Статьи

Взлёт и падение продюсера «Бурановских бабушек»

Ксения Рубцова осуждена на 3,5 года колонии

Уроженка Удмуртии Ксения Рубцова, бывшая продюсером оригинального ансамбля «Бурановские бабушки» и арт-директором актрисы Элины Быстрицкой, признана виновной в мошенничестве в особо крупном размере. По выводам суда, она сняла со счетов Быстрицкой и присвоила 35 миллионов рублей.

Путь в арт-менеджменте ижевчанка Ксения Рубцова начала с сотрудничества с Людмилой Зыкиной. В 2000 году она, ещё будучи студенткой журфака УдГУ, организовала знаменитой советской певице несколько концертов в Удмуртии и вскоре стала её концертным администратором, а в 2008-м – директором «Дома Людмилы Зыкиной» (по сути – продюсерского центра).

Уже в этом качестве она заключила договор с ансамблем «Бурановские бабушки». Самодеятельные артистки из небольшого села в Малопургинском районе тогда были чем-то вроде республиканской достопримечательности: они только-только получили локальную известность после участия в местных фестивалях и были отличимы от многих других этно-ансамблей благодаря тому, что в народной манере исполняли каверы на «Звезду по имени Солнце» Цоя и «Город золотой» «Аквариума». Именно Рубцова познакомила этно-исполнительниц из Бураново с московской «шоубиз-тусовкой», устроила им эфиры на центральных телеканалах (в том числе в разнообразных «новогодних огоньках»), договорилась с композитором Виктором Дробышем о создании совместной с бабушками песни – так появилась Party for everybody, с которой «Бурановские бабушки» заняли второе место на «Евровидении-2012» в Баку. Исполнительницы выступали на сборных концертах в Кремле, пели под Эйфелевой башней с Мирей Матье, записывались в профессиональных студиях.

«Бабушки» – не настоящие

Со временем бабушки из Бураново не смогли поддерживать интенсивный график гастролей и поездок в Москву – возраст давал о себе знать (большинство из них к тому времени отметило или готовилось отметить 75-летие), да и всерьёз становиться частью шоу-бизнеса они не стремились, предпочитая возделывать свои огороды и восстанавливать в Бураново церковь. Их гастрольный график должен был учитывать время посадки картошки и уборки урожая. Для коммерческих артистов – «капризы» недопустимые. Тогда в 2014 году Рубцова набрала новый состав «Бурановских бабушек» из числа более молодых исполнительниц эстрадного фолка из разных деревень Удмуртии – выяснилось, что в самом начале сотрудничества она зарегистрировала название «Бурановские бабушки» как коммерческий бренд – на себя. Пожилые участницы коллектива, простые деревенские женщины, не разбирающиеся в юридических тонкостях, подписали документы о передаче названия, даже не вникая в их суть и не предполагая, чем это может им грозить.

Менеджер «Бурановских бабушек»  того периода Мария Толстухина рассказывала в интервью, что Ксения Рубцова под страхом судебного преследования запретила артисткам из Бураново использовать название «Бурановские бабушки». Участницы оригинального коллектива с тех пор выступают под названием «Бабушки из Бураново», редко выезжают дальше пределов республики. Новый состав «Бурановских бабушек» широкой популярности у зрителей не завоевал, зрители нередко называют их «самозванками» и «поддельными бабушками», а видя на афише знакомое название, уточняют у организаторов, кто будет выступать – настоящие бурановские бабушки или коммерческий коллектив под их именем. Контраст и в самом деле разительный. Если самодеятельный коллектив из Бураново делал ставку на естественность, простоту, его участницы никогда не использовали косметику, то новый «сборный» ансамбль делал ставку на так называемый эстрадный фолк – по сути, привычную эстраду с этно-колоритом, густо сдобренным сценическим мейк-апом.

Дело на миллионы

Со звездой советского кинематографа, примой Малого театра, одной из любимейших актрис нескольких поколений отечественных зрителей Элиной Быстрицкой Ксения Рубцова познакомилась в 2010 году, на концерте памяти Людмилы Зыкиной в Кремле. Ей удалось вызвать расположение и доверие Быстрицкой, как в своё время – Зыкиной. Вскоре Рубцова уже представлялась арт-директором Быстрицкой. В интервью республиканским изданиям тех лет Рубцова называла Элину Авраамовну Быстрицкую «приятельницей» (хотя та была старше Рубцовой более чем на 50 лет) и рассказывала, что они созваниваются каждый день.

В 2017 году Быстрицкая оформила генеральную доверенность на Рубцову, и та получила возможность самостоятельно распоряжаться её деньгами. Как установило следствие, Ксения Рубцова начала снимать со счёта актрисы крупные суммы – сначала сотни тысяч рублей, потом – миллионы.

Хищение обнаружила сестра Элины Быстрицкой Софья Шегельман, постоянно живущая в Израиле. Во время приезда в Москву два года назад она решила проверить счета Элины Авраамовны (тогда знаменитая актриса ещё была жива, хотя уже прикована к постели) и обнаружила, что с них пропало не менее 35 миллионов рублей. Заявление в полицию было написано осенью 2018 года.

Запутанная игра

У защиты Рубцовой есть своя версия произошедшего: якобы деньги со счетов Быстрицкой та снимала с ведома и полного одобрения актрисы, чтобы создать для Быстрицкой материальную «подушку безопасности», если бы той пришлось объявлять о банкротстве. За этой версией – история о продаже Элиной Быстрицкой земли в центре Москвы бизнесмену Александру Хейфецу. Ещё в 1993 году Юрий Лужков передал Быстрицкой участок земли на Цветном бульваре – для создания там центра духовного и физического совершенствования женщины («Женского центра»). Возведение здания в одном из самых престижных уголков Москвы началось, но так и не было завершено (в деле фигурирует финансовая пирамида). В итоге свою долю в недострое Быстрицкая продала бизнесмену Александру Хейфецу. Он выплатил ей 3 миллиона долларов аванса из оговорённых контрактом 30, после чего сделка была расторгнута, но аванс остался у Быстрицкой. Позднее Хейфец возбудил дело с целью вернуть деньги, но возвращать Быстрицкой было нечего (деньги она положила в коммерческий банк, а тот лопнул).

По словам Рубцовой, актриса опасалась, что в счёт долга у неё заберут московскую квартиру, и была готова оставшиеся годы прожить в коттедже, который строила Рубцова. Также с ведома и одобрения Быстрицкой, утверждает защита, в течение долгого времени на зарплату обслуживающего персонала примы Малого театра снимались со счёта суммы, в несколько раз отличающиеся от их реального заработка (например, в ведомости личного шофёра стояла сумма в 150 тысяч рублей в месяц, фактически он получал 30 тысяч, а разницу забирала Рубцова – видимо, на ту же «подушку безопасности»).

Отдельно защита обращает внимание на заявление о мошенничестве, которое в 2018 году было подано Софьей Шегельман от имени Быстрицкой: адвокат утверждает, что подпись Быстрицкой на нём – поддельная, и это может подтвердить вывод графологической экспертизы. Судья, однако, мнение графологов не учла и сочла подпись подлинной.

25 июня в Москве, в Замоскворецком районном суде, состоялось оглашение приговора по этому делу. Ксения Рубцова была признана виновной в мошенничестве в особо крупном размере – в присвоении 35 миллионов рублей, принадлежавших Элине Быстрицкой. Судья назначила ей меру наказания – 3 года 6 месяцев колонии общего режима. Рубцову взяли под стражу в зале суда. Также суд постановил взыскать с Ксении Рубцовой в пользу наследницы Быстрицкой, Софьи Шегельман, 34,7 миллиона рублей (500 тысяч она возместила ранее). Судя по всему, точка в деле ещё не поставлена – экс-директор Быстрицкой будет подавать апелляцию.

P.S. Право владения брендом (названием) «Бурановские бабушки» до сих пор принадлежит Ксении Рубцовой.

02.07.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта