Интервью, Люди, Статьи

Дмитрий Килин: «Я – не герой, я просто честно исполнил свой воинский долг»

В деревянной шкатулке хранятся фотографии деда-фронтовика. На одних Владимир Васильевич Загумённов, смелый и открытый взгляд которого выдаёт решительность и основательность, – совсем ещё молодой, в аккуратной гимнастёрке и пилотке, на других – в окружении боевых товарищей, но смелого взгляда его, кажется, уже успела коснуться тень усталости.

Дмитрий считает деда героем, жаль, немногое может рассказать о нём: Владимира Васильевича не стало задолго до рождения внука, а у бабушки он, будучи мальчишкой, увы, особо не интересовался его судьбой.

В резной шкатулке, кроме фотографий деда, лежат две медали за военное отличие. Они принадлежат самому Дмитрию. Эти награды, тяжёлое напоминание о Первой чеченской, он не показывает никому и старается спрятать глубже, как и сами воспоминания о войне. Они будто осколки в заживающей ране – достанешь одну, и резкая боль пронзает тело, а рана начинает кровоточить. Дмитрий знает: время не лечит, оно лишь слегка притупляет боль.

Дмитрий Килин: «Я – не герой, я просто честно исполнил свой воинский долг»
Фото из архива Дмитрия Килина (1993 г.)

Десантное братство

С годами стираются в памяти лица и фамилии, но грохот взрывов и звуки стрельбы иногда всё ещё заставляют просыпаться средь ночи. И чеченский декабрь. Его, наверное, не забыть никогда, сырой, промозглый, с тёплыми днями и невероятно холодными ночами. Грязь по колено и жижа, которая за морозную ночь превращается в камень.

– Особенно туго приходилось тем, кто был в резиновых сапогах и кирзачах. Ну не солдатская это обувь – резиновые сапоги! Попробуй, походи в них в минус пятнадцать. Мы, десантники, были в берцах, да и обмундировали нас в целом более или менее. А вот, мотострелки воевали кто в чём, – вспоминает Дмитрий.

Всего этого младший сержант 76-й воздушно-десантной дивизии Килин мог бы и не увидеть – в Чечню никто никого насильно не отправлял. Все, как и он, уехали добровольно.

До дембеля оставалось полгода, когда в начале декабря 1994 года на очередном построении объявили, что псковские десантники выдвигаются в Чеченскую Республику. Это известие никого не удивило:

– Все знали, что в Чечне неспокойно, сомнений в том, что нас туда отправят, не было. Был другой вопрос: когда? Из всего полка отказались ехать только пара-тройка человек. Но на то у них были серьёзные причины, у одного, помню, мама сильно болела.

– Для чего было ехать, если, как ты говоришь, была возможность дослужить в части?

– Может, мои слова покажутся высокопарными, но это десантное братство, поддержка товарища, единое плечо, наконец. Я же в армии, а не на прогулке. Ну и проверить себя хотелось: на что я способен?

В памяти навечно

В Чечне Дмитрий оказался не сразу. Вначале на Ил-76 165-ю отдельную разведроту, куда он попал как отличник боевой и политической подготовки, доставили в Моздок. «Наведение конституционного строя» – так обозначили перед солдатами главную цель их прибытия. Здесь предстояло разведать подъезды и дороги, ведущие в Чечню, нанести их на карту.

На всю жизнь в памяти Дмитрия останется Герой России Сергей Иванович Пятницких. В звании гвардии майора он тогда командовал парашютно-десантным батальоном, в который Килина перевели из разведроты.

– Каким он запомнился?

– Таких людей я больше не встречал. Мы его уважали. Человек-кремень, в меру жёсткий и справедливый, он горой стоял за солдат, никогда никого не наказывал просто так. А если наказывал, значит, за дело. Он был деревенским и, наверное, поэтому простым и прямолинейным, невероятно сильным духом и телом. Сергей Иванович отлично владел приёмами рукопашного боя. На учебных тренировках мог нас как котят раскидать! Для него армия была не просто службой, а жизнью.

В последний раз мы его видели 23 декабря перед выдвижением в Грозный, а накануне, 22 декабря, ему исполнилось 35 лет. А мы и не знали. Несколько отделений оставили на Сунженском хребте охранять огневые точки. Было обидно: как же так, нас оставляют? «Не переживайте, – сказал Сергей Иванович и похлопал меня по плечу, – будете наши спины прикрывать – это сейчас важнее. А повоевать ещё успеете». 10 января майора Пятницких не стало, он погиб при штурме административного здания около Дома Совета министров. Даже раненый он продолжал биться. Звание Героя России ему присвоили посмертно.

Герои без звания

– Где произошёл ваш первый бой?

– Ещё до Сунженского хребта. Мы должны были выдвинуться из Беслана рано утром, но по факту выдвинулись ближе к обеду. Путь в Чечню проходил через Ингушетию. Помню, кругом грязь и брошенное жильё, а ещё БМД (боевая машина пехоты), какая-то техника, запчасти, сапоги – так в спешке формировались полки. В ингушском селе Верхние Ачалуки нас уже поджидали. Мирные жители, дядьки с палками и пиками, перекрыли дорогу, а за ними боевики – кто-то их предупредил о нашем выдвижении. Мы стреляем в воздух, а толку нет, ингуши стоят как вкопанные. Командир полка без конца с кем-то говорит по рации, но нам ничего не объясняют. В итоге разворачиваем колонну и возвращаемся в Моздок. На следующий день начали выдвижение по другому маршруту. По пути на Сунженский хребет не раз сталкивались с провокациями со стороны «чехов» – так мы называли боевиков. Числа 20-го попали в засаду. Ну, как засада? «Чехи» из гаубицы ударили в головную часть нашей колонны. Но что такое гаубица, заряженная гвоздями, против танка? Девятая и восьмая рота пошли в атаку и рассеяли нападавших. Оказалось, около 40 человек с двумя-тремя орудиями пошли против полка. Отчаянные! Но на этом они не остановились. В эту же ночь сделали вылазку, сняли одного из наших солдат, он, видимо, уснул на посту, и ударили между ротами. Но сил своих снова не рассчитали. Наши позиции были в хвосте колонны, и, как нам потом рассказали, младший сержант Виталий Балабан ударил по ним вначале из пулемёта, а когда оружие заклинило, начал стрелять из пушки. Духи обстреливали его из гранатомётов со всех сторон, в какой-то момент сдетонировал боекомплект, и БМД взорвалась. От Виталия Балабана нашли только ступню. Его представили к званию Героя России, но звание не дали. А ведь он тогда всех нас спас. Кроме младшего сержанта Балабана в этом бою погибли лейтенант Бульба и рядовой Захаров. Бульба отстреливался до последнего патрона. А потом подошли духи и перерезали ему горло. Мы тогда положили 30 или 40 боевиков.

На Сунженском хребте «чехи» нас особо не трогали, боялись. Один раз, правда, сунулись, думали, видимо, молодые, необстрелянные. Мы дали ответный огонь, у них сразу пропало желание нас трогать. А ещё пытались подкупить солдат, уговаривали сдаться, но с нами такое не прокатит.

Груз 200 шёл колоннами

Дорога по Сунженскому хребту была стратегически важной, по ней подвозили боеприпасы, отвозили раненых и убитых. Особенно много их было после новогодней ночи в Грозном.

– Ты помнишь ту ночь?

– От нас до Грозного было километров 30. Мы точно не знали, что там происходит, но по зареву и взрывам понимали – что-то очень страшное. После этой ночи груз 200 по нашей дороге шёл колоннами.

Много потерь было среди сапёров. К нам за водой постоянно приходил парень. Вода там на вес золота, нам её привозили, потому что местную пить невозможно, да и духи её травили. Так вот этот парень истории всякие рассказывал, шутил, смеялся, как будто и войны не было. Всё земляков своих искал. А потом перестал ходить. Спрашиваем его сослуживцев, куда пропал? Подорвался, говорят. Обидно до слёз, весёлый был парень.

Пушечное мясо

В феврале 1995 года, во время очередного перемирия, десантники сдали позиции на Сунженском хребте мотострелковой дивизии и выдвинулись в Ханкалу. Там был пункт сбора.

– Мы приехали в подразделение, а во взводах по 12-13 человек вместо 30-35, – рассказывает Дмитрий. – Потери огромные. К нам прибыло пополнение. Группировку усилили, численность увеличили с 15 до 50-70 тысяч человек. Но вот беда – солдаты были необстрелянные, некоторые даже автомат в руках не держали. Боеспособных осталось очень мало, многих «чехи» выбили в Новый год. Помню, солдатик молодой подходит к офицеру-десантнику, а мы рядом стоим. «Разрешите, – говорит, – товарищ капитан, обратиться. Покажите, пожалуйста, как магазин снимается». Или вот ещё случай. Приехали связисты, к нашему взводному подходит лейтенант, говорит, нам вот только что оружие выдали, ещё в масле, где его пристрелять можно? Вот тут реально страшно стало, аж мурашки по коже побежали! Кто эти мальчишки для опытных убийц? Пушечное мясо, не иначе.

Аргун, Моздок, Ижевск

В Ханкале части ждали наступления на Аргун и Гудермес. Аргун сильно бомбили, почти стёрли с лица земли. Но в последний момент операцию отменили, командование договорилось со старейшинами, а те, в свою очередь, с боевиками. Основные силы духов из Аргуна ушли в горы. В марте наши солдаты взяли в кольцо главные дороги, заняли доступные пути отхода.

– Там ты получил ранение?

– Да, оставшиеся боевики пытались прорваться из города. Меня зацепило во время очередного обстрела наших позиций. Спасибо ребятам, вытащили. А ещё повезло, что рядом оказался санинструктор. На Гудермес наши ушли без меня. Бои там, говорят, были ещё страшнее.

Почти месяц Дмитрий пролежал в госпитале в Моздоке. После выздоровления планировал вернуться к своим, но приехавший в госпиталь штабной майор уговорил: война, мол, скоро закончится, езжай-ка ты домой.

О дальнейших событиях в Чечне Дмитрий узнавал из выпусков новостей. В августе Лебедь подписал перемирие с Дудаевым.

– Позорное перемирие, – с досадой говорит Дмитрий. – Получается, грош цена подвигам и жизням наших солдат. Мы просто были игрушками в политических играх.

– Ты ничего не рассказал о своих наградах…

– Стоит ли?Я не герой, просто честно исполнил свой воинский долг. Скажу кратко: под Алхан-Калой вывел отделение из-под огня. Парни тогда в благодарность дали 3 пачки сигарет, а командир роты стакан водки налил. Через 10 лет пришла медаль – спасибо ротному.

Дмитрий спешит убрать медаль в шкатулку, тем самым даёт понять: рассказ окончен. Очевидно, что услышанное – это лишь малая толика того, что пережито на войне. Всё самое страшное Дмитрий Килин, как и сотни других скромных героев Первой чеченской, сохранят в памяти до конца. Им не суждено было стать победителями, как когда-то их дедам. Но это нисколько не умаляет их подвига, о котором все мы обязаны помнить.

04.06.2020

Автор материала:

Наталья Тютина

Наталья Тютина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта