Интервью, Планерка

Раян Гайсин: «Борьба с коронавирусом отчасти напоминает военные действия»

В редакции «УП» обсудили, как опыт военного врача пригодился в мирной профессии, от каких болезней «спас» коронавирус и правда ли, что теперь человечеству угрожает бубонная чума

19 июня 2020 года Владимир Путин подписал указ об учреждении ордена Пирогова и медали Луки Крымского. Первой награды удостоились сотрудники Роспотребнадзора по Удмуртской Республике, в том числе Раян Гайсин, заместитель главного врача Центра гигиены и эпидемиологии УР.

На этой неделе Раян Гайсин занял кресло главного редактора «УП».

Наталья ТЮТИНА: Кто вы?

– Человек, несущий добро и счастье людям. По крайней мере, стараюсь быть таким. Наша служба обязывает делать жизнь жителей республики безопасной и комфортной, минимизировать окружающие их негативные факторы. И, конечно же, не забываю о близких и родных мне людях. Хочу, чтобы счастливой и здоровой была моя дочь, – это естественное для любого родителя желание.

Раян Индулисович, вы оказались в числе первых, кто получил орден Пирогова. Каково это?

– Честно, для меня это было откровением. Выбранная мною профессия предполагает жертвенность, и, вступая каждый день на службу, особенно в сегодняшних условиях, в первую очередь, думаешь о безопасности и благополучии нашего населения – иначе не может поступать человек, несущий гордое звание «врач». Получать награды, безусловно, приятно и почётно, но это не самое важное в работе. А ещё это ответственно, постараюсь оправдать доверие руководства.

Кроме ордена Пирогова, у вас есть и другая награда, причём военная.

– Да. В 2005 году я окончил Самарский военно-медицинский институт по специальности «Медико-профилактическое дело». А с августа 2005 года по июнь 2009 года служил по контракту в должности начальника медицинской службы полка. Мимо меня не прошёл горячий, в прямом и переносном смысле, август 2008-го. За участие в операции по снижению агрессии грузинских вооружённых сил в грузино-осетинском конфликте получил благодарность Верховного Главнокомандующего Вооружёнными силами России – на тот момент эту должность занимал Дмитрий Медведев.

Спустя два года, когда я уже работал в системе Роспотребнадзора и возглавлял территориальный отдел Управления в Можге, пришло письмо-приглашение из военкомата Ленинского района Ижевска о том, что указом Президента России меня наградили медалью Суворова.

Я уже давно сменил военную форму на гражданскую, но по сей день чувствую себя военным врачом. Скажу больше: знания и навыки, полученные в институте и закреплённые в условиях реального вооружённого конфликта, пригодились в мирной профессии. Сегодняшняя нестандартная ситуация, когда весь мир встал на борьбу с «незримым врагом», отчасти напоминает военные действия.

Вирус коварен и жесток, но люди, тем более вставшие на тропу войны, куда более жестоки. Каково это находиться под пулями, зная, что дома ждут родные люди?

– Поступая после Ижевской медакадемии в военный институт, я чётко осознавал, что нас, военных врачей, будут готовить не просто к участию в полевых учениях, скорее всего, не миновать реальной войны. Для меня было большой честью, когда приехавшие за выпускниками института «покупатели» предложили служить в легендарной 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии. Мечта любого мальчишки – попасть в дивизию, взрастившую настоящих героев. Все мы помним 6-ю роту, подвиг которой, надеюсь, не будет забыт никогда. 

В Псковской дивизии я прошёл путь от врача-эпидемиолога до начальника медицинской службы полка. По окончании контракта представилась возможность реализовать навыки и знания, полученные от наших старших соратников – участников войны в Афганистане, двух чеченских кампаний. Не скажу, что я рвался в бой. Это не совсем нормально, когда человек спит и видит себя мечущим гранаты и кромсающим врагов. Но я знал, что как солдат, военный врач и человек обязан исполнить свой долг и помочь тем, кто нуждается в моей помощи. Я вылетел практически первым же бортом в качестве начальника медицинской службы.

Конечно, в институте нас готовили к работе в условиях войны. Но картина, которую мы увидели по прибытии, даже отдалённо не напоминала учебные плакаты и иллюстрации из медицинских книжек. Трупы, разрушенные дома, перебои с водоснабжением и питанием, антисанитария – в общем, хаос. Естественно, медицинскую помощь мирному населению в таких условиях никто не оказывал. Вот тут-то и пригодились навыки эпидемиолога. Мы должны были оказывать первую помощь не только военнослужащим, но и помогать гражданскому населению, не допустить вспышки заболеваемости острыми кишечными инфекциями. На мой взгляд, за короткий период нам удалось справиться с поставленными задачами.

Как к вам отнеслось мирное население?

– На удивление нас встретили дружелюбно. Мы дошли до Тбилиси, а наши командиры до администрации главы города. В Цхинвале поразила военная часть, построенная, кстати, силами НАТО и оснащённая по последнему слову техники.

Сейчас уже можно говорить откровенно, что Грузии помогали бывшие республики Советского Союза, в том числе Украина. И доказательств тому немало. К примеру, я там нашёл большое количество морфия и перевязочных пакетов с обезболивающими производства Украины. Если на наших складах хранились аналогичные препараты, произведённые в 90-е годы, то здесь пользовались совсем свежими, 2000-х годов. Было неприятно от мысли, что агрессору помогают пусть и бывшие, но дружественные, как нам казалось, республики.

Владимир БАЙМЕТОВ: Когда вы поняли, что хотите стать врачом?  

– Это детская мечта, хотя в роду не было медиков – я из семьи рабочих. Родители рассказывали, что когда мы собирались в кругу семьи, я постоянно пытался выдернуть всем зубы. А ещё я отчётливопомню, что рядом с детским садом № 105, который я посещал будучи дошкольником, находилась санэпидстанция. Она по сей день там существует. На прогулках я часто заглядывался на это здание и думал: «Было бы здорово там работать!» К моему большому удивлению, в прошлом году, когда произошла небольшая реорганизация, эту станцию присоединили к нашему Управлению. Пути Господни неисповедимы – спустя почти 40 лет сбылась моя детская мечта, хотя и в несколько ином виде. Меня охватило чувство удовлетворения и одновременно грусти: главному врачу станции Айрату Мирбатовичу Магдееву, стоявшему у истоков учреждения и посвятившему всю жизнь его развитию, было жаль расставаться со своим детищем.

Здоровье пациента зависит не только от мастерства конкретного врача, но и от организации системы здравоохранения в целом? 

– С первых дней учёбы в институте нам говорили: 90 процентов успеха выздоровления пациента – это его вера в выздоровление. Далее идёт квалификация врача. Никогда не забуду профессора Якова Максимовича Вахрушева, который часто повторял, что все манипуляции вторичны, нужно уметь ставить диагноз с первого взгляда на пациента, по его шагам, речи, дыханию. Да, сегодня в работе помогает оборудование, о котором ещё каких-то 20 лет назад можно было только мечтать. Работа врача сводится к минимуму, и это не совсем правильно, когда теряется живое общение между доктором и пациентом.

И, наконец, выздоровление зависит от диагностики и лечения. Но всегда нужно придерживаться принципа «не навреди». На фармакологии нас учили: «Любое лекарство – это яд. Одно лечит, другое калечит».

Почему ушли из военной медицины?

– Человек должен идти вперёд, если ему тесно в существующих рамках и он выполнил все задачи и исчерпал весь свой ресурс на какой-то должности. За время службы военным врачом я добился успехов и определённых результатов: удалось снизить заболеваемость, травматизм. Тем более, в последний год попал в горячую точку, считаю, что это яркий финиш в военной карьере. Самореализация в этой ипостаси была выполнена сполна. На решение поменять профессию в какой-то степени повлияла и оптимизация армии, когда господин Сердюков сократил войска, а ряд должностей перевёл в гражданских служащих. На следующий год я должен был получить звание майора, а должность понизили до капитанской. Сокращениям подверглись и мобильные госпитали.

Дальнейшее своё развитие я видел в гражданской медицине. Центр гигиены и эпидемиологии по Удмуртской Республике на тот момент возглавлял Игорь Иванович Таланов. Узнав, что я – военный и офицер запаса, он радушно меня принял и предложил должность главного врача территориального отдела Управления в Можге. Круг вопросов, которые предстояло решить на этой должности, был гораздо глубже и шире. А это всегда вызов, и это интересно.

Наталья ТЮТИНА: Какие задачи выполняет ваше Управление в условиях распространения коронавируса?

– Если вернуться к истории службы, изначально она была создана для локализации и принятия мер по нераспространению инфекционных заболеваний. Но со временем начала обрастать новыми функциями и задачами. И за 90-летнюю историю у неё появились другие направления работы: соблюдение санитарных норм и правил, защита прав потребителей. Но всё же основная задача – это борьба с инфекционными болезнями.

Те учения, которые управление организует на регулярной основе, стали хорошим подспорьем в решении вопросов в сегодняшних непростых условиях. Коронавирус охватил весь мир, и ни одна из стран не была готова к такому сценарию развития событий.  Пожалуй, за исключением нашей. Потому что у нас есть наработанная годами и проверенная временем система реагирования и действия в подобных ситуациях. Кроме того, у нас было время, чтобы подготовиться к встрече с «врагом», разработать план мероприятий и сформировать запас средств индивидуальной защиты, дезсредств, подготовить лабораторную базу и медицинские учреждения.

Когда в Удмуртии зафиксировали первые случаи заражения новой коронавирусной инфекцией, мы были полностью готовы, и эти факты не стали для нас шоком. Мы спокойно и оперативно отработали вопрос по изоляции заболевших и определению круга контактных, при этом прекрасно понимая, что это только начало.

В новейшей истории ещё не вводились такие жёсткие и конкретные ограничительные мероприятия. Они были приняты в большей степени для планомерного, не скачкообразного подъёма уровня заболеваемости. Начали контролировать потоки пассажиров, въезжающих из Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга. Тогда в день в республику только на одном московском поезде приезжало порядка 100-120 человек, и наши сотрудники, чтобы не создавать для пассажиров неудобств и ажиотажа, выезжали в Кизнер, садились на поезд, собирали анамнез и вручали постановления. В режиме «круглые сутки без выходных и праздников» мы работали фактически до конца мая.

Ограничительные меры однозначно оказались эффективными, и у нас на сегодняшний день нет такого резкого подъёма заболеваемости, как в некоторых других регионах России. Количество заболевших из месяца в месяц в Удмуртии росло плавно, не было всплеска – а это самое страшное, что могло случиться в подобной ситуации. В марте (с 22 числа до конца месяца) было 4 случая, в апреле – чуть больше 200, в мае – около 450, в июне – порядка 800.

Принятые Правительством республики меры по недопущению распространения инфекции стали настоящим спасением для нашей медицины, которая в одночасье не захлебнулась и смогла полноценно оказывать медицинскую помощь.

Наши работники, как и работники здравоохранения, по сей день испытывают определённые тяготы и вынуждены ограничивать себя и в свободном времени, и в общении с близкими.

Колоссальная нагрузка легла на нашу лабораторию, куда пришли первые пробы на коронавирус. К сегодняшнему дню в Удмуртии проведено более 160 тысяч анализов, из них большая часть – сотрудниками нашей лаборатории. Более того, на первых этапах, чтобы минимизировать отклонения в результатах анализов, сомнительно-положительные тесты отправлялись в Новосибирск, в институт вирусологии и биотехнологии «Вектор». Далее маршрутизация сменилась, и тесты на подтверждение начали доставлять в Москву. В столице не обнаружили ошибок в анализах, проведённых нашими сотрудниками, и нам разрешили работать автономно. Это и дало возможность в будущем делать больший объём исследований.

Сергей РОГОЗИН: Изменились ли со временем тесты для проведения анализа на ковид?

– Нет, они те же самые, что были вначале. Не изменилась и сама методика проведения анализов. Возможно, повысилась чувствительность тестов. Коронавирус тестируется по методу полимеразной цепной реакции (ПЦР), которая определяет наличие вируса в организме человека в данный момент. Чтобы понять, работает тест или нет, нужно иметь большую выборку, чем она больше, тем понятнее, насколько эффективен и чувствителен метод. Первые сомнительные тесты мы отправляли к разработчикам, чтобы они определили, насколько правильно мы отрабатываем их, насколько они чувствительны.

Сегодня для населения доступны тесты не только по методу ПЦР, но и по методу иммуноферментного анализа (ИФА). Они принципиально разные. Если ПЦР определяет наличие или отсутствие вируса, то метод ИФА показывает наличие антител к данной болезни, то есть позволяет определить, переболел человек коронавирусной инфекцией или нет. Также он показывает текущее состояние.

Сделать анализы по двум этим методам можно в любой из лабораторий республики, которые берут пробы на коронавирус.

Елена БОРОДИНА: Кому бы вы порекомендовали сделать эти тесты?

– В первую очередь, группам риска: людям старше 65 лет, тем, кто страдает хроническими заболеваниями (сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми и онкологическими, болезнями лёгких), беременным. А также людям, которые по роду деятельности много общаются, в том числе и вам, журналистам. Соблюдение мер предосторожности не может на сто процентов обезопасить от заражения. Мы надеялись, что с приходом тёплой погоды, даже если вирус и не исчезнет полностью, то хотя бы количество заразившихся приблизится к единицам. Но по статистике последних дней мы видим, что ковид неплохо «чувствует» себя в жаркую погоду. И это опять-таки отличает его от сезонных ОРЗ и гриппа. А ещё он очень стоек, на различных поверхностях может сохраняться до 72 часов. Но всё же длительное воздействие ультрафиолета для него губительно.

Наталья ТЮТИНА: Говорят, коронавирус не так опасен, как его малюют… 

– Вообще ковид – не новый вирус. Впервые он был выявлен ещё в середине 60-х годов. Человечество в последние два десятилетия уже встречалось с ним – в 2002 и в 2012 годах.

Тогда, возможно, не было столь пристального внимания к нему и обширной огласки в СМИ. Сейчас же активно муссируется вопрос о том, что ковид-19 более опасен. Да, он опасен до тех пор, пока не будут разработаны специфические методы его профилактики, что подразумевает вакцина, которая сегодня разрабатывается и в России, и за рубежом. По последней информации, в Минобороны РФ проходит уже второй этап испытания вакцины на добровольцах. Предполагаю, что в случае, если она будет утверждена, второй этап мы пройдём с меньшими потерями.

Сергей РОГОЗИН: В жаркую погоду среди отдыхающих популярны пляжи. Можно ли их считать потенциально опасными местами, где можно подхватить коронавирус?

– Что касается открытых водоёмов, то они не могут считаться источником передачи новой коронавирусной инфекции, поскольку вода подвергается воздействию большого количества солнечных лучей, которые губительны для вируса. Подтверждений того, что ковид-19, который передаётся от человека к человеку воздушно-капельным путём, может распространяться через воду, на сегодняшний день нет. Но при этом не стоит забывать, что у вируса есть и другой путь передачи – контактно-бытовой, и он, как я уже говорил, может какое-то время сохраняться на поверхностях, хотя и не так долго, как в прохладную погоду. А это значит, что ковид можно подхватить, например, в кабинке для переодевания, если в ней до вас побывал заражённый человек. Но опять-таки, если соблюдать меры предосторожности, то вероятность заразиться сводится к минимуму.

Наталья ТЮТИНА: Коронавирус коронавирусом, но другие инфекционные заболевания никуда не делись. Какими чаще всего болеют жители нашего региона?

– Чаще всего встречаются болезни, спровоцированные укусами клещей, острые и вирусные кишечные инфекции, гепатиты, в том числе А, а также геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС).

Но сегодня на фоне распространения коронавирусной инфекции практически сошла на нет остальная сезонная инфекционная заболеваемость. Судя по статистике за июнь, по сравнению с прошлыми годами она снизилась практически в 4 раза. И это снижение вполне объяснимо. Во-первых, люди стали тщательнее следить за личной гигиеной. Во-вторых, в последние месяцы наблюдалась разобщённость детских коллективов – дошкольных и школьных – а, как известно, именно дети чаще болеют теми же кишечными заболеваниями. На время прекращали деятельность предприятия общепита и развлекательные центры.

Меньше стало мышиной лихорадки, клещевого энцефалита и боррелиоза. В этом случае сыграл тот факт, что население ограничили в перемещении. Хотя всплеск укусами клещей наблюдался после родительской субботы, когда люди стали массово посещать кладбища. Он даже превзошёл средние многолетние показатели за предыдущие годы. Но сейчас из-за аномальной жары наблюдаем спад укусов клещей.

Вместе с тем началась летняя оздоровительная кампания: открылись загородные и пришкольные лагеря. Поэтому, конечно, есть определённый риск распространения коронавируса среди детского населения. Хотя все необходимые меры безопасности предприняты. Заезд в лагерь был одномоментным, а не в течение нескольких дней. Всю смену персонал лагеря будет находиться там, исключены все контакты с «внешним» миром. Кроме того, Управлением Роспотребнадзора запланированы мероприятия по контролю над соблюдением мер безопасности в летних оздоровительных учреждениях.

Владимир БАЙМЕТОВ: Какую роль играет Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в ситуации с коронавирусом. Звучит немало критики в её адрес, но наша страна с ней сотрудничает.

– ВОЗ существует давно и за счёт средств входящих в неё государств. Её главная задача – решение международных проблем здравоохранения жителей планеты. Организация оправдывает своё существование, а критика в её адрес, скорее всего, кому-то выгодна.

ВОЗ обвиняли в том, что он поздно среагировал на ситуацию с коронавирусом. Хотя по большому счёту уже в первых числах января, когда ещё не было признаков массового распространении вируса, руководитель организации объявил о пандемии и необходимости принятия ограничительных мероприятий.

В 90-е годы мамочки стали полностью отказываться от прививок своих детей. Была этакая свобода во всём: «Мы и от социализма откажемся, и от прививок!» Существует ли такая проблема сегодня?

– Сегодня случаи отказа от прививок также встречаются, хоть и не так часто. Помните прошлый год, когда ВОЗ зарегистрировала в Конго вспышку кори и признала её эпидемией.

В странах, в которых отсутствует массовая иммунизация, часто случаются вспышки болезней. В России на сегодняшний день существует Национальный календарь вакцинации, благодаря которому нам удалось справиться со многими детскими заболеваниями.

Есть опубликованные научные труды, наглядно демонстрирующие, почему разнится уровень заболеваемости у нас и в Европе. В нашей стране создана уникальная система организации вакцинопрофилактики, и она признана одной из самых эффективных. К примеру, мы полностью освободились от страшной болезни полиомиелит, которая до сих пор встречается в Афганистане, Пакистане и странах Африки. Так что не стоит легкомысленно относиться к вопросу вакцинации, особенно если это касается жизни и здоровья детей.

Елена БОРОДИНА: Монголии и Китае зафиксировали вспышки бубонной чумы. Стоит ли нам опасаться этой болезни и не повторится ли коронавирусный сценарий?

Бубонная чума не так страшна, как, допустим, коронавирусная, потому что это управляемая инфекция. Мы успешно можем с ней бороться. Самое главное – своевременно выявить источник заражения, определить круг контактных, локализовать очаг и провести окончательные противоэпидемические мероприятия, в том числе вакцинацию и соответствующее лечение.

О личном

Наталья ТЮТИНА: Сегодня модно заниматься спортом. У вас есть спортивные увлечения? 

– Увлекаюсь активными видами спорта: летом – это бег и велосипед, зимой – лыжи. В прошлом году в майские праздники участвовал в Казанском полумарафоне «Timerman».

Получил громадное удовольствие! Утренняя Казань, перекрытая в историческом месте, а ты бежишь у стен знаменитого Кремля в первой сотке людей. Через каждый километр – пункты питания и оркестры, которые виртуозной игрой подбадривают и дают сил продолжать соревнование. Это незабываемо. После Казани планировал ехать в Самару и Уфу, где тоже проходят полумарафоны. Но из-за травмы пришлось на время забыть о беге. После восстановления хочу участвовать в марафоне. А вообще моя мечта – пробежать марафон в Барселоне.

А ещё в прошлом году увлёкся пешим и горным туризмом, побывал в Жигулёвских горах, в Башкирии на Инзерских Зубчатках. А нынче в числе первых проехался по Крымскому мосту. Он стоит крепко и надёжно.

Владимир БАЙМЕТОВ: Любимые места в Удмуртии?  

– Кама и места, где есть водоёмы. У нас очень красивая природа. Это я понял, когда учился в Самаре. Там степи, пусть и красивые, но это чужая для меня природа, по-настоящему я люблю нашу. Бывало, приедешь на каникулы, выйдешь рано утром из автобуса: ещё туман не рассеялся и солнце играет в капельках росы, а голову кружит чуть сладковатый запах пшеницы и свежескошенной травы. Хорошо! Ты дома!

Дочка не думает о карьере врача? Многие врачи не хотят, чтобы их дети шли в медицину.

– Хочется, чтобы дочь пошла по моим стопам. В здравоохранении есть много достойных профессий, которые могут понравиться. Когда я поступал на первый курс, то мечтал по окончании института стать кардиохирургом. Во время учёбы представлял себя практикующим врачом. Но после того, как побывал на 3-м курсе в ГКБ № 3 и увидел натуралистические картинки в отделении травматологии, когда хирурги орудуют болгаркой, лобзиком и пилой, но в совершенно других целях, желание это напрочь пропало. На 4-м курсе вектор интересов поменялся, меня заинтересовали акушерство и гинекология. Заведующая кафедрой даже предлагала остаться в этом направлении.

Вопрос УП

Ректор Ижевской сельхозакадемии Александр Любимов спрашивает: «Что нужно сделать, чтобы республика стала лидером в ПФО по промышленному направлению экономики?»

– Каждая сфера деятельности – это процесс, который имеет вход и выход. В каждом процессе задействованы люди. Чтобы повысить эффективность, необходимо создать благоприятные условия труда и отдыха для каждого работника, обеспечить его средствами защиты и дать инструмент, который поможет повысить эффективность.

Наша служба, в том числе, занимается проверкой охраны труда на предприятиях. К сожалению, не на всех она отвечает требованиям. Это сказывается на эффективности. Сегодня температура – плюс 35 градусов. По Трудовому кодексу работодатель имеет право с каждым градусом на каждый час сокращать рабочий день либо разбивать его на более эффективные периоды. Так делают в Испании, где обеденный перерыв – сиеста –  длится с 12 до 16 часов. То есть в самый жаркий период испанцы отдыхают, а работают в более комфортные часы. Если нет возможности сократить рабочий день, работодатель обязан создать более благоприятные условия труда: установить кондиционеры, фильтры, вентиляцию.

У главного редактора следующей недели хочется узнать: будет ли когда-нибудь в Удмуртии метро?

Задание УП

– Пишите больше позитивных новостей, которые бы вдохновляли и радовали наше население. Рассказывайте об успешных, интересных людях, которые мотивируют двигаться вперёд и достигать результатов.

23.07.2020

Автор материала:

Наталья Тютина

Наталья Тютина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта