Интервью, Планерка

Анна Овчинникова: «Я – разрушитель систем»

В редакции газеты обсудили, когда бизнес восстановится после последствий коронавируса, может ли школьник стать предпринимателем и почему бы Карлу Марксу отказали сегодня в защите докторской.

В кресле главного редактора на этой неделе – Анна Овчинникова, д.э.н., врио директора Удмуртского филиала Института экономики УрО РАН, профессор кафедры экономической теории и предпринимательства Института экономики и управления УдГУ и один из самых молодых докторов экономических наук в Удмуртии.

Анна Вардугина: Как вы определяете своё место в жизни вне этих регалий? Кто вы?

– Эту роль мне совсем недавно «озвучили», стала над ней думать и скорее соглашусь, что я – разрушитель систем. Потому что я не должна была защитить докторскую диссертацию в 36 лет. Наше научное сообщество Удмуртии говорило, что это невозможно. Но я стала одной из самых молодых докторов экономических наук. Я не должна была стать зав. кафедрой, но стала ею. Приставка «предпринимательство» (наша кафедра  Экономической теории и Предпринимательства) в высшей школе УР – результат моих трудов. Я первой инициировала проект по созданию предпринимательских классов в Удмуртии. Мне приходится делать то, чего никто не делал, вопреки стереотипам. Я рада, что всегда рядом команда и люди, которые разделяют мои убеждения и взгляды.

Анжела Поздеева: Вашему предпринимательскому опыту 12 лет. Сейчас вы учите молодых людей азам бизнеса. С какой стороны быть интереснее?

– Мой бизнес продолжается, там есть команда. Я подключаюсь только к интересным проектам, связанным с автоматизацией оптовой и розничной торговли. Предпринимательская деятельность для меня – много повторяющихся транзакций,  поэтому исследовательская работа интереснее: каждый раз ставит новые задачи. На данный момент я больше эксперт и учёный, чем преподаватель.

– Насколько сегодня общество безграмотно в сфере предпринимательства?

– Наши дети в этом плане продвинутые. Сейчас у нас из предпринимательских классов образовалась команда, где участники уже что-то покупают на маркетплейсах, переупаковывают, создают лендинги и даже удачно продают по республике. Дети понимают, что такое лид, воронка продаж, MVP… Им нужна уже не теория, а инструменты. Предпринимательство – это всё-таки призвание.

– Где сейчас можно развивать предпринимательские компетенции?

– Возможностей сейчас достаточно много. Для школьников – это предпринимательские классы (подробности можно получить в управлении образования администраций), для бакалавриата – это направление «Торговое дело», профиль «Коммерция» в УдГУ, для действующих предпринимателей всегда нужно держать пульс по мероприятиям Центра «Мой бизнес».

– Про предпринимательское образование понятно, а есть ли новые площадки для развития научной деятельности и в целом новых компетенций?

– Да, как раз такая появится на базе Удмуртского государственного университета в стенах Научной библиотеки. У студентов появится новое образовательное пространство, где они смогут получить дополнительные навыки и компетенции и работать над проектами будущего – это коворкинг-центр «Точка кипения». Основные направления: бизнес, новые технологии, цифровая экономика, фотоника, искусственный интеллект, беспроводная энергетика. Этот центр станет новой образовательной площадкой, в которой всё (от дизайна до образования) не будет похоже на то, что уже есть в вузах Удмуртии.

В «Точке кипения» студенты будут обучаться тем программам, которых нет в университете, которые не получается вписать в общую образовательную программу. Однако это те компетенции, которые нужны современному человеку. Знаниями будут делиться эксперты со всей России – как в дистанционном формате, так и очно. Нас уже поддерживают работодатели, предприниматели, IT-компании.

Анна Вардугина: Почему в русском бизнесе женщин намного меньше, чем в европейском или американском?

– Потому что бизнес моложе. Но сейчас всё меняется. Тот же коронавирус показал, что женщины меньше приходят к эмоциональному спаду в тяжёлый момент. Эта ротация даже в управленческих кадрах – новый кабинет министров тоже пополняется женщинами. Они сейчас всё больше и больше принимают решения.

Сергей Рогозин: Есть статистика, что 95% начинающих бизнесменов заканчивают свою деятельность в первые 3 года.

– Это нормально. Нужно делать, если ты загорелся какой-то идеей. Бывает так: возникло чувство, что сейчас кофе в стаканчиках пойдёт… А университеты говорят: давай напишем бизнес-план, проведём маркетинговое исследование… Год прошёл, ты не открылся. Сейчас кто первый – того черёд. Это нормально, когда возникают идеи, ты их опробуешь. Открыл ИП – попробовал – закрыл (если не получилось).

– Насколько не насыщен рынок малого и среднего бизнеса Удмуртии?

– В каждой отрасли – по-разному. Моя компетенция – малый бизнес в промышленности. Я исследовала эффективную долю малого бизнеса экономики в промышленности на примере России и 37 других стран. Оказалось, она равна 4,6% от ВВП. У нас этот процент от 9 до 12. В Турции – больше 40%. Основным заказчиком предприятий промышленности в Европе является крупный бизнес. У нас, малого бизнеса, который бы обслуживал крупный, вообще нет. Потому что у такого бизнеса уровень инноваций и технологий гораздо ниже. Крупные компании не готовы диверсифицироваться. К тому же у классических советских заводов всё своё (станки, инструменты, цеха) – они не рождают высокотехнологический малый бизнес.

Анна Вардугина: Как вам кажется, насколько действительно пострадал бизнес от последствий коронавируса? Долго придётся восстанавливаться?

 Я думаю, года два. Хотя надеюсь, что бизнес встанет не на тот же уровень, а будет лучше. Сегодня я разделила бы предпринимателей на два лагеря. Первый, в котором вели  полемику: не та поддержка, кредит получить не могу, давайте делать письмо в прокуратуру…  А второй: «надо переходить на онлайн – давайте я напишу приложение и будем продавать через него» или «разрешено работать только системообразующим предприятиям, как им стать?». Хотя все были в одних условиях. И тот, кто выживет, явно перейдёт на качественно другой уровень. Это те, кто понял, как реагировать на кризис. Сейчас главное – поддерживать отношения с клиентом и чтобы после открытия он пришёл к вам.

– Какой спектр тем интересует сейчас сотрудников Удмуртского филиала Института экономики УрО РАН?

– У нас есть госзадание на 4 года: анализ развития регионально ориентированных производственных систем. Другими словами, как создать механизм, чтобы системы бизнеса, производства, сельского хозяйства в регионе развивались. И в рамках этого мы можем проводить исследования для региона. Одна заявка к нам уже поступила. Мне бы очень хотелось, чтобы наш институт ориентировался на проблемы республики.

Сергей Рогозин: Карл Маркс – экономист или журналист? Как вы считаете как доктор экономических наук?

– Его работа прорывная. Мы в научном сообществе любим шутить: если бы Карл Маркс сейчас решил писать докторскую, ему бы отказали с припиской «слишком много новизны». Любому учёному-экономисту нужно учиться системе доказательств, которую он применял, введению терминологии, изложению. Честно, «Капитал» от корки до корки не читала, но читала очень много – он актуален до сих пор и с ним можно подискутировать.

Анжела Поздеева: Учите ли вы своих детей обращаться с деньгами и выстраивать стратегии своего будущего?

– В чём-то мне очень просто, а в чём-то очень сложно. Младшему ещё 2 года, а старшему скоро исполнится 12 – он уже определился, что будет спортсменом-пловцом. Мне понравилось его сочинение на тему «Кем ты хочешь стать?». Он написал: «Я очень хочу стать директором бассейна. Для этого у меня должны быть высокие спортивные результаты, чтобы все на меня равнялись. Ещё я должен научиться менеджменту». К сожалению, он не разделяет мох академических интересов, возможно, ещё не время, а возможно, он прав…

– А вы в своём школьном сочинении писали, что хотите стать экономистом?

– Я очень хотела стать юристом. Откуда это пошло? Мне был симпатичен харизматичный юрист Мейсон из сериала «Санта-Барбара». И я хотела пойти по его стопам. Но  к моменту поступления на юрфак я поняла, что у меня большие проблемы с историей (а её там нужно сдавать). И решила, что слова «экономист» и «юрист» очень похожи… Так и стала экономистом.

– Что вас радует, кроме вашего дела?

– Любые мелочи и, конечно, семья, друзья, чтение… Я очень люблю думать. Когда у меня есть на это время и не нужно отвечать на телефон – тоже хорошо.

– Что посоветуете поставить на полки личных библиотек?

– Сложно что-то посоветовать. У меня в электронную книгу закачано 10 тыс. произведений и я параллельно читаю много. Когда есть отдых, я могу посвятить себя Чехову и Бунину. А из профессиональной литературы – Сильвия Назар: «Путь к великой цели». История одной экономической идеи – это связка базовых экономических теорий, изложенных простым языком.

– Назовите своё любимое место в Удмуртии.

– Моя мама родом из Кизнера – там я всё люблю. Это село – и моя малая Родина, провела там всё детство. А в Ижевске любимых мест нет, для меня город – место жительства и работы.

УП вопрос

Вопрос от предыдущего гостя «Планёрки», директора архитектурно-исторического музея-заповедника «Лудорвай» Татьяны Шкляевой:

– Бывали ли вы в «Лудорвае» и какие у вас остались впечатления от посещения музея?

– Была в компании хороших друзей, поэтому понравилось всё – природа, экскурсия, места отдыха. Ещё бы донести до меня информацию, чтобы я могла поехать туда с двухлетним ребёнком.

Следующего гостя спрошу: что должно произойти в Удмуртии, чтобы возрос процент доверия населения к предпринимательству?

УП задание

Предлагаю поработать над лучшим продвижением газеты и сайта в социальных сетях. Хочу чаще встречать ваши публикации в своей новостной ленте.

02.07.2020

Автор материала:

Анжела Поздеева

Анжела Поздеева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта