Статьи

Визит императора

Как «враг труда» прощался с Россией

Вот ещё одна уникальная особенность Ижевска (о прочих я говорил в предыдущих выпусках). На территории Удмуртии только он удостоился деловых визитов высших лиц нашей страны, как бы она ни назывались в разные годы.

Уральский вояж

Долг любого высшего должностного лица, будь то наследный монарх или избранный руководитель, периодически объезжать регионы подопечного государства. Цель этого понятна – убедиться в надёжности тылов, ставить новые задачи. Не объедешь – не узнаешь ситуацию вживую – получишь проблемы. Как правило, и в самом регионе после такого визита многое менялось к лучшему. Как минимум, местные начальники поправляли всегда дурные дороги. Офицеры и чиновники принимали ордена, а простой народ получал положительные эмоции и даже иногда некоторые материальные благоволения.

Здесь надо понимать разницу между целенаправленным визитом лидера и случайным проездом с кратковременным пребыванием. Ни один президент новой России (Б.Н. Ельцин, Д.А. Медведев, В.В. Путин) не манкировал деловыми визитами в нашу кузницу оружия и даже один советский глава – Л.И. Брежнев. Из правящих российских монархов в Ижевске побывал только Александр I «Благословенный» (1777–1825).С 16 августа по 24 октября 1824 года этот «Спаситель Отечества, Победитель французов» совершил огромный вояж по стране. Здоровье подорвано, на левой ноге «гангренообразный струп», но государь всё же решился на круговой маршрут в 5070 километров, в основном по Уралу и Прикамью. Это путешествие можно считать прощанием с Россией. Через 13 лет подобный вояж наследника престола, будущего Александра II назовут «венчанием с Россией» (о том расскажу в следующий раз). Дядю же его, Александра Павловича, диссидентствующий озорник Пушкин через шесть лет в 10-й, тайной главе «Евгения Онегина» заклеймит так: «Плешивый щёголь, враг труда». Ой ли?

Лентяи в такие вояжи не отправляются, а царь при всей своей утончённости вполне мог ещё и поработать от души, по-мужицки, чтобы понять тяготы простых подданных. Например, 23 сентября спустится в глубокий золотой рудник у Миасса, всерьёз перелопатит 22 пуда песка и найдёт самородок (подкинут подхалимами?), из которого сделают пресс-папье для кабинета в Зимнем дворце. 25 сентября на Нижне-Исетском заводе царь по-честному откуёт два гвоздя и топор, а у нас – ствол. В разных селениях государь также беседовал с арестантами и ссыльнопоселенцами, побывал в татарских семьях и хлебосольных домах удмуртов… Всем бы начальникам этакую «лень».

Маршрут по нашему заводскому краю: Оренбург – Уфа – Златоуст – Екатеринбург – Пермь. На каждой «станции» меняли по 30 лошадей. Замыкала кортеж запасная коляска (карет в такую дорогу не брали), а также генерал-адъютант и фельдъегерь, плативший за все прогоны. 3 октября государь прибыл из Перми на территорию будущей Удмуртии, в Дебёсы. Заночевал в доме священника, знатока быта удмуртов Стефана Шубина. К вечеру следующего дня, сделав большой крюк, кортеж доберётся до стоящего вдали от бойких дорог крупнейшего поселения Вятской губернии.

«Дворец в Камско-Ижевске»

Ещё с 1816 года в официальной переписке использовали термин «Камско-Ижевск», как бы уравнивая нас через городской суффикс с губернским городом. Сам завод иногда именовали «Александровским». Действительно, этот государь сыграл колоссальную роль в его зарождении и развитии. Не зря в декабре 1815 года восемь рыцарских щитов на макушке башни украсили его вензелями.

Чтобы подчеркнуть красоту Главного корпуса, во всех окнах северного фасада к приезду царя зажгли «треугольники о трёх свечах». Впервые в истории Ижевска появилось также массовое уличное освещение – три тысячи горящих плошек вокруг всех храмов, вдоль плотины и около временной резиденции – «казённого дома № 15» (это проект Дудина, 1808 г.). Он стоял на восточном углу Троицкой и Береговой. Ещё за месяц деревянный Г-образный в плане ампирный особняк с двумя колоннадами начали прихорашивать. Его даже назовут «Дворцом» и оценят вскоре в 18 626 рублей – небывалая ещё сумма для ижевского дома. На время ремонта и визита отсюда отселят браковщика Иоганна Бейне и четырёх заводских чиновников. В караул назначат двух самых осанистых ижевских казаков в казённых мундирах и при саблях. Ещё несколько казаков приставят к генералам свиты.

4 октября, 19.00. У северного шлагбаума города (около нынешнего ДК «Аксион») гостя встретили инспектор завода генерал Ермолай Грен, начальник завода Константин Комаров и протоиерей Захарий Лятушевич. Ординарцем от завода к гостю определят незаменимого в делах светского этикета Александра Цедельмана, библиотекаря, переводчика, театрала и любителя зверюшек.

Утро следующего дня начнётся с молебна в соборе. Именно Александр I настоял, чтобы он строился по подобию кронштадтского собора, названного первым шедевром ампира в России. Император обладал хорошим вкусом и чувством стиля. Полтора десятилетия назад он уже начертал на первом листе дудинского генплана: «Быть по сему!», а сейчас с профессиональным интересом сравнил идеальные, довоенные мечты с результатом.

В соборе в тот день состоялось только одно крещение – дочери писаря 1-го класса, унтершихтмейстера Ивана Бабушкина. Если царь присутствовал при этом, то мог подарить «на зубок» малышке Пелагее золотую монету. Кстати, 9 октября, уже в Вятке, император через епископа Павла пожурит Лятушевича. Наш романтичный и поэтичный протопоп-энциклопедист был излишне щеголеват в одежде на службе, что смутило «плешивого щёголя». Поэтому епископ отправит на Иж строгий наказ, дабы впредь из-под ряс никаких галстуков и манишек видно не было.

Перед входом на завод оружейники встретили царя хлебом-солью. Затем мастеровые, стоя у верстаков, прервали работу, повернулись к вошедшему и трижды прокричали ему «Ура!». Все были вымуштрованы общим распорядком военизированного поселения и подготовлены строгой инструкцией Грена. Во время четырёхчасового осмотра завода царь по своей привычке потрудился физически, «заварив» раскалённый ствол. Его затем украсят надписью: «Высокомонаршескою рукою Император Александр I соизволил ковать сей оружейный ствол на Ижевском заводе, 1824 года октября 5-го дня». Кремнёвое ружьё образца 1808 года с этим стволом будет похищено из Арсенала в смутные времена. Оно ненадолго вернётся туда с Алтая на выставку к 200-летию завода.

Самые богатые подарки от уральских оружейников царь уже получил 21 сентября в Златоусте: 8 сабель, 3 шпаги и палаш. Украсили их немецкие мастера, в том числе Гра и Шмиц, работавшие прежде на Иже. Наше рядовое огнестрельное оружие на подарок не тянуло, но Вильгельм Боде изготовил два кремнёвых пистолета, богато украшенных золотой гравировкой (они сейчас в Эрмитаже) и был отдарен золотыми часами с цепью. Чиновники завода удостоятся 16 наград, в том числе четырёх орденов. Часы через год всё же пришлют и Лятушевичу. Мастеровым и нижним военным чинам царь пожаловал три тысячи рублей, а тем, кто выстроился на плотине, провожая его с завода, ещё и поднесли от его имени чарку вина.

До всех местных властей заранее довели императорский «райдер»: «Откормить телят, цыплят и гусей», «Квартиру устлать коврами», «Внушить, чтобы народ был весел и одет чище». Да, веселье было, но нет свидетельств о подлинном, не по приказу отношении мастеровых к государю. Уважение преобладало, встречалось и почти религиозное обожание. Уж точно, ни капли агрессивности к властям у ижевцев не было. Всё их «диссидентство» ограничено «раскольниками». Примерно сотня их оставалась верна старым обрядам православия.

Когда утром 6 октября Александр I выехал в Вятку, похолодало до минус 4, выпал снег. Но Ермолай Грен всё же сумел обеспечить гостей санями. Ближайшая остановка будет в заводской деревне Якшур-Бодья.

Чудо-юдо Як-Бодьинское

Десять лет назад посреди райцентра в честь проезда царя, что, похоже, главное событие якшур-бодьинской истории, открыли обширный мемориал. В центре его отнюдь не ижевские сани и даже не любимая царём коляска с лейб-кучером Ильёй Байковым, а хрупкая, типично «версальская» коронационная карета с короной наверху и двумя сундуками, заполненными казёнными рублями для раздачи народу. Один из них валяется тут же – гигантский, чугунный. Рядом в айшоне и монистах крестьянка с сыном и хрюшка. Почему-то все они смеются. Смотрят на карету, а та пуста! Царь-невидимка вкушает в избе табани и перепечи? Решайте сами, что это: постмодернистская ирония новых пушкиных или просто китч?

Реальная история такова. Сын зажиточного хозяина избы Тимофей припомнит через 70 лет, что царь, откушавши, поинтересовался у его матери: «Для чего портить деньги и делать из них украшения?» Ответ же якобы получил по-версальски изысканный: «Чтоб иметь Ваш портрет ближе к сердцу, Ваше Величество». Хозяин, зажиточный удмурт Иван Герасимов (Бигеней) был вознаграждён 100 рублями, а его дочь – 50-ю. Счастливый Иван съездил в Ижевск и заказал гравёру медную пластину с прочувствованным посланием потомкам. Вот только финальные строки кудреватого творения волостного писаря: «…Все русские соотчици плещите дланьми и кричите ему: ура! Се царь наш мирен, кроток, нас посещает в отдалённой стороне». Иван вывесил пластину в красном углу избы вроде охранной грамоты. Позже, когда в деревне наконец-то выстроят церковь, рядом с ней под навесом, ниже иконы Николая Чудотворца установят эту медную реликвию.

Во всех уральских городах, удостоенных высочайшего делового визита, так или иначе, на улицах или в экспозициях музеев есть напоминающие о нём артефакты (здания, вещи, мемориальные доски) или просто названия. В Ижевске – ноль! Несведущий человек, заезжая к нам с севера, решит, что император совершал визит в славную деревню Якшур-Бодья, проехав мимо дикого и грязного «заводского посёлка», населённого «крокодилами».

Евгений Шумилов

26.06.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта