Интервью, Статьи

Татьяна Лекомцева: «Чувствую себя вымирающим динозавром»

Композитор и музыковед Марина Ходырева беседует с композитором Татьяной Лекомцевой о том, чем композитор отличается от обывателя, что значит писать академическую музыку в небольшом провинциальном городе  и почему в республике редко звучат сочинения удмуртских композиторов.

В Глазове живёт и работает Татьяна Васильевна Лекомцева – профессиональный удмуртский композитор, талантливая пианистка и педагог, автор эпической сюиты для симфонического оркестра «Иднакар», камерного трио «Памяти Татьяны Барамзиной», сочинения для хора «Песни северных удмуртов» и других прекрасных произведений. Её путь к овладению композиторским мастерством был таким же тернистым и увлекательным, как и у многих российских композиторов: музыкальная школа, музыкальное училище, переезд в другой город (Петрозаводск) для учёбы в консерватории. Уже в студенческие годы Татьяна заинтересовалась удмуртским музыкальным фольклором.  Дипломной работой стала симфоническая сюита «Иднакар», в которой переплелись интонации песен северных удмуртов и традиции русского эпического симфонизма.

 Татьяна Лекомцева передаёт в своей  музыке чувства нежной любви к родному месту, таинственным лесам, удмуртским сказкам. Главное в её музыке – красивая мелодия, в ней мы слышим отголоски удмуртских песен и причудливые гармонии. Музыка Татьяны Лекомцевой звучит в разных городах России и получила признание на конкурсах. В 2015 году Концертино для фортепиано с оркестром получило второе место в Республиканском конкурсе, посвящённом 75-летию П.И. Чайковского, а в 2016 году Четыре пьесы для виолончели и фортепиано заняли  призовое место в Российском композиторском конкурсе «Время Прокофьевых».

– Татьяна, что повлияло на твоё формирование как профессионала?

– Очень много дали дискуссии с профессором консерватории Александром Сергеевичем Белобородовым, который преподавал мне композицию. Он – мастер своего дела,  уважаемый человек, умный, широко эрудированный, с отменным чувством юмора. Белобородов говорил, что композиции научить невозможно. Согласна с ним на все сто, потому что научить ничему нельзя, можно только научиться.

На формирование меня как музыканта повлияла творческая среда, которая была в консерватории: учителя, шикарная библиотека и фонотека, друзья-музыканты, концертная жизнь Петрозаводска. При этом, помню, как-то разом обрушилась и исчезла государственная поддержка академической культуры – не стало радио- и телепередач, население потеряло всякий интерес к классической музыке, школы искусств превратились в кружки или школы продлённого дня. Мои знакомые из симфонического оркестра подрабатывали в ресторанах и таксистами.

В эти годы особенно меня поразило равнодушие удмуртских властей в области изучения национальной культуры, когда на экспедиции перестали выделяться средства.  Два лета я одна ездила по деревням северной Удмуртии и записывала народные песни на диктофон. Чувство щемящей тоски и бессилия – бабушки уже в возрасте, с ними как вода сквозь пальцы утекает целая эпоха, а никому не интересно. Никому не надо! Сейчас никого уже нет в живых из тех весёлых, мудрых, жизнерадостных хранительниц народного опыта.

–  В 2012 году ты была принята в Союз композиторов России. Что для тебя это значит?

– Это единомышленники, огромная моральная поддержка. Организуются концерты, фестивали, издаются ноты (пусть небольшим тиражом), можно найти своих исполнителей. Приходится как-то шевелиться, музыку писать. Жить в маленьком городе – значит писать музыку для детей и любителей музыки бесплатно. Если хочется работать в академических жанрах  и писать для взрослых музыкантов, симфонического оркестра, то надо жить в Ижевске и зарабатывать на оплату исполнителей. В моём теперешнем положении занятие композицией нельзя называть профессией, потому что она не имеет материальной выгоды, не кормит. Это скорее хобби, увлечение. Нет такой профессии у нас в Удмуртии – композитор. У нас есть энтузиасты или наивные мечтатели – чудаки, в общем.

У нас очень много талантливых людей, но все скромно боятся показаться не такими, как все.  А композитор отличается от простого обывателя тем, что не боится показаться особенным и пишет всё,  что думает, только нотами, и делает всё, что считает нужным, объединяя людей. Мне думается, что любое творчество начинается с внутренней свободы, с железной внутренней уверенности в правильности идеи, которой надо поделиться с другими. Хорошие композиторы – это первоклассные коммуникаторы, эмпаты, организаторы и даже в какой-то степени манипуляторы.

Для меня, академически образованного музыканта, творить в маленьком городе трудно, потому что некому исполнять. Уровень музыкальной культуры низкий. Если исполнитель, глядя в ноты, удручённо говорит «У, это надо учить…», энтузиазм улетучивается.

Как описать состояние местных слушателей? Звучит что-то прекрасное, им очень нравится, но будто никогда не слышали такого – вид ошарашенный, после каждого произведения тишина в зале, пытаются осознать, понять, потом аплодируют стоя. В советское время такого не было, классика звучала, была на слуху, люди были спокойнее, жизнерадостнее, счастливее, гармоничнее, что ли. Сейчас качественной музыки несравнимо меньше, – такой, чтобы брала слушателя за душу и вела. Звучит очень много фоновой музыки, которая как «белый шум». Любой музыкант может назваться композитором, записать на ноутбуке «хит» в компьютерной программе и выложить в соцсети (читай «в никуда»). У таких музыкантов зачастую нет практики живого непосредственного контакта со слушателями. Они не работают с исполнителями, которые тоже люди со своими переживаниями. Из современной музыкальной поп культуры исчезло живое творческое сотрудничество, очень много индивидуализма. В итоге – отсутствие взаимного интереса, притяжения между слушателями и композиторами.

–  И всё же, в Удмуртии есть спрос на новую, написанную нашими композиторами музыку?

– Спрос на «свежую» музыку в Удмуртии есть, но за неё не заплатят, вот и работаем за идею. Наши люди любят «халяву»: ноты копируются, аранжировки переписываются. И с тем, что человек просидел за сочинением и оформлением музыки много часов, а то и дней, никто не считается.

– Как тебе видится удмуртская музыка в контексте российской и мировой?

Прежде всего, она есть, удмуртская музыка. Но её мало кто слышал. Она, на мой взгляд, выполняет три функции: прикладную, презентационную и учебно-воспитательную. Прикладная  – музыка для досуга, фоновая. Как правило, это популярные песни на удмуртском языке, написанные на один мотив под монотонный бит. Презентационная – представляющая Удмуртию, гимн и народные песни в обработке, которые исполняют наши заслуженные концертные коллективы на концертах, выездных и официальных мероприятиях. Мне кажется, что ни к прикладной, ни к презентационной стороне бытования удмуртской музыки мы, «профессиональные» композиторы,  никакого отношения не имеем.

Учебно-воспитательная функция – пьесы и хоры, которые обязательно исполняют дети детских школ искусств на конкурсах и концертах. В них есть элемент патриотического воспитания, так что исполнять их приходится, нравятся они детям или нет.

Формирование вкуса слушателей – это очень ответственно для композитора. Но как можно стать авторитетом для подрастающего поколения, если твоя музыка не звучит в обычной жизни, вне стен школы они её не слышат? 

Опять же на уровне России и мировой музыкальной культуры мы не востребованы с удмуртским языком – а это минус вся вокальная национальная музыка. Для того чтобы за пределами Удмуртии исполнили инструментальную музыку наших композиторов, надо заинтересовать ею, показать её – а значит, нужно сначала сделать презентационную запись в хорошем профессиональном исполнении, а это мега-проблема в первую очередь с точки зрения финансирования. Кто и из каких средств должен платить музыкантам, оплачивать время в студии? Последний раз я имела дело с симфоническим оркестром на своём госэкзамене в консерватории. С удмуртским оркестром я не работала за 16 лет профессиональной деятельности ни разу! И дело не в том, что я живу в Глазове. Поверьте, у меня хватило бы энтузиазма не раз приехать в Ижевск. Чувствую себя вымирающим динозавром.

В 2015 году прошел конкурс творческих работ, посвящённый 75-летию П.И. Чайковского, раздали премии, а музыка, отмеченная в конкурсе, не звучит! В 2018 году провели конкурс на создание гимна города Ижевска. Послала две работы в «никуда» с надеждой на помощь в исполнении. Знаю, что есть участники, которые серьёзно вложились в проект – проплатили исполнителей, звукорежиссёра, и всё безрезультатно. Где эта музыка?

– Если бы была твоя воля, чтобы ты изменила?

– Я считаю, что начинать надо с себя. Со своего образования, окружения, отношения… Мне по жизни везёт на ярких, талантливых людей, наверное, потому что я ищу общения именно с такими людьми. Я всегда найду, куда приложить свой творческий потенциал, композитор – это не профессия, это судьба. Мне было бы легче быть композитором в Удмуртии, если была бы отлажена система общения с профессиональными исполнительскими коллективами, может быть организована (возвращена) система госзаказа на написание музыки, существовал и работал художественный совет. Пока же наша музыкальная жизнь развивается стихийно за счёт молодых энтузиастов, ни о каком сохранении традиций речи не идёт.

В одной телепередаче на встрече со зрителями известный актёр театра и кино Юрий Соломин сравнил театр классического репертуара с музеем: он выполняет такие же функции просвещения, сохранения истории и традиций, и отношение к нему со стороны государства должно быть таким же бережным и заботливым. Почему бы к музыке академического направления не относиться так же, как к музею?

Музыка для меня как послание, как книга, она не может быть фоном для других дел и занятий, ей приходится уделять время. В музыке должна быть душа, чувство, индивидуальность, развитие, для этого у автора должен быть вкус и мастерство. Пусть лучше будет тишина, чем плохая музыка. Композиторы любят тишину.

Марина Ходырева, председатель Союза композиторов Удмуртии

10.07.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта