Интервью, Планерка

Александра Левицкая: «Музыка – это самая большая радость»

В редакции поговорили, чем было бы полезно всеобщее музыкальное образование, как классическая музыка влияет на нравственность и интеллект и о роли педагога в жизни юного человека

Преподаватель отделения фортепиано в ижевской ДШИ № 2 им. П.И. Чайковского Александра Викторовна Левицкая – неординарный человек и педагог. Автор программы обучения игры на фортепиано для детей 3-5 лет, мастер, воспитавший победителей всероссийских и международных исполнительских конкурсов, философ.

Анна Вардугина:  Кто вы?

– Человеческое существо. От всех других живых существ человек отличается наличием души и разума. А главное предназначение человека – познать мир, познать истину. Это – задача всей жизни. Кроме того, каждый человек выполняет одному ему предназначенную миссию.

Почему вы стали не просто музыкантом, а педагогом?

– Думаю, сыграли роль сильные детские впечатления. Когда меня родители привели в музыкальную школу, мне там очень понравилось, несмотря на то, что в первом классе мне ставили много двоек. У меня не было музыкального окружения, родители – «технари» (правда, мама очень любила оперу), и путь в музыку мне приходилось пробивать самой. Но мне очень нравилась моя учительница музыки – и внешне, и как она играет, и как ощущает себя на сцене. Сейчас первые полгода занятий с ребёнком я ищу такие слова, которые мы с ним одинаково понимаем, чтобы мы буквально могли говорить на одном языке (только так учебный процесс будет продуктивным). Видимо, моя учительница в своё время нашла такие слова для меня. Кроме того, мы были её первыми учениками после того, как она окончила музыкальное училище, поэтому в нас она вложила всю свою страсть. Наверное, именно её присутствие в моей жизни повлияло на то, что я решила стать учителем музыки. Уже учась в музыкальном училище, я убедилась в правильности своего выбора: мне хотелось передавать свои знания о музыке, делиться своей радостью от музыки.

Но ведь выбор преподавательской карьеры – это отказ от большой сцены, от известности твоего имени. Неужели не жалко было отказаться от этой возможности?

– Наверное, во мне никогда не было этой амбициозности. Я не мечтала выйти на сцену Карнеги-холла или Московской филармонии. Музыка остаётся музыкой, где бы она ни звучала. Мне вообще не интересно быть первой, доказывать кому-то своё лидерство. Я это поняла на спортивных соревнованиях (кроме музыки, я занималась и спортом), где постоянно приходила второй и совершенно не рвалась в чемпионки: мне было важно получать наслаждение от того, что я делаю. Более того, я думаю, это общее правило: человек добивается успеха, когда он искренне и глубоко любит своё дело. Амбиции сами по себе не дают результата. К сожалению, многие родители юных музыкантов (и спортсменов) не всегда это понимают.

ДШИ № 2 считают особенной в смысле построения учебного процесса. Вы работали во многих школах, видите здесь что-то необычное?

– Здесь выстроен особый тип отношений. В их основе – постоянная похвала. Сначала мы, педагоги, начали хвалить друг друга. Потом мы научили всех 80 детей, которые учатся на отделении фортепиано, хвалить друг друга. Удивительно, но это срабатывает! Дальше – больше. Мы распространили этот тип отношений на весь город. Раньше музыкальные школы были разрознены, между ними существовала постоянная конкуренция – своего рода соцсоревнование: кто больше лауреатов конкурсов подготовит, у кого больше педагогов со званиями и так далее. И вот теперь мы вышли на уровень республики: мы не просто проекты предлагаем, но и погружаем в атмосферу огромной взаимной поддержки.

Вы разработали авторскую учебную программу для детей с 3 до 5 лет. А как рано нужно начинать заниматься музыкой?

– Чем раньше, тем лучше. Более того, я считаю, что учить музыке нужно всех детей без исключения. Как бы банально это ни звучало, они все талантливы. Говорят, что в успехе 90% – это трудолюбие. А я бы поспорила. Считаю, что 90% успеха – это страсть к тому, что ты делаешь. Пробудить в них эту любовь, страсть – наша задача.

Все наши дети в средних и старших классах имеют достаточную базу, чтобы стать профессиональными музыкантами. Да, 90% из них не станут музыкантами. Но в музыкальной школе они получат то, чего невозможно получить где-то ещё: они научатся понимать других людей. Классическая музыка учит именно этому. Так что музыкальная школа – это кузница хороших, нравственных людей. Это ещё одна причина, почему я – сторонница всеобщего музыкального образования.

Кроме того, у пианистов активно задействованы оба полушария, потому что одновременно задействуются мышечная, зрительная и слуховая память, идёт постоянная интеллектуальная обработка информации. Так что занятие музыкой развивает не только чувства, но и ум.

Сейчас у меня занимаются дети, которые в своё время прошли через те самые занятия «от 3 до 5 лет». И они очень отличаются от своих сверстников! Я вижу, насколько полезным оказалось раннее начало погружения в музыку. Хотя как педагог скажу, что эти получасовые занятия с малышами – дело непростое. К этим 30 минутам эмоционально нужно готовиться целый день. Зато из класса выходишь абсолютно счастливым.

Ряд психологов говорят, что проигрыш в конкурсе серьёзно травмирует ребёнка, уверенного в своей «особости», а победы  могут стать причиной травм в будущем, когда бывший лауреат вдруг превращается в обычного человека. Для чего же нужны многочисленные конкурсы, если 90% учеников музшкол вообще не станут музыкантами?

– Подготовка к конкурсу и волнение перед выходом на конкурсное выступление – это действительно стресс, большая нагрузка на психику. И есть дети, которые учатся на одни пятёрки, а на конкурсы не идут. Когда я вижу, что ребёнок не всегда играет стабильно, я готовлю его к тому, что он может не выиграть, – и что это нормально. Очень многое тут зависит от родителей, их амбиций. Некоторым нужны эти дипломы, призовые статуэтки, возможность рассказать знакомым, что их ребёнок стал лучшим в чём-то. Но есть дети, которым конкурсы нужны – они их мобилизуют, дают необходимый им адреналин.

Сергей Рогозин: Семья, где ребёнок учится играть на фортепиано, до недавнего времени считалась несчастьем для соседей, а сейчас большинство занимается на электронных пианино в наушниках…

– Это один из самых острых вопросов. Современные электронные пианино никогда не заменят настоящий акустический инструмент. Особенно для слуха детей. Дело в том, что у акустического инструмента есть обертоны, которые окрашивают звук. Именно обертоны воздействуют на душу, на чувственные рецепторы, на наше сознание. Поэтому мы советуем для ребёнка, начавшего заниматься музыкой, сразу покупать акустический инструмент.

А что-то, кроме классики, ваши дети любят?

– Конечно, пока они погружены в классику, и это правильно. Мы ведь учим до 15 лет, серьёзное увлечение роком или джазом может прийти позже. Но у нас есть специальный зачёт «самостоятельная пьеса», и вот тут дети играют что угодно – кто-то решается сыграть «Лунную сонату», на которую не каждый взрослый музыкант решается, а кто-то – музыку из «Пиратов Карибского моря» или из мультфильма аниме. Радует, если выбирают пьесу из «Детского альбома» Чайковского. Это значит, скорее всего, что родители дали детям возможность услышать эту музыку. Родители вообще важнейшая третья сторона треугольника «ребёнок – педагог – родители», без которого не воспитать музыканта, да и вообще развитую личность.

А вообще – повезло тем детям, родители которых дают им возможность попробовать разные занятия, записывают их в музыкальную школу, спортивную секцию, театральную студию, ещё куда-то: это шанс, что ребёнок обнаружит то, что приносит ему самую большую радость. А это возможность найти дело жизни, а не просто в будущем выбрать работу для зарплаты.

Существует ли мода на игру на том или ином музыкальном инструменте?

– Мода на фортепиано сохраняется всегда: у нас каждый год самый большой набор. Это хорошо. Фортепианная музыка безбрежна, за 300 лет существования инструмента для него написано столько, что за всю жизнь не сыграть! У Мацуева, например, 40 программ из разных произведений, и это только вершина айсберга.

А мода на инструменты существует, конечно: после того, как стал популярен Пётр Дранга, больше детей пришли записываться на аккордеон.

Елена Бородина: Нынешние дети чем-то отличаются от прежних поколений?

– Они совершенно особенные. Нынешние дети (лет до 15) ни за что не будут делать то, чего они не хотят. Для них важно заниматься тем, что они любят. Но уж если они увлечены, то могут творить что-то невероятное. За новыми впечатлениями они будут идти и идти вперёд. И они любят работать. Они меня воодушевляют. Чудесные!

Как ваша дочь стала музыкантом?

– У неё с рождения абсолютный слух. Но это только подсказка природы, что человек может достичь хороших результатов в определённой области. С двухлетнего возраста она бывала на моих уроках и учиться музыке не хотела. И вдруг однажды попросила учить её. Потом её педагогом стала Тамара Ювенальевна Корепанова, с которой у неё сложились замечательные отношения. Она была невероятно увлечена. Могла просидеть за инструментом 6 часов: я уходила на работу, она занималась, я возвращалась – она всё ещё занималась. О том, что она решила поступать в консерваторию, она сначала сказала не мне, а своему учителю. Это тоже хороший штрих к тому, что такое связь ученика и педагога в музыке. Сейчас дочь работает в симфоническом оркестре и преподаёт.

Что вы любите, кроме музыки?

– Многое! У меня большая библиотека духовной литературы. Я катаюсь на коньках. До сих пор люблю астрономию и квантовую физику, учу санскрит (пока только письменность), пишу стихи и тексты для песен (с композитором Айгуль Касимовой мы издали два сборника песен для детей). Столько радости вокруг!

Задание УП

– Мне бы хотелось, чтобы газета выяснила, насколько изменился вкус подростков к литературе. Ответы на какие вопросы они хотят найти в тех книгах, которые читают не по школьной программе, а «по интересу»? Какие герои им интересны, какие темы?

Вопрос УП

Поэт, переводчик, журналист Приск Мгои спрашивает, что нужно сделать, чтобы соседи стали вашими добрыми друзьями?

– Думаю, нужно сделать жест доверия (доверие, на мой взгляд, даже важнее, чем любовь). Просто взять ключи от своего дома и принести соседям. Я так и сделала, когда у нас появилась квартира в Ижевске: принесла бабушке, живущей в соседней квартире, дубликат наших ключей и сказала, что она всегда может рассчитывать на нашу помощь. И мы стали друзьями. Если она уезжает из города, мы присматриваем за её квартирой, и наоборот. Мне кажется, это норма человеческого сосуществования.

Следующего гостя «Планёрки» я хочу спросить, как в детях воспитать любовь к родине?

30.04.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта