Интервью, Планерка

Приск Мгои: «Не брал за свои переводы ни копейки»

В редакции обсудили «курдский след» в творчестве Пушкина и Лермонтова, близость удмуртской и курдской поэзии, а также важность профессии дворника

Поэт, переводчик, родной дядя эстрадной звезды Зары, заместитель руководителя Агентства печати и массовых коммуникаций Удмуртии Приск Мгои когда-то работал в «УП» заместителем главного редактора. На этот раз он вернулся в редакцию в символической роли главного редактора.

Анна Вардугина: Приск Бимбашович, кто вы?

– Я задумываюсь об этом постоянно. Размышляю, нашёл ли я своё место в жизни. Радуюсь, когда чувствую, что остаюсь верным себе, своим убеждениям. В душе я – романтик и мечтатель. А в повседневности – реалист и оптимист. Я понимаю, как устроена жизнь, но склонен видеть лучшее в людях, в событиях. Это даёт мне уверенность в завтрашнем дне: в нас всех достаточно добра, чтобы мы остались людьми в любых обстоятельствах, и достаточно силы, чтобы переломить любой кризис.

– Вы ведь родом не из наших краёв. Как вы оказались в Удмуртии?

– Начну издалека. Я вырос в старинном селе у подножия горы Арагац в Армении, где живут курды–езиды. В 1829 году Пушкин, путешествуя из Петербурга в Арзрум, побывал в наших краях и даже встречался с моими предками – об этом можно прочитать в его заметках. На Кавказе бывал и Лермонтов. Видимо, его так впечатлила бытовая культура курдов, что он нарисовал (а он, как вы знаете, был превосходным художником) своего друга Алексея Столыпина, героя поэмы «Монго», в традиционном курдском костюме.

В 1988 году я приехал в Ижевск в гости к младшему брату, который уже работал здесь. Тогда я впервые увидел Каму и вообще природу Удмуртии, услышал удмуртский язык, песни. После горной Армении раздолье удмуртских полей, разлив широкой спокойной реки, мягкая и свободная красота этой земли меня очаровали. Люди здесь показались мне очень доброжелательными.

Я вернулся в Ереван с мыслями о том, удастся ли мне снова побывать на этой умиротворённой, красивой земле. А потом случилось землетрясение в Спитаке и Ленинакане, которое стало трагедией для всей Армении. Для меня оно тоже стало потрясением, и я внезапно почувствовал, что испытания Армении только начинаются, что неспокойно здесь будет ещё много лет (как показала история, я не ошибся). У меня уже были маленькие дети, я хотел для них более мирной жизни, – и мы в семье приняли решение уехать. Сначала я хотел перебраться за рубеж, в Германию, – мне, как и многим в начале 90–х, казалось, что в Западной Европе настоящий рай. Сегодня я рад, что мудрые знакомые отговорили меня, напомнив, что я сам и мои дети связаны с русской культурой. Конечно, мы бы выучили немецкий язык, но всё равно чувствовали бы там себя чужаками.

Тогда я вспомнил об Удмуртии, и в начале 1993 года мы переехали сюда. Я не пожалел об этом ни разу.

– В чём самое заметное отличие общества в Армении и здесь, в средней полосе России?

– Общего гораздо больше, чем различий. Все люди, которых я знаю и в Армении, и в Удмуртии, готовы прийти на помощь в трудную минуту. Все воспитывались не только на национальной, но и на классической русской культуре.

Может быть, различия становятся заметны во время праздников. Для кавказской культуры праздник (будь то светский вроде Нового года, или семейный, такой, как день рождения) – это повод собраться и много часов, с утра до вечера разговаривать, произносить красивые тосты, философствовать, говорить о жизни. Это неспешное наслаждение возможностью видеть и слышать друг друга. В России праздничные столы такие же изобильные, как в Армении, хозяева – такие же гостеприимные, но люди как будто всё время немного торопятся.

Для меня это не хуже и не лучше. Я сравниваю культуры Армении и Удмуртии с двумя прекрасными садами. В каждом из них цветут дивные ароматные цветы, просто в одном саду – одни, а во втором – другие. Я считаю себя счастливым человеком из-за того, что мне удалось побывать в обоих этих садах, увидеть их красоту.

– На каких языках вы говорите?

– На русском, армянском, курдском и турецком. Первые три языка выучились «сами собой», потому что я рос в курдской семье в Армении, в СССР. Высшее образование я получал на армянском языке. В Ереване работал в республиканской курдской газете (ей недавно исполнилось 90 лет, она называется «Риа таза» – «Новый путь», это типичное название для газеты, появившейся в первые годы существования СССР). А турецкий выучил самостоятельно, потому что в Армению в 80–х из Европы попадало много курдских газет и журналов на турецком языке, и в них было немало статей по истории и культуре курдского народа (в Европе живёт много курдов). А поскольку я интересовался этнографией и хотел как можно больше знать о своих корнях, выучил язык. Мне это удалось так, что многие туркоязычные курды принимали меня за своего и даже «угадывали», из какого вилайета (административной территории) я родом.

Владимир Байметов: На каких из этих языков вы пишете стихи?

– Только на курдском. Моим поэтическим языком остаётся родной язык, язык моего сердца. Знаю, что ряд удмуртских поэтов писали и пишут и на удмуртском, и на русском, но это не мой путь.

А перевожу на курдский и русскую поэзию, и армянскую, и даже английскую – по подстрочнику и русским поэтическим переводам. Например, так я переводил монолог Гамлета Шекспира – опираясь на подстрочник с английского, на великие переводы на русский и на армянский перевод (он – один из лучших!). Свой перевод я потом показывал англичанину курдского происхождения, образованному человеку, который свободно говорит и на курдском, и на английском. Он сказал, что мой перевод очень точно передаёт смысл шекспировских строк.

Всего я перевёл на курдский язык более 40 мировых поэтов. Из российских и советских – Пушкина, Лермонтова, Есенина, Ахматову, Цветаеву, Ахмадуллину, Расула Гамзатова, Мусу Джалиля, Кайсына Кулиева. Перевожу на курдский и армянских поэтов, а также удмуртских – Кузебая Герда, Ашальчи Оки, Флора Васильева. Никто прежде не переводил удмуртских поэтов на курдский, а ведь у поэзии наших народов, основанной на традиционной поэтике, на народной песне, много общего. Когда я опубликовал свой перевод на курдский стихотворения Ашальчи Оки «У дороги», читатели мне писали, что поэтесса как будто про них написала, описала их переживания.

Мои переводы попали в учебники курдского языка. Прежде чем браться за перевод, я много читаю о том, в каких обстоятельствах были написаны те или иные стихи, что они значили в творчестве поэта. И переводя, я стараюсь сохранить размер и поэтику, но прежде всего – авторскую мысль, чтобы читателю стало понятно, для чего было написаны эти стихи. Мне кажется, я занимаюсь важным делом. После распада Советского Союза на курдский практически перестали переводить. Я рад, что благодаря моим переводам кто-то впервые прочитал Пушкина или Лермонтова на родном курдском языке, – будь то на Кавказе или в другой точке земного шара, где сегодня живут курды: благодаря интернету мои переводы, я знаю, читают по всему миру.

Кроме того, я перевожу курдских поэтов на русский язык – мои переводы публиковались в журнале «Луч» в Ижевске. И я горд тем, что могу чем-то помочь в сближении наших народов: насколько я знаю, в нашем регионе с курдской поэзией больше не работает никто.

Хочу добавить, что за почти 30 лет своей переводческой работы не получил за это ни копейки. Мне доставляет огромное удовольствие сам факт удачного перевода.

Елена Бородина: Какие праздники отмечают в вашей семье?

– Мы – курды-езиды, корни наших верований уходят к зороастризму. Почти все езидские праздники начинаются с поста и заканчиваются торжеством. Сообразно этому устроена и вся жизнь езидов в праздничные дни: празднику предшествует трёхдневный пост.

Наши праздники не имеют постоянной даты: каждый праздник должен совпадать с определённым  расположением солнца или луны.

Например, праздник «Чаршама сор» (Красная среда) – это самый главный для езидов праздник, посвящённый сотворению мира (во время этого праздника все езиды красят яйца, дарят подарки, ходят в гости). Все курды-езиды также отмечают Новый год, 8 Марта и, конечно, День Победы.

Ваши дети и внуки говорят на курдском?

– Они говорят на трёх-четырёх языках: русском, курдском, армянском (старшие дети) и английском. Было время, когда мы с женой разговаривали по-армянски, чтобы дети нас не поняли. Однако потом мы выяснили, что они неплохо армянский понимают, так что наша конспирация провалилась.

Владимир Байметов: Читатели не простят нас, если мы не спросим у вас о вашей знаменитой племяннице – певице Заре.

– У нас большая семья: родители вырастили девять детей, пятерых братьев и четырёх сестёр. Сейчас мы все живём в разных уголках России, на Кавказе не остался ни один из нас. Иногда я жалею об этом, потому что больше не к кому возвращаться в родные места. Но надо признать: Россия стала нашей новой родиной.

Мой старший брат окончил университет в Ереване, а в аспирантуру поступил в Петербурге, там и остался, стал кандидатом физико-математических наук. В 1983 году у него родилась дочь, которая, повзрослев, стала артисткой, певицей Зарой. Она рада приезжать в Удмуртию, говорит, что чувствует тепло этой земли. Очень любит перепечи! У неё здесь есть фан-клуб. Каждый раз, когда удаётся приехать (а жизнь артистов подчинена гастрольному графику, у неё нет возможности просто сорваться и приехать на несколько дней в гости), она навещает бабушку, мою маму.

Задание УП

– Прошу газету написать о дворниках – тех людях, которые с метлой в руках ежедневно наводят порядок в наших городах. Уважаемых, необходимых профессий много: врачи, хлебопёки, энергетики, строители. И за каждым из них чистоту наводит дворник! Мне бы хотелось, чтобы работать дворником было не стыдно, а, наоборот, почетно.

Вопрос УП

Директор МегаФона в Ижевске Валерий Ханжин спрашивает, пользуетесь ли вы технологией NB-IoT?

– Нет, не пользуюсь. По правде сказать, меня бы устроило, если бы развитие технологий связи остановилось на обычных кнопочных мобильных телефонах, по которым можно только звонить. Для меня достаточно позвонить другу, сказать ему добрые слова, услышать в трубке его голос. Понимаю, что прогресс не остановить, но я за ним бежать не буду. Для меня гораздо важнее, чтобы соседи были добрыми, – такими, которым можно без опаски доверить присматривать за твоим домом, когда ты сам уезжаешь в отпуск. Мне это лучше, чем иметь «умный дом» с новомодными технологиями.

Следующего гостя «Планёрки» я хочу спросить, что нужно сделать, чтобы твой сосед стал твоим хорошим и надёжным другом?

23.04.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта