Карлутка

«Нужно уметь смеяться даже в эти грустные дни»

Как переживают самоизоляцию творческие «люди мира»

Джулиан Генри Лоуэнфельд – американский и российский поэт, драматург, композитор, юрист и лучший переводчик произведений Пушкина на английский. Сейчас он вместе с семьёй находится в Москве. Джулиан поделился своими мыслями, связанными с новыми условиями жизни в стране в сложившейся непростой ситуации.

Наталья МОРОЗОВА: Джулиан, скажите, как вы с семьёй себя чувствуете в московской самоизоляции?

Джулиан Генри ЛОУЭНФЕЛЬД: Москва – эпицентр коронавирусной инфекции в России, поэтому, конечно, чувствуется общественное напряжение. Меня пару раз даже останавливали сотрудники полиции и спросили, куда я иду. С другой стороны, считаю, что это правильно – надо соблюдать режим самоизоляции.

Наталья МОРОЗОВА: Скажите, у вас такой же продуктивный период сейчас, как у Пушкина, когда он застрял в Болдино?

Дж.Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: Нет, но я перевёл «Сказки Пушкина». Поэтому можно сказать, что не сидел без дела.

Энвиль КАСИМОВ: Джулиан, а я бы хотел поговорить с вами про Гёте. Мне кажется, что вы похожи. Что думаете по этому поводу?

Дж.Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: Я бы назвал Гёте правильным поэтом. Он, правда, тоже был юристом, если вы об этом. Однако не могу сказать, что мы похожи. Может быть, помните его стихотворение про воду и вино?

От воды остаёшься немым, молчаливым в воде, как две рыбы.
От вина остаёшься тупым: на людей за столом посмотри ты.
Так как я сам не такой, не другой, смешиваю я вино с водой.

Давайте сравним с нашим Пушкиным, который пишет:

Люблю я в полдень воспалённый
Прохладу черпать из ручья
И в роще тихой, отдалённой
Смотреть, как плещет в брег струя.
Когда ж вино в края поскачет,
Напенясь в чаше круговой,
Друзья, скажите, кто не плачет,
Заране радуясь душой?
Да будет проклят дерзновенный,
Кто первый грешною рукой,
Нечестьем буйным ослеплённый,
О страх!.. смесил вино с водой!

Гёте – другой, он – за умеренность. Я помню, в детстве мои дедушка и бабушка читали стихотворения, которые внушали: надо быть благородным, добрым, отзывчивым. Вот такой он – Гёте. Я считаю, что внушение «надо быть добрым» вызывает протест в душе, и получается обратный эффект. А Пушкин умел съязвить, как следует.

Энвиль КАСИМОВ: В этом и различия между Гёте и Пушкиным, поэтому один из них немецкий, а другой – русский поэт?

Дж.Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: Согласен. Хотел бы коснуться Фауста. Вы знаете, что это произведение на самом деле про Мефистофеля, на мой взгляд. И это, пожалуй, самое интересное. Если проследить, то можно отметить, что во всех изображениях Мефистофель всегда показан живее, говорит больше и т.п.

Конечно, Фауст несёт ответственность за свой выбор, но он, по сути, не делает ничего такого. Он – раб своих мелких прихотей, абсолютно без стратегии. Фауст не заглядывает далеко. Мне не нравится, что Гёте в конечном итоге его отпускает. Как будто говорит нам всем: «Ладно, прощаем его, не будет кармы». А как же бедная Гретхен?!

Зато мне очень нравится, как Лермонтов абсолютно прекрасно в нескольких строчках описал эту тему в «Из Гёте». Не очень весёлое это стихотворение, правда:

Горные вершины спят во тьме ночной;
Тихие долины полны свежей мглой;
Не пылит дорога, не дрожат листы…
Подожди немного, отдохнёшь и ты.

Я недавно о нём думал. Знаете, я вдруг понял, что оно и про Москву в настоящем времени. Мы живём в центре, недалеко от Кремля даже. А сейчас здесь такая тишина, мы слышим пение птиц иногда, как будто мы и не в столице!

Энвиль КАСИМОВ: В обществе сейчас проводят параллели между современной ситуацией в мире и романом Камю «Чума». Нет у вас ощущения, как будто мы все стали его героями?

Дж.Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: «Пир во время чумы» – я бы так описал происходящее. Помните, там говорится: «А юность, а младость любит радость»? Некое такое бездумье. Но это, наверное, естественно. Мы сейчас все взаперти.

Вы видели, что происходит в Америке? Особенно в южных и западных штатах: люди вопреки постановлениям правительства не выдерживают режим самоизоляции. Чаще это молодёжь. Они ходят в бары, встречаются компаниями. Не используют никаких средств защиты, и ни о каком социальном дистанцировании речи не идёт, естественно. Они оправдывают это тем, что здоровы. А как же престарелые родственники?

Ещё больше меня удивляет другое: в Америке существуют церкви, которые посещают регулярно пять и десять тысяч человек. И всё равно, несмотря на запрет, прихожане идут на службу. Я видел интервью, в котором у женщины спрашивают, почему она это делает и понимает ли, что в стране пандемия? Она ответила, что ей это безразлично, её защищает Иисус Христос.

Энвиль КАСИМОВ: Мне кажется, что это просто такая патология у некоторых. Джулиан, как, по вашему мнению, изменятся мир и человек после этого непростого периода?

Дж. Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: Я, как драматург, переживаю, что будет с моим любимым театральным искусством. Правда, появилась такая светлая мысль: возможно, теперь мы, как ни парадоксально, вернёмся к корням: только слово, только текст. Невозможно сейчас создавать спецэффекты, устраивать шоу, потому что театра нет, не будет каких-то диких декораций. Мы вернёмся именно к самому началу, когда на вооружении артиста было только слово. Но это у меня наболело просто. Я, как артист, сейчас не востребован. Все мои выступления в Лондоне, Берлине, Вене, Париже, Брюсселе в Нью-Йорке были отменены.

Энвиль КАСИМОВ: Джулиан, я бы хотел рассказать тебе об ижевском Центре современной драматургии и режиссуры: они стали проводить спектакли онлайн. Очень интересно!

Дж. Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: Да, в этом что-то есть. А как же быть с длинными моментами, как показывать большие сцены? Наверное, надо будет очень интимные сюжеты делать, когда в спектакле участвуют два, три человека, не больше. Я считаю, что сейчас будут весьма уместны «Маленькие трагедии».

Энвиль КАСИМОВ: Мне кажется, многие люди не захотят отказаться от самоизоляции со временем. Им понравилось, они успели вкусить прелесть этого состояния…

Дж. Г. ЛОУЭНФЕЛЬД: Возможно, «привычка свыше нам дана». Я лично очень жду, когда откроется мир. Особенно скучаю по путешествиям, по Удмуртии и Ижевску, кстати тоже. Посещал Сарапул, Воткинск, хочу отметить: места у вас очень красивые! Я перевёл несколько стихотворений удмуртских авторов даже.

Знаете, хотел бы пожелать всем: главное – не теряйте чувство юмора! Нужно уметь смеяться даже в эти грустные дни. Не поддаваться ощущению бессилия, страха, не впасть в депрессию. Подумайте в положительном ключе, как можно использовать эту ситуацию на пользу себе.

Энвиль КАСИМОВ: По моим наблюдениям, мы избавились от банального человеческого высокомерия. Оказывается, люди – не боги, а простые и уязвимые существа. Джулиан, мы желаем крепкого здоровья вашей семье и ждём вас в Удмуртии!

Затем к беседе подключилась народная артистка Удмуртской Республики, общественный деятель Надежда Уткина.

Наталья МОРОЗОВА: Надежда, чем насыщена твоя жизнь в этот период?

Надежда УТКИНА: Могу сказать, что даже рада такой паузе в своей насыщенной творческой жизни. Я наслаждаюсь пребыванием в родной Удмуртии, недавно состоялась в качестве бабушки. Очень довольна: часто вижусь с внуком. Отметила день рождения родного сына, пою песни, привожу в порядок документы. Для меня это хороший этап подведения промежуточных итогов.

Наталья МОРОЗОВА: Вы вместе с супругом в Удмуртии?

Надежда УТКИНА: К сожалению, нет, он – в Швейцарии. Успел улететь буквально на последнем самолёте перед тем, как закрыли авиасообщение. Мы два месяца в разлуке. Но ничего, уже открыли границы между странами, нас это радует.

Энвиль КАСИМОВ: Надежда, я следил за твоей деятельностью во время майских праздников. Ты участвовала в очень трогательной акции – пела ветеранам.

Надежда УТКИНА: Это была акция «Поём вместе». Мы поздравляли жителей города Ижевска, они подпевали нам с балконов, выглядывая в открытые окна. Мне очень приятно, что выпала возможность принять участие в такой замечательной акции.

Наталья МОРОЗОВА: Будет здорово, если она сохраниться и после карантина, станет традицией, как ты считаешь?

Надежда УТКИНА: Это прекрасно, конечно, но я заметила, что людям хочется более живого присутствия. Во время последнего концерта, самые смелые зрители выходили к нам на парковку.

Энвиль КАСИМОВ: Вы и по заявке можете приехать? Бесплатно?

Надежда УТКИНА: Конечно, можем! Главное – соблюдать социальную дистанцию. Делаем это бесплатно, хотя некоторые мои знакомые музыканты выкладывают номер яндекс-кошелька и принимают добровольные пожертвования.

Наталья МОРОЗОВА: Их можно понять: как иначе выживать артистам в эти тяжёлые времена?

Энвиль КАСИМОВ: Тоже больше всего грущу за артистов. Я наблюдаю, как они сейчас живут. Например, группа «Ундервуд» – как красиво ребята поют! К сожалению, им приходится делать это бесплатно. Надежда, а ты позитивно смотришь в будущее? Появились какие-то творческие планы, возможно?

Надежда УТКИНА: Стараюсь. Знаете, я просто влюблена и по-новому открыла для себя Аллу Баянову. Мне часто в последнее время приходят весточки о ней. Возможно, у меня появится проект на основе её произведений.

Энвиль КАСИМОВ: Да, я помню романс в её исполнении «Белой акации гроздья душистые». Слышал вживую. До сих пор не могу забыть этот голос с хрипотцой и ту пронзительность, с которой она исполняла этот романс. Надежда, хочу и у тебя спросить, как у нашего предыдущего героя: как, на твой взгляд, изменится мир, когда всё это закончится?

Надежда УТКИНА: Мне кажется, что мы ещё долго будем опасаться находиться в общественных местах. У людей сохранится чувство осторожности, страха подхватить инфекцию, меньше будет тактильности, обниманий. Вот я лично – человек, который очень любит обниматься с друзьями. И буду очень скучать по ощущениям, которые дарят объятия. Но главное, что наши близкие – рядом, что все мы вместе! Всё обязательно будет хорошо, главное в это верить!

Подготовила Олеся Плетенёва

04.06.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта