Статьи

Ижевцы превосходят туляков!

Так считал наследник престола

Давний спор: где же оружейная столица России – в Туле или Ижевске? А вот император Александр II, ещё будучи наследником престола, ясно высказывался в нашу пользу. Косвенно об этом будет свидетельствовать ещё и то, что он позже утвердит для нас небывалое количество «царских» кафтанщиков.

«Венчание с Россией»

Старший сын Николая I – младшего брата Александра I, в какой-то степени повторил деловой визит дяди (о том читайте выпуск № 5). 17 апреля 1837 года наследнику исполнилось 19 лет. Он только что сдал последний экзамен и готовился занять какую-либо должность в государстве. Но этому должно было предшествовать конкретное ознакомление с державой. Поэт-романтик В.А. Жуковский, назначенный главным наставником юноши, его большое путешествие назовёт «всенародным венчанием с Россией», мистически подразумевая под Россией цесаревича Александра Николаевича.

Путешествие начнётся 2 мая, займёт почти семь месяцев и охватит девять губерний. За этот период сохранилась переписка отца и сына: 35 писем от сына и 23 – от отца. Ценнейший исторический источник! Похоже, никто из ижевских историков его не использовал.

В Вятке к приезду наследника подготовили выставку губернских достижений. Наш завод представил одноствольное и двуствольное охотничьи ружья, а также четыре охотничьи двустволки калибра 15,3 миллиметра с оригинальной «каморно-капсюльной системой запирания». Это творения Вильгельма (Василия) Боде. Золотом и серебром на замках там были выгравированы державные орлы с опущенными крыльями. Точно такого уже подняли на восстановленную после пожара 1834 года заводскую башню. Самую первую заводскую экспозицию за пределами Ижевска наследник осмотрел 18 мая, остался доволен. Губернатору же Тюфяеву выказал неодобрение за то, что в городе «нищих тьма, калек ужасно много». Отвечая сыну, Николай I так охарактеризовал хорошо известного ему губернатора: «Заслуженный дурак». Царь ещё и напомнил сыну о схожих типах из своего любимого «Ревизора» Гоголя.

А кортеж начинающего высшего «ревизора» всё приближался к нам, поэтому 19 мая командир Ижевского завода генерал-лейтенант Нератов издал приказ о наведении чистоты в подвластном селении и подготовке мастеровыми приличной случаю чистой собственной одежды, «а имеющим казённую амуницию быть в форме». Ижевский штаб-лекарь, надворный советник Г.В. Имшенецкий тем временем обследовал прилегающие деревни на предмет «не существует ли тяжёлых каких эпидемий или прилипчивых болезней».

20 мая будущий царь уже в Глазове, самом «удмуртском», но и самом маленьком городе губернии. Только поэтому он назовёт его «ничтожным» в очередном письме к отцу. Глазовцы не обидятся (точнее, не узнают о письме) и даже будут долго хранить лодку, в которой наследник переправлялся через Чепцу. Установят эту реликвию у часовни напротив каменного дома, где ночевал высокий гость. Хозяин Иван Волков (это удмурт, купец, православный просветитель) будет осчастливлен «усыпанным камнями перстнем». Ему, как городскому голове, выдадут 300 рублей для раздачи бедным горожанам. Для подобных целей отец щедро отпустил сыну деньги из расчёта на каждую губернию по восемь тысяч рублей (ижевцам достанется тысяча). Кстати, царевич поразится тому, что окрестные удмурты «не умеют считать денег бумажками, после этого нечего удивляться, что их обманывают».

Среди ижевских мастеров

И вот запись от 21 мая: «На станц. Якшур Бадья я заходил в хижину, где покойный Госуд. Алекс. Пав. останавливался в 1824 г. Там сделана надпись на медной доске. Мы приехали в Ижевский завод, лежащий в совершенной глуши, между лесами и болотами, в 1/2 11 часа и остановились на квартире командира завода ген-лейт. Нератова, дом довольно порядочный». Через 20 лет тот дом перестроят в камне. Это нынешний Генеральский дом, что на Береговой – Милиционной. Хозяина, Ивана Александровича Нератова высокий гость охарактеризовал как «человека опытного в этом деле и у которого на заводе всё в большом порядке». Никаких нареканий, как в Вятке, не будет.

Следующая запись от 22 мая: «Поутру в 7 часов я отправился осматривать Ижевский завод, видел сначала железноплавильный завод, на котором, по их словам, вырабатывается железо лучше горного, и потому они сожалеют, что предположено его уничтожить. Притом железо, получаемое от Горного ведомства, обходится им несравненно дороже собственно вырабатываемого». Затем наследник «осматривал всё оружейное производство от самого начала до конца». Неотлучно бывший при царевиче В.А. Жуковский опишет всё это в своём дневнике в «телеграфном» стиле: «Запруженная Иж. Твёрдость плотины. Отвоз ружей до Камы. До 40 000 винтовок. Железные обрезки. Вытягивание, загибание, сваривание, сверление. Шустение, обтачивание, полировка. Прицелы. Брак. Лекала. Проба штыков. Бесцельная выдумка. Проба ружей. Разрыв от худых ружей. Место худой сварки. Укладка ружей». Поэт ещё и сделал беглый набросок – вид на завод с откоса Береговой улицы.

Наследник восхитился «машиной для обделывания лож», изобретённой заводским механиком Фридрихом Плате, и высоко оценил стандартизацию ружейных деталей, без чего не может быть массового производства. «Работа вообще производится весьма тщательно, доказательством тому служит, что я сам выбрал в арсенале несколько ружей, которые при мне были разобраны, перемешаны и вновь набраны, и всё пришлось как нельзя лучше». Семь арсенальных браковщиков продемонстрировали юноше сие чудо. Им пожаловали по 10 рублей – Козьме Зырянову, Лавру Капусткину, Ивану Максимову, Платону Миронову, Петру Обухову, Терентию Старкову и Филимону Трухину. «Ещё они показывали мне новый способ укладки ружей для перевоза: вместо обёртывания их соломой, что их чрезвычайно портило, тёрло и пылило, теперь они придумали вкладывать их в особенные гнёзда, обитые войлоком, что и на опыте оказалось весьма удобно».

Цесаревича поразил размах предприятия: «Все машины приводятся в движение водою из резервуара, имеющего 20 вёрст в окружности. В лесе недостатка нет, и вообще сей завод в теперешнее время представляет гораздо больше удобств, чем Тульский, и мог бы ещё более производить, если бы число оружейников было усилено, что могло бы быть исполнено переводом сего рода людей из Тулы, где класс этот в изобилии». Он заключает: «…Ижевский завод в весьма удовлетворительном состоянии и для нас может быть особенной важности по дешевизне работы. (В Туле недостаток леса, а здесь его много)». Отец в своём ответе 1 июля частично согласится с сыном. Про угрозу закрытия металлургического производства обещал подумать, а вместо перевода к нам туляков гарантировал «усиление завода рекрутами».

Александр был в Ижевске отнюдь не только экскурсантом. Он ещё и принимал практические решения, приучаясь к роли всевластного государя. Например, не одобрил тогда рисунок «барочной» фигурной ограды для запроектированного здания Правления завода (это будут нижние этажи старого Дома правительства УАССР), избрав более сдержанный по орнаментации вариант в духе классицизма. Именно этот вариант через три года утвердит его отец. Ту историческую ограду, связанную с памятью о двух императорах, бездумно сломают в год 200-летия Ижевского оружейного завода.

Разумеется, не обошлось без символического вхождения в роль рядового мастерового при заварке ствола и ковке штыка. Наставляли трудолюбивого и пытливого наследника заварщики: Семён Матвеев (старшина), Пётр Юрьев и Иона Исаев, а также кузнецы: Василий Чегодаев (старшина) и Василий Иванов. Старшин вознаградят 50-ю рублями, а рядовых мастеровых – двадцатью. «Вообще нравственность рабочих довольно хороша», – заключил цесаревич свой отчёт об ижевских встречах.

А вот о воткинцах на следующий день он отзовётся не очень лестно: «Народ довольно буйный, кража железа замечена, несмотря на строгий присмотр, при этом употребляют необыкновенные хитрости». Для краденого железа на Урале даже был специальный термин «каньга». Ижевцы не менее хитры по части каньги, просто наследнику не успели доложить.

Будучи уже в Туле, Александр Николаевич посетует в письме от 10 июля: «В заключение скажу, что я от Тульского завода гораздо больше ожидал, нежели я нашёл, в особенности после превосходного устройства на Ижевском заводе». Он заключает: «Местность Ижа чрезвычайно выгодная и там необходимо должно бы усилить работу, ибо здесь недостаток в лесе становится уже очень ощутительным». Именно об этом вскоре и распорядится его отец.

Памяти царя-освободителя

За 26 лет правления Александра II, начавшегося в 1855 году, наибольшее количество ижевцев получит от его имени «мастеровой кафтан с золотым галуном». Он лично утвердил эту награду для 240 наших земляков! Всего же «царских» кафтанщиков мной на сегодня выявлено 605, а туляков с такой наградой известно только десятка три. Это наш бренд!

Главное дело государя – серия демократических реформ и прежде всего освобождение от крепостного труда. Не зря же сам народ, сделавший глоток свободы и воспрявший, без всякого принуждения поставит по всей империи около 240 больших или маленьких, уникальных или типовых памятников Александру II. На территории Удмуртии это: в селе Полом мраморная колонна с бюстом царя (1911 г., уцелеет только колонна), а в Глазове и Каракулино более крупные скульптурные памятники (1912 г., полностью уничтожены). В Ижевске – ноль.

Косвенным, «вещественным» памятником можно считать якорь на постаменте в Воткинске. Наследник поучаствовал в отковке этого традиционного для воткинцев (а раньше и ижевцев) изделия, причём описал тот цех как «совершенный ад», в котором мастеровые «как волы возятся с горячим железом». Большевики уничтожили памятник-якорь. В 1959 году его восстановили, недавно модернизировали, но жаль, что снова без имперской символики на ограде.

Демократические реформы очень мешали революционным фанатикам, и 1 марта 1881 года они взорвут великого царя-реформатора, а ровно через шесть лет попытаются взорвать и его ещё более успешного сына Александра III, причём с участием старшего брата будущего «вождя мирового пролетариата». Итогом всех этих кровавых ужасов станет то, что Россия навсегда утратит шанс стать нормальной, процветающей конституционной монархией. Объездил все европейские монархии и считаю, что нечто подобное – лучший вариант.

Евгений Шумилов

03.07.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта