Здоровье, Интервью

Оксана Стародубцева: «У нас с ковид-пациентами один курс – на выздоровление»

17 мая в разных странах мира отмечается День пульмонолога. Сегодня врачи этой специальности наряду с другими встали на передовую в борьбе с коронавирусом. И если сравнить их с солдатами, идущими в бой, то это отнюдь не будет преувеличением. Сменив привычные медицинские халаты на противочумные костюмы, они заступают в многочасовые смены и борются с коварным вирусом за жизни своих пациентов, забывая порой о собственном здоровье.

В числе тех, кто сегодня оказался в эпицентре этой борьбы, – Оксана СТАРОДУБЦЕВА, заведующая пульмонологическим отделением, врач-пульмонолог высшей категории Первой республиканской клинической больницы. Накануне профессионального праздника мы встретились с Оксаной Ивановной и поговорили не только о новой коронавирусной инфекции, но и о семейных ценностях и традициях, любви к профессии и к жизни, мечтах и увлечениях.

Воплощение маминой мечты

– Оксана Ивановна, как начинался ваш путь в профессию?

В моей семье – глубокие корни преподавательской деятельности, и я горжусь, что выросла в среде, где понятие чести, уважительного отношения к людям прививалось детям с самых ранних лет. Самое интересное, что среди моих родственников не было ни одного медика, и когда передо мной встал вопрос, какую профессию выбрать, мама сказала: «У нас нет врачей. Надо, чтобы ты стала доктором». То, что я выбрала медицину, это воплощение маминой мечты. Ни разу не пожалела о своём выборе, хотя могла также, как и мои многочисленные родственники, стать, например, педагогом. Я хорошо училась, окончила школу с золотой медалью, и учителя хотели, чтобы я занялась  преподавательской деятельностью.

Вообще в детстве я была увлекающимся ребёнком. Было время, когда хотелось стать прокурором. Дядька с маминой стороны в шутку называл меня прокуроршей. Все черты моего характера указывали на то, что мне непременно нужно выбрать эту профессию: рассудительность, любознательность, желание добиваться правды. Мама как-то сказала: «Не быть тебе прокурором. Больно справедливая ты, убьют». Ну, после таких слов, конечно, всё желание быть прокурором отпало.

Мой муж, Вадим Степанович Стародубцев, в прошлом, кстати, тоже доктор, говорит, что, наверное, я смогла бы работать в любой профессии, потому что всегда была ответственной. Убеждена, что человек, в какой бы области он ни работал, должен быть профессионалом. Я абсолютно не терплю непрофессионализм, хотя могу понять и принять ошибки, ведь не всегда, особенно в начале профессионального пути, всё сразу получается.

– Почему ваш выбор пал именно на пульмонологию?

Её я полюбила с первых дней, причём многие не ассоциировали меня с этой областью. Считали, что для пульмонологии я слишком эффектно выгляжу, всегда любила красить губы в красный цвет. Ведь какое раньше было представление о пульмонологии? Кашель, одышка, гнойная мокрота, пьющие и курящие пациенты.

Конечно, были моменты, когда я думала, как и любой другой человек, продолжать ли работать в этой отрасли? Не уйти из профессии помогали то поддержка коллег, то внимание пациентов, которые после выздоровления приходили в мой кабинет с букетами цветов и благодарили за помощь и возможность жить полноценно. В такие минуты казалось, что сама жизнь даёт подсказки: не уходи, это же твоё призвание!

Трудности в профессии были всегда. Сегодня, к примеру, не хватает врачей-пульмонологов. Сложно работать, когда в реанимационном отделении лежат по 5-6 человек, а специалистов недостаточно. Но мы даже в таких условиях оказываем нашим пациентам всю необходимую помощь.

Меня всегда поддерживала моя семья, и ни один человек ни разу не сказал: бросай ты это неблагодарное дело. Надо иди и делай. И даже когда встал вопрос, идти ли работать с ковидбольными, муж сказал: «Раз надо, значит, пойдёшь».

– Вы кандидат медицинских наук, и в вашей деятельности серьёзно представлена научная работа. Это веяние времени?

В пульмонологию я пришла в 90-е годы. Тогда не было той базисной противовоспалительной терапии, которую сейчас мы можем предложить нашим пациентам с бронхиальной астмой. И когда я увидела, что в палате из пяти человек трое синего цвета, еле дышат, им непрерывно вводят капельницы, и они получают кислородотерапию, я сказала себе: «Знаешь, дорогая, забудь о своём красном дипломе раз и навсегда. Твой красный диплом это то, каким ты станешь врачом. Если сейчас ты не можешь оказывать помощь этим пациентам, то грош цена твоему диплому».

Я благодарна судьбе за то, что попала в потрясающий коллектив профессионалов. Это были люди, влюблённые в своё дело. Они могли буквально с первого взгляда распознать степень заболевания больного, мгновенно принять решение о назначении лечения. В те времена я привыкла работать, говоря современным языком, постоянно в «action». И сегодня продолжаю работать в таком же ритме.

Что касается научной работы, то идея должна быть всегда. Во все века людьми двигала какая-то идея. Врачу, не важно, какой специальности, нужно помнить: либо ты учишься и становишься профессионалом, либо не занимай место, ищи другую работу.

В 2009 году я защитила кандидатскую диссертацию в Санкт-Петербургском государственном медицинском университете имени академика И.П. Павлова. Я защищалась уже зрелым врачом, так как хотела очень чётко понимать всё, что я отражала в своей работе. Она была посвящена внебольничной пневмонии. Было очень страшно защищаться в незнакомой обстановке, когда меня окружали совсем другие люди, но очень интеллигентные. Я успешно защитилась, это была очень светлая страница в моей жизни. Я до сих пор очень люблю Санкт-Петербург, в какой-то степени этот город также дал мне путёвку в жизнь. Я посвятила свою кандидатскую диссертацию своим родителям, к тому времени их уже не было со мной, но отец очень верил в меня. Я всегда хотела, чтобы родители гордились своими детьми, у меня великолепная старшая сестра, она учительница.

К сожалению, в том же году бушевал «свиной» (пандемический грипп), который унёс жизни многих людей. И снова в первых рядах борьбы с этим инфекционным заболеванием встали пульмонологи и инфекционисты.

Курс на выздоровление

Как изменилась работа пульмонологов в условиях борьбы с коронавирусом?

Вся нагрузка по лечению больных коронавирусом сегодня лежит на Республиканской клинической  инфекционной больнице и Завьяловской районной больнице. С 28 апреля в инфекционной больнице работаю и я. Меня удивило то, как встали на тропу оказания помощи ковидбольным врачи педиатры инфекционной больницы, врачи инфекционисты как стационара, так и поликлиники, врачи анестезиологи-реаниматологи, вообще врачи разных специальностей. Я снимаю перед ними шляпу. Даже с тяжёлыми пациентами, у которых серьёзные сопутствующие заболевания, в том числе сердечно-сосудистые и сахарный диабет, они работают спокойно, не высказывая недовольства.

Мою коллегу Нэлли Борисовну Кибардину направили в Завьяловскую районную больницу. Мы часто с ней созваниваемся, консультируем друг друга, поддерживаем. Она говорит, что работать сложно, ведь на тропу борьбы с covid-19 встали врачи, которые до этого не работали с инфекционными заболеваниями.

К сегодняшнему дню выпущено уже шесть версий лечения коронавирусной инфекции, готовится седьмая. Весь мир в режиме онлайн борется с вирусом: вновь и вновь в лечение внедряются новые методики. Способы лечения создаются буквально здесь и сейчас.

В работе с ковидбольными самый сложный и даже страшный момент – это одежда, в которой невероятно трудно дышать. Каждый раз приспосабливаешься к ней и думаешь, хоть бы хватило воздуха. Каждый раз иду в красную зону, где лежат больные с коронавирусом, как в первый раз. Рабочий день превратился в сплошную череду переодеваний, дезинфекций и обработок. Иначе нельзя: все медики подвержены заражению.

Конечно, легче работать, когда прохладно. А вот в солнечную погоду невыносимо жарко и душно. Это даже не баня и не сауна. Час-полтора выдержать ещё можно, а вот медсёстры работают по 5-6 часов!

Как удаётся успокоить пациентов?

Мы, врачи, получившие образование в советское время, приучены лечить пациентов не только по историям болезней. Нам важно говорить с ними и слушать их.

Не могу сказать, что всех удаётся успокоить. По крайней мере, я всегда стараюсь приободрить своих пациентов, убеждаю, что они будут жить долго и счастливо: «Пульс у вас бьётся нормально, сатурацию вы поддерживаете, как положено. Вы меня видите, вы разговариваете и улыбаетесь. Идём только вперёд».

Сегодня смотрела дедушку. Он мне говорит: «Да что вы так стараетесь и возитесь со мной? Мне уж помирать скоро!» А я отвечаю: «Видите, травка зеленеет, солнышко блестит. Я веду вас к этой зелени. У нас с вами один курс – на выздоровление. А идти ли вам в другое место, Бог решит».

Динамика смертности от внебольничной пневмонии населения УР за 2015-2019 гг. (на 100 000 соответствующего населения)

2015 г. 2016 г   2017 г.   2018 г.   2019 г.
УР28,118,715,811,3 8,8
РФ23,5 21,017,117,0

Коронавирус – болезнь путешественников

Оксана Ивановна, кто болеет чаще всего?

Академик Александр Григорьевич Чучалин, мой кумир и человек, сделавший многое для развития пульмонологии, считает, что современный коронавирус – это болезнь путешественников. Её завезли, а сейчас мы просто между собой заражаемся. Поэтому не нужно бояться людей, приехавших откуда-либо. Мы можем заразиться в магазине, аптеке, лифте, в конце концов.

Недавно слушала вебинар главного пульмонолога Департамента здравоохранения Москвы Андрея Белевского. Он привёл интересные данные. Ковидные частицы, которые пациент, к примеру, выкашлял, могут сохраняться в воздухе до 3 часов. Он чихнул в магазине и ушёл, пришёл покупатель без маски, вдохнул заражённый воздух и заболел.

Вообще заразиться может любой человек. Люди старше 60 лет и имеющие серьёзные сопутствующие заболевания всегда подвержены осложнениям. У них может развиться тяжёлая пневмония, это один сценарий. С другой стороны, может произойти декомпенсация сопутствующих заболеваний, то есть на фоне инфекции, например, развиться острый инфаркт миокарда. Среди пациентов с сопутствующими заболеваниями циррозами, гепатитами, хронической почечной недостаточностью, хронической обструктивной болезнью лёгких, бронхиальной астмой, сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологическими заболеваниями наблюдается более высокая смертность.

Молодым нужно бояться лишнего веса, ведь у людей с ожирением чаще происходят осложнения. Молодёжь, как правило, себя не жалеет. А ещё ей хочется всего и сразу, и кажется, что у неё семь жизней. Она может легко гнать по трассе со скоростью 180 километров в час, игнорируя все правила и запреты. Некоторые молодые люди наплевательски относятся к масочному режиму, полагая, что заболеет кто угодно, только не они.

Ничего подобного, риск заразиться зависит от возможностей иммунной системы. Мы все разные. В моей многолетней практике бывали случаи, когда у молодого пациента без сопутствующих заболеваний есть все возможности вылечиться, но он погибает. Это говорит о том, что его иммунная система, те клетки, которые обеспечивают иммунитет, не способны справиться с инфектом. И, наоборот, человек, злоупотребляющий алкоголем, не сделавший ничего положительного для общества, вдруг выживает. И лечишь-то ты их одинаково. Я никогда не принимала разные подходы и всегда говорила, кем бы ни были пациенты, для врача они все одинаковы, надо бороться до конца.

Как болезнь проявляет себя?

Основной сценарий развития заболевания это температура, кашель, чувство нехватки воздуха и одышка. Температура бывает незначительной, до 37-ти градусов, но бывает и очень высокой. В зависимости от клинических проявлений различают три степени заболевания: лёгкую, средне-тяжёлую и тяжёлую.

Чувство нехватки воздуха, одышка наблюдаются тогда, когда инфекция проникает в лёгочную ткань. Больной ощущает чувство сжатия в грудной клетке и неполного вдоха. Кашель может быть как сухим, так и с отделением скудной мокроты.

И, конечно, то, чего мы боимся больше всего, – это одышка. Новый коронавирус  имеет тропность к альвеолярным клеткам лёгочной ткани. У человека может не быть никаких симптомов со стороны верхних дыхательных путей. Температура, а через 4-5 дней одышка. Вирусные пневмонии развиваются по разным сценариям. Они могут начаться на 6-7-е сутки, на десятые или даже позже.

Среди других симптомов наблюдается нарушение обоняния и/или вкуса, может быть боль или першение в горле, а также диарея, так как коронавирус способен повредить пищеварительный тракт.

Как часто пациентов подключают к аппарату ИВЛ?

По показаниям в тяжёлых случаях мы проводим длительную кислородотерапию до определённого плато. Но когда прогрессирует дыхательная недостаточность, нарастает одышка, существенно снижается насыщение гемоглобина кислородом по данным пульсоксиметрии, отсутствует эффект от проводимой кислородотерапии, то возникает необходимость в проведении искусственной вентиляции лёгких.

Ещё раз повторюсь, одышка – это, пожалуй, самое страшное, с чем сталкивается пульмонолог в своей работе. Я это поняла по своим пациентам. В те времена, когда не было противоастматической терапии, у пациентов с тяжёлым обострением бронхиальной астмы всегда присутствовал страх на лице, подспудно возникал вопрос: «Доктор, не умру ли я?» В 1993 году академик А.Г. Чучалин дал возможность пульмонологам познакомиться с консенсусом по диагностике и лечению бронхиальной астмы. Помню, как этот документ передавали из рук в руки, без преувеличений, зачитывали до дыр.

Как уберечь себя и своих близких от коварного вируса?

Чаще мыть и обрабатывать антисептиками руки. Важно соблюдать дистанцию в общественных местах не менее 2 метров друг от друга, а также не забывать о масочном режиме. И, конечно же, постараться в это время ограничить круг своего общения.

Но при этом, соблюдая меры предосторожности, нельзя доходить до сумасшествия. Да, это вирус, и он легко передаётся от человека к человеку, но это не чума, не «испанка» и не холера. Главное, чтобы болезнь протекала нетяжело. Благодаря тому, что создастся иммунная прослойка, мы сможем в будущем избежать всё новых и новых вспышек заражения.

Книги, фильмы и пианино

Оксана Ивановна, в это непростое время что даёт вам силы и помогает отвлечься?

Читаю. Без медицинской литературы жить не могу. Пересматриваю любимые фильмы.

Когда бывает время, играю на пианино. Играть научилась ещё детстве. В музыкальную школу меня отдала мама, в те времена считалось, что детям обязательно нужно получить музыкальное образование. Пианино всегда было со мной. Это моя отдушина.

Раньше я играла эстрадную музыку. Обожала «Машину времени». Позже в репертуаре появились классические музыкальные композиции – «Лунная соната», «К Элизе» Бетховена, вальсы. Моё увлечение поддерживает муж. Бывало, прихожу с работы, а дома уже ждут распечатанные им вальсы Шопена или полонез Огинского. Вообще мне нравится любая музыка, даже современная попса. Главное, чтобы в песнях был смысл и они трогали за живое.

А ещё мы с мужем заядлые путешественники, любим круизный отдых. До вспышки коронавируса часто выезжали за рубеж. Были в странах Юго-Восточной Азии, плавали по Дунаю и Рейну. По итогам поездок муж собрал уже 10 фотоальбомов. Он считает, что снимки нужно хранить не на электронных носителях, а только в фотоальбомах. Сама я не стремлюсь детально изучить ту или иную страну. По-настоящему люблю лишь Россию и считаю, что должна знать её и пульмонологию.

О личном

На стене рабочего кабинета Оксаны Стародубцевой – портреты её родителей, Ивана Кузьмича и Маргариты Александровны Земляновых.

– Оксана Ивановна, какими были ваши родители?

Моя мама была очень скромной, деликатной в общении и чуткой по отношению к окружающим женщиной. Она не имела высшего образования, но при этом была невероятно талантливым человеком, от природы имела красивый сильный голос, хорошо пела.

А вот папа не в пример был строгим, но не по отношению к домочадцам, а вообще по жизни. Во-первых, он, ребёнок войны, рано остался без отца, дед погиб в первые месяцы, как ушёл на фронт. Во-вторых, папа был мастером спорта по вольной борьбе, он очень этим гордился. В то время это звание не давалось просто так. Папа заслужил его победой на крупном турнире в Минске. Наверное, от него я унаследовала решительность и настойчивость в достижении целей.

Несмотря на то, что родители были очень разными, в семье царили гармония и атмосфера взаимоуважения. Наш дом славился гостеприимством. У мамы было правило: нужно обязательно накормить человека, пришедшего к тебе домой, хотя бы чашечкой чая напоить. Мы всегда дружно отмечали Пасху, в гости к бабушке съезжались все родственники. Я помню куличи, пироги и крашеные яйца, помню вкус бабушкиного кваса и холодца.

О чём вы мечтаете?

Самая большая мечта хочу, чтобы мы как можно дольше пожили с мужем вместе. Хочу, чтобы были здоровы и счастливы близкие и родные мне люди.

Совсем недавно страна отметила 75-летнюю годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Что значит эта дата для вашей семьи?

Это великий день, праздник, как поётся в песне, со слезами на глазах. Мы чтим память своих предков. Мои двоюродная сестра и дядя на одном из сайтов нашли место захоронения нашего дедушки Кузьмы Карповича Землянова, а потом посетили братскую могилу, в которой покоится его прах.

Поколение наших дедушек и прадедушек было особенным. Это поколение героев. Они самоотверженно сражались за свободу своей родины и ценой своих жизней отстояли независимость страны.

Благодарность коллегам

Поздравляю всех пульмонологов с профессиональным праздником. Желаю всем крепкого здоровья, успехов в работе, семейного благополучия и, конечно же, терпения! Горжусь коллегами, настоящими профессионалами, людьми, бесконечно преданными своему делу.


Пульмонолог – сложная и значимая профессия, очень востребованная. А в период борьбы с ковид-инфекцией её значимость выросла в разы.

Пользуясь случаем, хочу сказать огромное спасибо коллегам из 1 РКБ. Им сейчас тоже нелегко. В этой больнице во все времена трудились профессионалы. Вспоминаю, как мои наставники, в их числе и выдающийся профессор, уникальный диагност Анатолий Максимович Корепанов, доцент Геннадий Иванович Киршин, учили доводить начатое дело до конца, дарить пациентам радость жизни. Если честно, скучаю по тем временам, считаю, что прошлое многому нас учит, и оттуда нужно брать всё самое лучшее.

Досье

С 2001 года Оксана Стародубцева является главным внештатным пульмонологом Минздрава УР. За время работы она внедрила образовательные программы по диагностике и лечению бронхиальной астмы, хронической обструктивной болезни лёгких и пневмонии, провела более 100 образовательных семинаров в городах и районах Удмуртии по актуальным вопросам пульмонологии и аллергологии. Оксана Ивановна принимает активное участие в организационно-методической работе и оказывает практическую помощь по ведению пациентов с патологией органов дыхания в республике.

Оксана Стародубцева – автор и соавтор 30 печатных работ и тезисов. Под её руководством были изданы информационно-методические письма: «Антибактериальная терапия пневмоний», «Диагностика и лечение острого респираторного дистресс-синдрома и септического шока», клинико-организационное руководство «Внебольничная пневмония».

Цифры

В Удмуртии наблюдается снижение смертности от пневмоний, заболеваний органов дыхания, хронической обструктивной болезни лёгких, нет смертей от бронхиальной астмы. В этом заслуга Минздрава УР и лично Оксаны Стародубцевой.

560 человек умерло в УР от болезней органов дыхания в 2019 году

632 человека – за аналогичный период 2018 года

на 11,4% снизилась смертность от болезней органов дыхания

21.05.2020

Автор материала:

Наталья Тютина

Наталья Тютина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта