Статьи

«Хочу, чтобы меня услышал хотя бы один человек»

История ижевчанки Евгении Шнейдер, пережившей страшную наркотическую зависимость, – как предостережение всем, кто «просто хочет попробовать».

Мы прячем свои скелеты глубоко в шкафу. Боимся насмешек, презрения, отчуждения. Но иногда люди преодолевают этот страх и начинают говорить о пережитом – искренне и пугающе откровенно. Такие люди как маяки: они предупреждают других об опасностях и не дают сбиться с верного курса.

Евгения Шнейдер именно такой человек-маяк. Её история – это история-предостережение и история мучительного освобождения от наркотической зависимости продолжительностью в 15 лет. Сегодня Жене Шнейдер 36 лет. С 2014 года она не употребляет ни наркотики, ни табак, ни алкоголь. Открытый рассказ о годах, проведённых «под наркотой», – её способ остановить тех, кому кажется, что это может быть весело и безопасно. Повторяя свою историю для читателей «УП», она говорит: наркотики разрушат ваш мир, принесут боль вашим родным и отнимут ваше здоровье (если не жизнь).

«Свой парень»

Женя родилась в Чайковском в спортивной семье. Она отлично училась в школе и, по примеру родителей, занималась спортом. В 6 лет её отдали в танцы. Она окончила хореографическое отделение детской школы искусств, выступала в составе ансамбля, исполняла народные и бальные танцы, стояла на пуантах.

– Я настолько полюбила танцевать, что могла делать это где и когда угодно, настолько я сливалась с музыкой, – вспоминает Женя.

В подростковом возрасте Женя была «своим парнем» в компании мальчишек, где она сначала пристрастилась к курению, а затем и к алкоголю. Женю тянуло туда, где можно дать волю своей главной страсти – танцам. Будучи девятиклассницей, она стала завсегдатаем ночных клубов и дискотек. Вслед за всем этим «подтянулись» и наркотики.

Стало любопытно

– Я попробовала героин из чувства любопытства, со своим другом, который был старше меня. Ему было 17. Я заметила, что он что-то нюхает и ему становится хорошо, и мне стало интересно, что он такое употребляет, – рассказывает Женя. – Я попробовала, и мне тоже понравилось. С этого началось моё долгое падение.

Сначала Женя нюхала героин, потом начала употреблять наркотик внутривенно. И сама не заметила, как стала зависимой. Она поняла это, только когда у неё началась ломка.

– У меня выворачивало руки, ноги, в общем, ломило всё тело. Слюни, сопли, понос – всё это разом. Это такое ужасное состояние! Я просто плакала, потому что не знала, что с этим делать, – вспоминает Женя.

Потребность в наркотиках становилась всё сильнее, на очередную дозу нужны были деньги. Однажды, не видя другого выхода, Женя забрала из дома видеокамеру и заложила её. Это была первая украденная ею вещь. Сколько их было потом – украденных у родителей, из магазинов – не сосчитать.

– Когда начинаешь что-то употреблять, в жизни сразу же появляется обман, – говорит Женя. – Я начала лгать родителям. Они верили мне до тех пор, пока я не начала уносить из дома мамины вещи, которые достались ей за успешные выступления на соревнованиях.

Когда Женины родители начали осознавать серьёзность происходящего, они посадили её под «домашний арест». Тогда на «помощь» пришли друзья-наркоманы: они приносили под окна Жениной квартиры наркотик, привязывали пакетик с дозой к нитке, которую Женя спускала вниз, и вот они – мгновения эйфории. В эти минуты девочка-подросток ощущала себя абсолютно счастливой и всемогущей, а в реальности оказывалась в шаге от смерти.

На волоске

Женя несколько раз пережила передозировку героином – врачам неоднократно приходилось возвращать её с того света.

С тремя приятелями Женя приехала в Ижевск за наркотиками. Один из её друзей тут же, в подъезде, где жил продавец, ввёл наркотик, но доза оказалась слишком большой. Парень начал синеть. Приятели вызвали скорую помощь, а Женя в это время пыталась откачать парня. Когда он пришёл в сознание, компания от радости укололась и села в лифт. Но тут передозировка произошла с Женей. К счастью, когда двери лифта открылись на первом этаже, перед ними уже стояли врачи скорой, которые тут же положили Женю на носилки и увезли в больницу.

– Я даже не понимала, что родители переживают за меня, не осознавала серьёзность ситуации, – вспоминает Женя. – Мама и папа были потрясены произошедшим. Я до сих пор слышу слова плачущей мамы: «Доченька, мы тебя уже похоронили».

В её жизни иногда наступали периоды трезвости, и Жене казалось, что она прекрасно может обходиться и без наркотиков. Но при любой трудности она, как любой наркоман, возвращалась к привычному способу ухода от реальности.

– Человеку, употребляющему наркотики, может казаться, что у него всё под контролем, но это не больше чем иллюзия, – говорит Женя. – На самом деле, каждое утро ты просыпаешься с одной и той же мыслью: где взять дозу?

Несбывшаяся любовь

В 2003 году Женя без труда поступила на юридический факультет УдГУ, переехала в Ижевск. Здесь она влюбилась, – настолько, что наркотики перестали её интересовать.

– Мне казалось, что это настоящая любовь – такая, что раз и навсегда. Мне совершенно не хотелось ни сигарет, ни алкоголя, ни наркотиков. Хотела только одного – быть рядом с ним. Это чувство было намного сильнее любого искусственного стимулятора, – рассказывает она.

Но история любви длилась недолго: парень был связан с криминалом, его обвинили в уголовном преступлении. От переживаний за любимого Женя, которая к тому времени уже ждала ребёнка, снова начала употреблять наркотоки. Да, она переживала за здоровье малыша, но силы воли остановиться не было.

В 2004 году Женя родила мальчика. Она вспоминает, что роды проходили на фоне мучительной ломки. Трудно сказать, как бы она пережила эту ситуацию, если бы не родители, которые находились рядом с ней и её новорождённым сыном круглые сутки, потому что сама Женя не то что ухаживать за ребёнком не могла – она даже не в состоянии была встать с постели из-за боли.

– Когда я приехала в роддом, мне было безразлично, что будет со мной и с моим ребёнком. Я увидела, что падаю в пропасть, – признаётся она.

«Вы нам не подходите»

Малышу не было и года, когда Женя получила первый тюремный срок. Её осудили на три года за кражу (фактически из колонии она вышла на несколько месяцев раньше). После освобождения было трудно устроиться на работу – бывших «зэков» наниматели берут неохотно. «Вы нам не подходите», – слышала она раз за разом. Стресса добавляли упрёки мамы: та постоянно напоминала Жене о том, что они с отцом содержат её и внука.

– Я очень благодарна маме, что она занималась воспитанием моего сына. Пока меня не было, она показывала ему мои фотографии, поэтому он знал, кто его мама. Когда я вернулась, он узнал меня. Ему не говорили, что я в тюрьме, всё это время он был уверен, что я работаю, – вспоминает Женя.

Итог предсказуем: снова наркотики, кражи и второй тюремный срок. На этот раз в 1 год и 10 месяцев. Как ни парадоксально, оба тюремных срока, по мнению самой Жени, пошли ей на пользу: в колонии она не употребляла и вела активный образ жизни, брала на себя роль ведущей на мероприятиях, ставила танцы, которые побеждали на конкурсах, и строила планы на будущую жизнь.

«Для чего я, собственно, родилась?»

Однажды Женя проснулась в одном из притонов, где целыми днями варили дезоморфин, и поняла, у неё отказывают ноги. Она вернулась домой и попросила родителей отвезти её в наркодиспансер. Уставшая от многолетней борьбы за дочь мама только махнула рукой. Зато папа Жени сам отвёз дочь на лечение. Врачи поставили ей диагноз «токсическая энцефалопатия» – поражение головного мозга, вызванное отравлением наркотическим веществом.

Женя провела в клинике месяц. За это время она успела близко сойтись с будущим отцом своего второго ребёнка. Стоит ли говорить, что наркотики не исчезли из их жизни и в этот раз? И опять молодым родителям казалось, что у них всё в порядке. Вот только соли и спайсы, на которые перешли новоиспечённые мама и папа, имели «побочный эффект»: они вызывали галлюцинации и сильнейшую панику и страх. Однажды ночью Женю накрыло этой волной, и она начала кричать от страха. Женю отправили в больницу, а мама её партнера решила, что такой девушке не место в их доме. Жене ничего не оставалась, как вернуться к своим родителям и сыну, о котором она практически не вспоминала.

– Все чувства накрыло наркотической пеленой. Иногда мне казалось, что я и не мама вовсе, что у меня своя жизнь, что я принадлежу только самой себе, – вспоминает Женя.

Целыми днями она просто лежала на диване. Её сын, которому исполнилось 8 лет, продолжал любить маму. Он принял Женю и даже поддерживал, пытался убедить её в том, что она снова будет ходить, просил только об одном – не курить. Но его мама не сдержала слово, и в ребёнке проснулась обида и ярость: для него это было равносильно предательству. Женина мама начала относиться к дочери жёстко. Папа Жени начал пить, потому что не мог видеть дочь в таком состоянии. Женя понимала, что из-за неё страдает вся семья.

– Я начала спрашивать себя, для чего я, собственно, родилась? Ведь не для того же, чтобы испортить жизнь тем, кто меня любит, и бесцельно умереть? Я помню, как заплакала и попросила Бога помочь мне. Позвонила друзьям, которые когда-то предлагали мне лечь в реабилитационный центр, и попросила их отвезти меня туда. На следующий день я уже была там, – рассказывает Женя. – Когда я начала проходить реабилитацию, ко мне вдруг пришло глубокое раскаяние в том, как я жила. Наркотики и мой прежний образ жизни стали мне противны, и я приняла решение, что больше не вернусь к старому.

Послесловие

Сегодня  Евгения – счастливая мама: сын и дочь живут с ней. У Евгении прекрасные отношения с мамой. Она старается самостоятельно обеспечивать себя и своих детей: работает и мечтает стать радиоведущей.  Бывшая наркоманка стала волонтёром благотворительного фонда «Луч солнца». Она проводит праздники для онкобольных, одиноких стариков – для всех, кто испытывает острую потребность в положительных эмоциях.

Из-за наркотиков она стала инвалидом, не может не только танцевать, но и нормально ходить. И всё же она верит в то, что когда-нибудь ей снова удастся зажечь под музыку.  А ещё Евгения стремится предостеречь от употребления наркотиков тех, кто пока не столкнулся с этой проблемой, в первую очередь подростков. Она не раз принимала участие в антинаркотических мероприятиях, выходила к подросткам, опираясь на ходунки, и рассказывала им свою историю.

– Я хочу, чтобы меня услышал хотя бы один человек, – говорит Женя. – Я не стесняюсь и просто говорю: «Остановитесь, друзья! Даже не пробуйте!».

09.07.2020

Автор материала:

Татьяна Иванцова

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта