Подагра – ключ к разгадке

Исходные данные были таковы: военный лет пятидесяти в мундире середины XIX века. Важные особые приметы сообщили специалисты московской лаборатории пластической реконструкции, созданной историком и скульптором М.М. Герасимовым. Изучив доставленный череп, они не только нарисовали по нему портрет героя, но и вынесли неожиданный вердикт о причине его смерти: сифилис.

Да, эта «любострастная болезнь» часто фиксировалась в диагнозах ижевцев, но только у простонародья. Тем не менее, по исходным данным пришлось искать какого-либо подходящего умершего прихожанина собора. И вот, наконец, открытие: запись от 18 августа 1859 года: «Отставной генерал-майор Пётр Ермолаевич Грен». Местом его упокоения назван склеп № 2 у собора, а причиной смерти подагра – «аристократическая» болезнь. Это он! Секрет в том, что её внешние признаки совпадают с сифилисом. Подагру называли болезнью королей и принцев. Она стала, например, наследственным несчастьем герцогов Тосканских Медичи. Злую подагру обычно изображали в виде дракончика, вгрызающегося в кости жертвы.

Пётр Ермолаевич Грен

Он родился в Петербургской губернии в 1799 году в семье майора артиллерийского батальона. Готовясь принять первый офицерский чин, приехал в конце 1816 года к отцу в статусе юнкера. Отец в 1810 году начал служить инспектором Ижевского оружейного завода, контролируя его гражданского начальника.

Замечательно, что сын сразу принял участие в культурном начинании ижевцев. В воскресенье на Рождество они поставили «Недоросля» Дениса Фонвизина. Пётр сыграл дьячка Кутейкина, никчёмного учителя словесности у Митрофанушки. А вот герой Отечественной войны «Александр Андреевич Александров» (Надежда Дурова), заехав из Сарапула в гости к Ермолаю Грену, другу своего отца, выбрал роль государственного чиновника Правдина, смело разоблачающего зверства госпожи Простаковой. В комической же опере «Мельник», что ижевская труппа ставила в предыдущий выходной, он (она) участвовать отказался.

Реконструкция облика П.Е. Грена по его черепу. Иллюстрация Т.И. Останиной

Все эти представления устраивались, я думаю, в большом деревянном доме Гренов, что высился на углу улицы Базарной и переулка Горшечного. Эта дворянская усадьба была полноценным, то есть родовым, а не казённым генеральским домом.

7 января 1823 года в новой Пророко-Ильинской церкви, обустроенной С.Е. Дудиным в первом, двухэтажном доме Захария Лятушевича, «состоящий при отце для различных поручений прапорщик 5-го артиллерийского резервного кавалерийского корпуса» Пётр Грен обвенчался с 19-летней дочерью коллежского советника Любовью Александровной Жуковой. За невестой после смерти её отца числилось 359 крепостных душ в двух деревнях на Волге, ниже Казани. Появятся дочери Зинаида (1823-?) и Вера (1824-?), позже «казанские помещицы». Молодой отец их вскоре стал подпоручиком лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады, адъютантом инспектора всех оружейных заводов генерал-лейтенанта Е.Е. Штадена. В 1827 году тот отправил его, уже набравшегося опыта, в Ижевск «для указания мастеровым действия работ по формам на выбивку оружейных вещей».

С 8 августа 1835 года капитан Грен «смотритель завода по искусственной части» (что-то вроде главного инженера), а со следующего года – полковник, помощник командира завода А.И. Нератова. Грену часто приходилось замещать, иногда и на полгода, этого боевого генерал-лейтенанта. С осени 1844 года он уже и сам командир, а с 25 июня 1845 года – генерал-майор. Его удостоят четырёх орденов, но страдая от грызущего его «дракончика», Грен окажется вынужден уволиться «с пенсией и мундиром».

Вот лишь некоторые из деяний П.Е. Грена. Осенью 1835 года он уговорил мастеровых на ежегодные сборы для «общественного хлебного капитала» ради «ограждения на случай неурожая». Тогда же в рапорте великому князю Михаилу Павловичу озаботился «ослаблением сил кричных мастеров и подмастерьев», а через пять лет будет добиваться поощрений для «общества оружейников».

Опытный производственник не забывал и о духовной жизни подчинённых. Для многих ижевских Петровых неславянского происхождения Пётр Грен стал крёстным отцом. Соответственно при крещении в Александро-Невском соборе они получали фамилию, образованную от его имени. Лютеранская, скандинавская фамилия здесь не годилась. Например, иудеи Шлёма Гилле и Авраам Шмуйлевич только благодаря нашему герою оказались Фёдором и Константином Петровыми (первый из них станет отцом знаменитого фабриканта), а язычник Бикмурзин – Александром Петровым. Для мусульман же, более крепких в вере, 24 февраля 1839 года Грен, исполняя обязанности командира завода, обратится к столичному начальству с ходатайством о строительстве за казённый счёт мечети на 100 человек, так как, по мнению полковника, без неё «заглушается совесть от неслушания Корана». Мечеть выстроят и в 1844 году в штате завода появится самый первый ижевский мулла.

Генеральское созвездие

Ижевск был городом мастеровым, пролетарским, но плюс к тому ещё и «генеральским», единственным таким в Вятской губернии. Это тридцать работавших непосредственно у нас генералов царской службы, в их числе два генерал-лейтенанта. Большинство были недолго. Например, из всех тех одиннадцати генералов, что являлись хозяевами казённого «Генеральского дома» на Береговой, никто не жил там более четырёх лет. В самом Ижевске скончались девять генералов, но двоих из них по ряду причин похоронили не в Ижевске – А.Г. Бильдерлинга и С.В. Васильева. Отыскать следы других, давно разграбленных генеральских могил практически невозможно. Конечно, 197 метрических книг Александро-Невского собора могли бы облегчить задачу, но место захоронения там чаще всего обозначали условно-обобщённо: «Погребён на приходском кладбище». А таковым считалось не только Троицкое, но и соборное.

Один из самых выдающихся среди всех ижевских генералов, о котором когда-нибудь расскажу подробнее, Ермолай Ермолаевич Грен (1760-1828). Он стал военным преемником штатского «горного генерала» А.Ф. Дерябина и инициатором строительства Александро-Невского собора, хотя тогда генерал ещё был лютеранином. Лишь в 1827 году Захарий Лятушевич приведёт его в православие. Династия Гренов, в которой четыре генерала и два адмирала, имела скандинавские, шведские корни, хотя некоторых писали эстонцами, а Ермолая Ермолаевича я однажды по ошибке выдал за шотландца.

Хотел завершить статью пожеланием восстановить склеп Петра Грена, но обсудив проблему с митрополитом Викторином, согласился с его идеей. Уже не функционирующую ротонду-иордань следует дополнить стелой с перечнем всех тех «государевых людей» – высших офицеров Русской армии, что руководили доблестной кузницей оружия на Иже. А найденный нынче крест установить у ограды собора в память о соборном кладбище.

Евгений Шумилов

24.07.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта